Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Сферы деятельности и институты. Виталий Дубровский

Виталий Яковлевич Дубровский — российский и американский методолог, специалист в области информационных систем, почётный профессор Высшей школы бизнеса Университета Кларксон (School of Business Clarkson University), где преподавал более 20 лет. Был активным членом Московского методологического кружка с 1964 по 1978 год. В настоящее время развивает собственную концепцию системо-деятельностной методологии.

В этом сообщении институт определяется как тип стандарта, задающего сферу массовой деятельности определённого типа. Показывается, что структура института обеспечивает ему и задаваемой им сфере деятельности постоянство, стабильность, устойчивость и развитие.

1. Введение

В соответствии с принципом «культуросообразности» (Щедровицкий, 1982), системо-деятельностное понятие института должно учитывать все те смыслы, которые стоят за этим термином в научной, философской и методологической литературе. При построении понятия института, мы можем следовать одной из двух, принятых в Московском методологическом кружке (ММК) стратегий. Первая — схематизировать смысл существующих представлений об институтах, а затем построить конфигуратор, синтезирующий все эти смыслы в терминах деятельностной онтологии. Вторая — лишь имея ввиду существующие представления об институтах, сконструировать понятие института в терминах деятельностной онтологии (развернув её, если потребуется), а затем продемонстрировать, что основные существующие представления учтены в этом понятии. Здесь я воспользуюсь второй стратегией по двум причинам. Первая — слишком большое разнообразие существующих представлений. Вторая — почти все они не учитывают принятого в ММК принципиального различения плана норм и плана реализаций.

Конструируя понятие института, я буду основываться на принципах и онтологических представлениях деятельностного подхода. Исходным пунктом конструирования понятия института будет служит идея Г. П. Щедровицкого о том, что институт является специфическим типом стандарта, задающего сферу деятельности, а также целый ряд соображений, касающихся особенностей сфер деятельности и нормативного состава институтов и высказанных им на «Узком семинаре» в 1972 году.

Мой метод конструирования понятия института может быть охарактеризован как пошаговое развёртывание понятия за счёт последовательного соотнесения его с онтологическими схемами деятельности. В этом сообщении я ограничусь лишь осуществлением самых необходимых шагов развёртывания этого понятия и лишь перечислением направлений дальнейшего развёртывания.

1.1. Основные онтологические принципы

Конструируя понятие института, я буду руководствоваться следующими онтологическими принципами (Щедровицкий, 1966, 1975), традиционными для системо-деятельностного подхода:

  1. Принцип изначальности деятельности. Человеческая массовая деятельность является единственной исходной реальностью, а лучше, актуальностью. Всё есть деятельность, в деятельности, или через деятельность.
  2. Принцип воспроизводства. Основным процессом, конституирующим универсум массовой деятельности является самовоспроизводство. Именно воспроизводство, вовлекая всё известное нам многообразие процессов и предметов (людей, вещей, знаков, машин, организаций и даже того, что принято называть «природой»), объединяет их в единое универсальное целое массовой деятельности.
  3. Принцип нормативности. Деятельность задаётся стандартами исключительно и исчерпывающе. Я пользуюсь термином «стандарт», вместо принятого в ММК термина «норма», поскольку последняя является лишь одним видом стандарта. Другие виды — различные отклонения от нормы, которые также всегда стандартизированы. Примерами могут служить уголовный кодекс и медицинская диагностика. Поэтому, каждое выполнение деятельности и каждый вовлечённый в неё предмет актуализирует/реализует некоторый стандарт, либо норму, либо стандартный вид отклонения (Дубровский, 2006).
  4. Принцип системности. Деятельность следует представлять как систему, состоящую из четырёх категориальных структур: (1) кинетической (процессуальной), (2) функциональной, (3) динамической (организованности материала или морфологии) и (4) генетической (материала).
  5. Системо-деятельностный принцип. В системе деятельности кинетическая структура является определяющей, поскольку именно она задаёт единство как всей системы в целом, так и каждой из трёх остальных структур.

1.2. Иерархические уровни деятельности и соответствующие стандарты

В методологии принято считать, что система человеческой деятельности имеет четыре иерархических уровня, упорядоченных отношением включения — единицы более высокого уровня включают единицы более низкого уровня в качестве своих компонентов (Анналы ММК 1971; Дубровский, 2008). Универсум самовоспроизводства массовой деятельности включает сферы воспроизводства различных типов массовой деятельности. Каждая сфера включает функционирование организационно-технических систем (ОТС) коллективной деятельности, которые, в свою очередь, включают координированные акты индивидуальной деятельности (Схема 1).

Схема 1. Иерархическая организация воспроизводства деятельности.

Каждому уровню организации деятельности соответствуют особый тип стандартов (Таблица 1) 1. Универсальные ценности являются стандартами для универсума воспроизводства массовой деятельности 2. Институты — стандарты для сфер массовой деятельности. (Щедровицкий, 1972). 3 Протоколы координации, субординации и коммуникации — для коллективной деятельности в ОТС (Дубровский, 2008). Способы, — для отдельных актов деятельности (Анналы ММК 1971; Щедровицкий, 1999).

Таблица 1. Иерархические уровни деятельности и соответствующие типы стандартов

Уровень воспроизводства Тип стандартов
Универсум Универсальные ценности
Сферы Институты
ОТС Протоколы
Акты Способы

2. Исходное определение института

2.1. Институт — стандарт, рефлексивно задающий сферу массовой деятельности

Выше мы предположили, что институты являются типом стандарта, который соответствует уровню сфер массовой деятельности. Институты — стандарты следует отличать от систем деятельности, которые актуализируют/реализуют эти стандарты и которые и в социальных науках, и в обыденной речи, часто неправомерно также называются «институтами» (Щепанский, 1969; Новикова, 2000).

Как квази-универсум, сфера является само-воспроизводящейся единицей воспроизводства и, следовательно, должна включать задающий её стандарт — институт. Получается, что будучи лишь частью сферы, институт, как бы изнутри, рефлексивно задаёт целиком всю сферу 4 (Схема 2). Такое представление позволяет уточнить социологическое различение культурного и социального «институтов» как противопоставление внутри сферы института и систем деятельности, его реализующих. 5 Эти соображения позволяют сформулировать исходное определение института как стандарта, рефлексивно задающего сферу массовой деятельности.

Схема 2. Институт — стандарт, рефлексивно задающий сферу массовой деятельности.

2.2. Институты и массовость сфер деятельности

В отличие от актов индивидуальной деятельности и коллективной деятельности в ОТС и подобно универсуму самовоспроизводства деятельности, сферы характеризуются своей массовостью (Щедровицкий, 1975). В то время как способы задают акты индивидуальной деятельности, а протоколы — коллективную деятельность в ОТС, институты задают массовую деятельность определённого типа. Возникает вопрос, как отражается массовость сферы, во-первых, на форме и содержании самого института, как стандарта, а, во-вторых, в чём проявляется массовость актуализации/реализации института в рамках сферы?

2.2.1. Сфера — специфическая организация массовой деятельности

Чтобы ответить на поставленный выше вопрос, нам следует иметь ввиду ещё одно важное различение — различение между институтом (institution) как стандартом и его «конкретным проявлениями» отдельным индивидуальными «институтами» (institutes) — учреждениями 6 (Щедровицкий, 1972; Марача, 2004; Johnson 1995). Совокупная деятельность определённым образом связанных учреждений и образует деятельность сферы, актуализирующей институт. 7 Как поясняет Г. П. Щедровицкий (1972): «Но, задавая сферу таким образом, … я её не задаю как деятельность определённого типа. В этом плане любая сфера, как особый вид организации деятельности, безразлична к своему наполнению». Другими словами, сфера, как целостная связка учреждений, и есть типструктуры, специфической для массовой деятельности.

Можно выделить четыре основных типа «сферных» структур. J. Thompson et. al. (1991) выделяют три типа структур, которые они называют «абстрактными моделями координации социальной жизни»: (1) иерархии (hierarchies), основанные на субординации авторитетов и полномочий, распоряжениях и отчётах; (2) рынки (markets), понимаемые в широком смысле свободного конкурентного обмена и (3) сети (networks), основанные на взаимных обязательствах и доверии. На основании представленного ими материала, я предлагаю добавить ещё один тип — (4) правление (governance), осуществляемое посредством законодательства, основанного на авторитете (легитимной власти), надзоре за выполнением и принуждении.

2.2.2. «Парадигматическая — синтагматическая» организация институтов

Г. П. Щедровицкий (1972) характеризовал сферу массовой деятельности как «открытую» и «незамкнутую» целостность. Я интерпретирую эту характеристику в духе Castells (1996) как структуру, которая позволяет включать в неё новые элементы, а также и извлекать из неё имеющиеся элементы, не нарушая её постоянства, единства и стабильности. 8 Характеризуя массовую деятельность как «популятивнный» объект, Г. П. Щедровицкий (1976) предложил рассматривать отношение массовой деятельностью и её нормами подобно отношению речи и языка (де Соссюр, 1916), а их структурные отношения подобно синтагматике и парадигматике (Ельмслев, 1960). Согласно этому предложению, институт должен включать (1) «парадигматический каталог» различных типов учреждений и других «конструктивных» компонентов сферы (рассматриваемых ниже) и (2) набор «структурных правил» включения институциональных компонентов в синтагматическую «открытую целостность» сферы.

2.3. Институты, сферы и типы деятельности

Каждая сфера является массовой деятельностью определённого типа. В современном обществе имеются сферы экономики, государства, финансов, обучения и многие другие. Верно и обратное, типы деятельности обособляются и существуют только в виде сфер массовой деятельности. 9 Поэтому, чтобы задать сферу определённого типа деятельности, институт должен включать все специфические стандарты данного типа деятельности, определённым образом организованные и «стянутые» (термин Г. П. Щедровицкого).

Каждая сфера определённого типа деятельности включает учреждения, специфические для данного типа. Включённые в сферу ОТС должны иметь соответствующие институциональные типы коллективной деятельности, в свою очередь, включающие институциональные типы индивидуальных актов, координированных институциональными типами протоколов. Другими словами, для того, чтобы определённый тип деятельности мог существовать, соответствующий институт должен пронизывать все иерархические уровни деятельности, интегрируя их посредством институциональных стандартов этого типа деятельности. 10

3. Иерархическая структура института

3.1. Основные элементы сфер и институциональной парадигматики

3.1.1. Структурная единица воспроизводства

Поскольку сфера воспроизводится, она должна иметь архетипическую структуру воспроизводства, которая включает необходимые для воспроизводства элементы четырёх типов — практику, обучение, стандартизацию и трансляцию культуры (Лефевр, Щедровицкий и Юдин, 1965) 11. Кинетическое представление этой структуры изображено на Схеме 3 (Дубровский, 2008).

Схема 3. Структурная единица воспроизводства.

3.1.2. Основные типы элементов институциональной парадигматики

Будучи стандартом всей сферы и одновременно являясь её частью (Схема 2), институт служит наполнением элемента «культурные стандарты» в единичной структуре сферы. Это означает, что «парадигматический» каталог института должен включать учреждения практики, обучения, стандартизации и трансляции культуры, необходимые для воспроизводства данного типа массовой деятельности. Кроме того, синтагматика института, среди своих структурных конфигураций, должна включать конфигурацию кооперативных связей, задаваемую архетипической единицей воспроизводства (Схема 3).

Например, институциональный каталог сферы обучения должен включать:

  1. Типы учреждений практики — ясли, детские сады, школы, техникумы, училища и университеты.
  2. Учебные учреждения, подготавливающие педагогов всех уровней (училища, институты, университеты).
  3. Учреждения, устанавливающие стандарты обучения и педагогической профессии (аккредитирующие, лицензирующие, разрабатывающие учебные программы, методики, тесты и прочее.
  4. Учреждения, ответственные за трансляцию педагогической культуры, традиции и опыта (например, музеи, архивы, кафедры и НИИ истории педагогики).

Совокупная деятельность этих четырёх типов учреждений, входящих в состав сферы является механизмом воспроизводства сферы, обеспечивая её непрерывность, постоянство и стабильность. Ниже мы рассмотрим каким образом институты интегрируют иерархические уровни деятельности и, тем самым, обеспечивают непрерывность, постоянство и стабильность всей системы самовоспроизводства деятельности определённого типа.

3.2. Иерархическая структура института

Для дальнейшего уточнения понятия института нам следует принять во внимание взаимозависимость иерархических уровней воспроизводства деятельности, а значит и норм этих уровней. Эта взаимозависимость может быть сформулирована с помощью «правила типа», устанавливающего общую зависимость мест и наполнений элементов в структурах.

3.2.1. Правило типа

Каждый элемент любой структуры имеет две логических составляющих (Схема 4) — структурное место и его наполнение (Генисаретский, 1965). Место образуется «стяжкой» на данном элементе набора его связей (линии — С1 — С4) с другими элементами структуры (большая окружность — М). Наполнение — объект занимающий это место и предположительно способный выполнять функции, соответствующие связям места (малый круг — Н).

Схема 4. Элемент = структурное место М + наполнение Н.

Следует отметить, что места и наполнения должны соответствовать друг другу не на индивидуальном уровне, а на типовом. Мы назовём это «правилом типа». В соответствии с этим правилом, определённое место задаёт только тип наполнения, позволяя вариацию индивидуальных наполнений в пределах типа. Например, в программировании декларация переменной (элемент) var MyNumber as Integer задаёт имя и тип переменной, застолбив ячейку определённого формата в структуре памяти компьютера — (место — placeholder). Команда MyNumber=16 задаёт конкретное значение переменной требуемого типа (наполнение). Результатом попытки задать значение иного типа MyNumber=16,5 будет сообщение об «ошибке нарушения типа» переменной.

В иерархических структурах специфическими наполнениями элементов являются структурные единицы более низкого уровня. В таких случаях, «тип наполнения» означает типы единства, элементов, и конфигураций связей структурной единицы (Схема 5).

Схема 5. Структурная единица как наполнение элемента иерархической структуры.

Если учесть, что процессом конституирующим деятельность является воспроизводство универсума деятельности (Щедровицкий, 1975), то воспроизводство сферы должно рассматриваться как подчинённое воспроизводству универсума, воспроизводство ОТС — как подчинённое воспроизводству сферы, а воспроизводство акта — воспроизводству ОТС. В частности, это означает, что место в структуре единиц более высокого уровня задаёт типовые требования к структуре единиц более низкого уровня, стандартизируя структуры последних. Поскольку деятельности на разных уровнях задаются соответствующими типами стандартов (Таблица 1), типовые соответствия между уровнями деятельности должны задаваться в терминах стандартов. Как мы увидим ниже, благодаря тому, что иерархическая структура институтов отражает иерархическую структуру деятельности, они и служат стандартами, которые устанавливают типовые соответствия между уровнями деятельности.

3.2.2. Универсальные ценности задают типы институтов

Исторически сформировавшиеся универсальные ценности жизни, свободы, любви, справедливости, веры, познания и другие относятся к типу стандартов, соответствующих уровню универсума массовой деятельности (Таблица 1). Представление о принципиальной связи институтов с всеобщими ценностями, которую отмечал ещё О. Конт (1899), широко принята в социологии. В частности, Т. Парсонс характеризовал институты, как ценностно-нормативные комплексы, регулирующие поведение индивидов (Parsons 1964. р. 231–232).

По отношению к институтам, универсальные ценности играют роль ценностных принципов, задающих системное единство институтов. Тип единства задаваемый принципами кардинально отличается от единства, обычно представляемого в виде контура охватывающего структуру системы, или, что то же самое, в который вложена структура. Единство сферы как незамкнутой целостности не может быть представлена подобным образом. Как квази-универсум, сфера не может иметь ни границы, ни внешности в обычном смысле 12 (вне сферы могут быть только иные сферы).

Сфере соответствует тип единства, характерный для систем знаний. Особые элементы этих систем — принципы (или начала) задают единство систем знаний «изнутри» — системе принадлежат только те знания, которые основаны на её принципах 13. Точно так же единство институтов задаётся универсальными ценностями, которые как особые элементы институтов — ценностные принципы — задают единство институтов, в свою очередь, задающих единство всей сферы. Например, ценностной принцип здоровья лежит в основе института здравоохранения, задавая его единство и, посредством последнего, единство всей сферы здравоохранения.

В соответствии с «правилом типа», ценностные принципы задают не конкретные институты, а только их типы. Например, ценностной принцип веры задаёт лишь тип института — организованную религию, к которому относятся различные индивидуальные организованные религии, такие как различные деноминации иудаизма, христианства, ислама и других. Каждая деноминация образует особую сферу. Такое понимание отличается от интерпретации религии как «института» — сферы, состоящей из учреждений различных конфессий (Новикова, 2000) 14. Моя интерпретация соответствует представлению о сфере как о само-воспроизводящейся единице массовой деятельности — не существует единой сферы, которая воспроизводит все организованные религии; каждая религия воспроизводит исключительно себя, подчас за счёт других религий.

3.2.3. Институциональная нормировка ОТС

В соответствии с «правилом типа» для иерархических структур, каждый конкретный институт содержит соответствующие определённому ценностному принципу «парадигматический» каталог типов учреждений и «синтагматические» правила конфигурации их связей в структуре сферы. Более того, согласно тому же правилу, каждый тип учреждения задаёт тип его наполнения — институциональный тип ОТС — типы её единства, элементов и конфигурации их связей. Другими словами, для каждого типа учреждения в институциональном каталоге должны задаваться (1) типмиссии, задающей единство ОТС, соответствующий тому же ценностному принципу, (2) парадигматический конструктор учрежденческих типов организационных должностей — статусов (элементов) и (3) синтагматические типы конфигураций должностных обязанностей (конфигураций структурных связей).

Единство, ОТС, как наполнения учреждения, обычно задаётся с помощью индивидуальной (правильней бы «индитипной») миссии, которая, согласно правилу типа, должна соответствовать типу миссии, заданной учреждением. Миссия может пониматься как организационный аналог цели — в то время как цель задаёт акт деятельности, миссия задаёт деятельность ОТС. 15 Индивидуальная миссия ОТС, в свою очередь задаёт её индивидуальную организационную структуру, образованную набором учрежденческих должностей, взаимосвязанных конфигурацией обязанностей.

Выполнение должностных обязанностей предполагает кооперативную деятельность коллектива индивидов — наполнений должностных мест. Институциональные типы протоколов координации, субординации и коммуникации служат стандартами организующими кооперативную деятельность. Например, институциональные протоколы армейского подразделения и университета, очевидно, весьма различны.

3.2.4. Институциональная нормировка актов деятельности

Должностные обязанности и протоколы также задают и институциональные типы способов осуществления актов деятельности 16. Например, способы обучения в детском саду иные, нежели при переквалификации рабочих или корпоративном тренинге.

Индивиды, осуществляющие акты деятельности, являются наполнениями должностных мест ОТС, должны иметь соответствующие стандартизированные институциональные профессиональные компетенции — многочисленные способности, знания, умения и навыки, а также владение разнообразными специализированными средствами. Очевидно, что каждый тип деятельности предъявляет свои стандартные требования к способностям и средствам, характеризующим индивида — профессионала. Последнее означает, что институт должен содержать парадигматический каталог профессий, степеней, лицензий, и квалификационных уровней. Например, в моём дипломе педагогического института значится, что мне «присвоено звание учителя математики и черчения средней школы», а чтобы практиковать массаж в штате Флорида, США, требуется лицензия именно этого штата.

Институциональная профессиональная парадигматика, в свою очередь, означает, необходимость включения учреждений, устанавливающих профессиональные стандарты в институциональный каталог стандартизирующих учреждений. С профессиональной парадигматикой института, очевидно, связаны также и требования к профессиональному обучению, в свою очередь, порождающие необходимость в специальных стандартизирующих аккредитирующих учреждениях, например, таких как американская Коллегия по аккредитации инженерных колледжей — Accreditation Board for Engineering and Technology (ABET).

3.2.5. Сквозная «сверху — вниз» стандартизация деятельности институтами

Таким образом, обладая описанной выше иерархической структурой, отражающей иерархическую структуру всей системы деятельности, институты интегрируют иерархические уровни деятельности определённого типа посредством сквозной «сверху — вниз» стандартизации17 Универсальные ценности задают типы институтов. Каждый отдельный институт задаёт типы учреждений и конфигураций их связей внутри сферы. Каждый тип ОТС, будучи наполнением учрежденческого места в структуре сферы, задан через типы миссии и формальной организационной структуры — типы должностей — статусов и конфигураций взаимных обязанностей.

Осуществление обязанностей предполагает коллективную деятельность задаваемую институциональными типами протоколов кооперации. Последние задают институциональные типы способов деятельности индивидов, чьи профессиональные компетенции должны удовлетворять институциональным стандартам. Такая сверху вниз интеграция деятельности посредством сквозной институциональной стандартизации является важным источником постоянства и устойчивости институтов и сфер массовой деятельности, а, следовательно и универсума воспроизводства.

3.3. Стабилизирующие элементы сфер и институциональной парадигматики

В то время как институциональная стандартизация интегрирует иерархические уровни деятельности, пронизывая их сверху вниз, актуализация стандартов происходит снизу вверх. Выполняемые акты актуализируют институциональные способы деятельности. Координированная протоколами коллективная деятельность индивидов, выполняющих акты в соответствии с обязанностями, занимаемых ими организационных должностей, реализуют миссию ОТС. Совокупная деятельность ОТС составляет массовую деятельность сферы. Интегральная деятельность сфер образует универсум самовоспроизводства массовой человеческой деятельности.

Следует напомнить, что нормы транслируются в культуре не изолировано, а в виде нормативных структурных единиц, которые, помимо норм, включают стандарты отклонений, или «норм — запретов», а также норм реакций на нормальные действия и отклонения различного типа (Схема 6).

Схема 6. Конкретная структурная схема нормы (Дубровский, 2006).

Согласно этой схеме, любая деятельность или любой предмет с неизбежностью соответствуют некоторому стандарту, либо норме, либо одному из стандартов отклонения (любо допускающей норме, либо скорректированному нарушению, либо нарушению).

Иллюстрацией может служить продажная квота. Если продавец значительно превысил квоту (идеальная норма), то он получает бонус (награждение). Если он просто выполнил квоту (норма, допускающая средний уровень продажи), то он получает обычную зарплату (вознаграждение). Если продавец недовыполнил квоту (отклонение за пределы допуска), то он может превысить её в следующий период (корректирующий акт) и избежать наказания. Систематическое невыполнение квоты (нарушение) скорее всего приведёт к увольнению продавца (наказание). Во всех случаях отклонения от идеальной квоты могут привести к уменьшению прибыли (абсорбирование), если другие продавцы не превысят своей квоты (компенсация).

Как мы видим, нормы являются частными видами стандартов и транслируются в культуре в рамках структурных единиц, включающих другие виды стандартов. Именно поэтому, как уже отмечалось выше, я использую термин «стандарт» вместо принятого в ММК термина «норма». Именно стандарты, а не нормы, задают деятельность исключительно и исчерпывающе.

Структурная единица стандарта (Схема 6) может рассматриваться как архетипическая структура, применяемая на всех уровнях деятельности, включая сферы. Это означает, что обычные при актуализации деятельности отклонения от норм и целенаправленные изменения стандартов должны сопровождаться, вспомогательными по отношению к воспроизводству, нормированными деятельностями вознаграждения, наказания, абсорбирования и компенсации отклонений. Назначение этих деятельностей — поддержание стабильности воспроизводства и обеспечение постоянства и устойчивости сфер деятельности. Очевидно, стандарты этих стабилизирующих деятельностей должны быть включены в институты, либо как стабилизирующие типы учреждений, либо как подразделения последних, либо как способы отдельных актов награждения, вознаграждения, коррекции, наказания, абсорбирования и компенсации.

Примерами стабилизирующих учреждений могут служить «наградные» учреждения — комитеты по присуждению орденов и медалей, премий и почётных званий, церковные советы по приобщению к лику святых и другие. На противоположном полюсе находятся «карательные» учреждения, такие как тюрьмы и средневековая инквизиция. Подобные органы «сквозным» образом могут пронизывать все уровни организации деятельности. Например на уровне ОТС тайная полиция может поместить резидентов — «стукачей», а на уровне актов донос или даже сама негативная санкция могут осуществляться согласно обязанности или в порядке частной инициативы.

Стабилизирующие деятельности вместе с соответствующими инстанциями формируются в процессе институционализации данного типа деятельности и служат вспомогательным по отношению к воспроизводству средством обеспечения непрерывности, постоянства и устойчивости институтов — свойств, обычно рассматриваемых как отличительные, и даже определяющие, характеристики этого типа стандартов (Parsons 1964, Shils 1972, Giddens 1984) 18.

Таким образом, двунаправленная интеграция иерархических уровней воспроизводства деятельности обеспечивает не только её непрерывность, постоянство и устойчивость, но также приводит к жёсткой взаимозависимости уровней. Последняя означает, что для адекватного понимания системы деятельности любого масштаба или для эффективного воздействия на неё необходимо учитывать весь иерархический контекст деятельности.

3.4. Механизмы развития сфер и институтов 19

Вводя понятие сферы, Г. П. Щедровицкий (1972) акцентировал не столько на её массовости, как это делал я, сколько на развитии сферы как определённого типа деятельности. Более того, он утверждал, что именно развитие деятельности и её стандартов является самоцелью существования сферы. 20 Конечно, это утверждение не следует понимать атнропоморфно, что якобы сама сфера ставит своей целью собственное развитие. 21 Щедровицкий имел ввиду, что понятие развития применимо к данному типу деятельности только после того, как она в результате обособления и институционализации превратилась в сферу. До этого можно говорить только о её формировании в контексте развития другой деятельности, уже обособившейся в сферу. Примерами последнего могут служить формирование проектирования в контексте развития инженерии (Анналы ММК 1971, 2007) или формирование инженерной психологии в контексте развития системного проектирования (Дубровский и Щедровицкий, Л. П., 1971). Другими словами, только обособившись в сферу, деятельность определённого типа приобретает способность самостоятельного развития.

При таком понимании, развитие сферы, прежде всего, означает развитие системы её стандартов — института. 22 Как и на других уровнях деятельности, новые стандарты могут появляться в сферах «стихийно», или культурно-исторически, а могут быть результатом специальной целенаправленной деятельности стандартизации. Примером последней может служить частно-методологическая работа (Схема 6).

Схема 6. Кооперативная структура частно-методологической работы (Щедровицкий и Дубровский, 1967).

Как известно, на первых парах эта схема понималась довольно узко — как выработка методологом (индивид–2) методических предписаний, помогающих практику (индивид–1) преодолеть затруднения в выполнении деятельности, с которыми последний сам справиться не может. При этом методолог рассматривался как инженер — методист, использующий для построения методических предписаний знания, которыми его снабжали другие кооперанты — историк (индивид–3) и учёный — естественник (индивид–4).

Впоследствии эта схема стала пониматься более широко, как кооперация методологической работы, направленной на решение проблем и разработку способов и средств любого типа деятельности, рассматриваемой как практика 23. Очевидно, что эта схема непосредственно применима только уровне кооперации отдельных актов деятельности.

Позднее, разрабатывая методологическую концепцию управления, Г. П. Щедровицкий, ввёл так называемые «сферно-фокусные» схемы, схватывающие частно-методологическую работу в форме применимой также к уровню ОТС. Примером такой схемы может служить Схема 7 (которую меня подмывает назвать схемой «распространения опыта»).

Предположив что разработку новых стандартов деятельности любого типа можно организовать в виде частно-методологической работы, мы можем поставить вопрос об организации частно-методологической работы на уровне сфер деятельности. Очевидно, такая организация должна рассматриваться в институциональных терминах учреждений, непосредственно осуществляющих стандартизацию, учреждений обеспечивающих деятельность стандартизации различного рода средствами, а также конфигураций связей этих учреждений в структуре сферы.

Схема 7. Сферно фокусная схема (Щедровицкий, 1982/2005).

Можно предположить, что институционализированная частно-методологическая работа в рамках сферы деятельности придаёт вектор развития воспроизводству данного типа деятельности. Более того, учитывая постоянную смену ситуаций и условий деятельности, частно-методологическая работа по разработке новых средств и стандартов деятельности позволяет говорить о постоянстве, стабильности и устойчивости сфер и институтов также и в исторической перспективе.

4. Направления дальнейшего развёртывания понятия института

В этом разделе я перечислю лишь некоторые и наиболее очевидные линии дальнейшего развёртывания понятия института.

4.1. Система сферы деятельности и институт

Следует отметить, что, следуя принципу процессуальной ориентацией системных представлений деятельности, мы обсуждали институты, прежде всего, в терминах миссий, протоколов и способов как стандартов задающих кинематику систем деятельности. Вместе с тем, поскольку деятельность является системой, институт должен нормировать все системные слои деятельности — кинематический, функциональный, динамический и генетический.

Институциональные стандарты могут иметь довольно широкий охват многообразия включённых в деятельность предметов и их организованностей. Примерами могут служить профессиональные требования к работникам, занимающим соответствующие учрежденческие должности, институциональные стандарты одежды (например, судейские мантии и корпоративная униформа) и стандарты институциональной архитектуры — планировка церквей в виде креста и обязательный минарет при мечети.

Необходимость включения в структуру института стандартов, задающих функциональный, динамический и генетический слои систем деятельности, может быть охарактеризовано как системное развёртывание понятия института.

Именно системное развёртывание позволяет поставить вопрос о взаимодействии сфер и взаимовлияния институтов друг на друга. Дело в том, что, в то время как целостность систем задаётся их кинетической структурой (процессом), их взаимодействие следует рассматривать на уровне их динамических структур (организованности материала, или морфологии) 24. Но прежде чем рассматривать это взаимодействие, нам необходимо различить сферы и инфраструктуры.

4.2. Инфраструктуры и сферы деятельности

Термин «инфраструктура» (infrastructure) имеет не меньше различных смыслов, чем термин «институт» 25. Более того, то что мы здесь называем сферами деятельности, иногда характеризуются как «нежёсткие» (soft) инфраструктуры — «институты», в противоположность «жёстким» (hard) инфраструктурам транспорта, энергоснабжения, коммуникации и прочего. 26

По видимому, в данном случае инфраструктуру следует понимать подобно сфере как квази-универсум, представляющий определённый типдинамической структуры универсума воспроизводства. При таком представлении динамическая структура универсума воспроизводства может представляться в виде тотального «наполеона» — слоями которого являются квази-универсальные предметные организованности — структуры транспорта, энергоснабжения, коммуникации и прочего. Так понимаемые инфраструктуры служат предметным основанием для пересечения различных сфер деятельности.

Такое представление позволяет распространить понятие инфраструктуры и на другие уровни деятельности — ОТС и акты. В общем случае инфраструктуру можно определить как предметную организованность на которой пересекаются динамические структуры различных систем. Пересечение здесь означает, что одни и те же предметы — наполнения инфраструктуры также служат наполнениями элементов динамических структур разных систем. Именно благодаря такому пересечению элементы динамических структур разных систем могут взаимодействовать друг с другом и влиять на процессы этих систем. Это означает, что, имея дело с системами деятельности, инфраструктуры следует рассматривать как ресурсы, совместное использование которых может порождать конкуренцию и необходимость координации.

Понятие инфраструктуры имеет для нас особый интерес, в связи с такими представлениями как мысль — коммуникация, речь — язык, и мысль — мышление, которые возможно относятся к инфраструктурам 27. Возможно также, что общую методологию следует рассматривать как инфраструктуру по отношению к частно-методологическим приложениям.

4.3. Институты и взаимодействие сфер деятельности

В современном обществе существует множество сфер, и, соответственно, институтов — производства, потребления, распределения, торговли, финансов, науки, государства, права здравоохранения и других. На уровне сфер деятельности происходит постоянное «брожение» и «пульсация». Появляются новые сферы, благодаря обособлению новых типов деятельности и формированию специфических для них институтов. При этом сферы взаимно ассимилируют друг друга, «втягивая» ОТС и акты других типов деятельности (Анналы ММК 1971, 2007), нормируя их посредством своих институтов и, тем самым, трансформируя сами институты. 28 Это взаимная ассимиляция отражается на функционировании ОТС и, соответственно, на её организационной структуре.

Обычно ОТС являющаяся учреждением в одной сфере, либо сама имеет подразделения, специализирующиеся во взаимодействии с учреждениями других сфер, либо нанимает (outsources) для этого другие специализированные ОТС. Более того, можно без преувеличения сказать, что взаимодействие сфер деятельности в значительной степени диктует функциональный состав подразделений и должностей ОТС.

Это означает, что, по крайней мере, релевантные стандарты других сфер, парадигматика — синтагматика организационных подразделений, взаимодействующих с учреждениями других сфер, номенклатура соответствующих должностей и каталог профессионалов должны быть включены в структуру института ассимилированной сферы деятельности. Положение усложняется тем, что сферы взаимно ассимилируют друг друга. Учёт этого взаимодействия сфер при рассмотрении понятия института может быть охарактеризован как «полисферное» развёртывание понятия института.

4.4. Замечание об «антропном» развёртывании понятия института

До сих пор мы рассматривали кинетическую структуру деятельности как универсум воспроизводства. При этом, в своей предметной организованности она выступала как — «субстанция» массовой деятельности — «отблеск процесса» (выражение Г. П. Щедровицкого) самовоспроизводства. При этом мы полагали, что «механизмом» воспроизводства универсума является воспроизводство сфер, механизмом воспроизводства сфер является деятельность коллективов ОТС, а механизмом последней — акты индивидуальной деятельности. В этом фокусе индивид выступает как актор — хотя и особое средство деятельности, но столь же бессубъектное, как и другие элементы ситуации акта. Перефразируя выражение Гумбольта о языке, Г. П. Щедровицкий формулировал это как то, что «деятельность осуществляется посредством индивида».

Но в рамках общей теории деятельности может быть и иное, сфокусированное на человеке «антропное» рассмотрение деятельности. В этом фокусе, всякий акт деятельности, осуществляемый человеком, является эпизодом в его жизнедеятельности. Термин «жизне-деятельность» означает здесь, что человеческая жизнь может быть рассмотрена в полном соответствии с системо-деятельностными принципами, перечисленными во «Введении». Такое рассмотрение позволяет поставить вопрос об отношении жизнедеятельности человека к институтам и институциональным системам деятельности.

Этот вопрос обсуждается в социальных науках с момента их зарождения как вопрос о том, что является логически первичным (то есть что к чему может быть сведено) — надличные, социальные институты, или человеческий субъект — личность 29. Miller (2007) отмечает, что такие авторы как, например, Althusser (1971) полагают, что институциональные нормы являются несводимой основой, позволяющей правильно понять, что есть личность, поскольку человек в своих действиях, ценностях и самосознании должен следовать нормам тех институциональных структур, в которых он формируется и живёт. Противоположной точки зрения, согласно которой, институциональные структуры являются понятийными абстракциями, отражающими привычные конфигурации совместных действий суверенных людей, придерживаются «методологические индивидуалисты», например, Homans (1969) и Max Weber (1949). Anthony Giddens (1976), пытаясь снять это противопоставление, полагает, что институциональные структуры реальны — они, как воспроизводящиеся конфигурации человеческих действий приобретают самостоятельное существование как институциональные ограничения индивидуальных действий. Наконец, Emile Durkheim (1964) придерживался точки зрения о взаимной несводимости институтов и суверенного индивида — агента деятельности.

Системо-деятельностная точка зрения, на мой взгляд, может быть охарактеризована, как «вывернутая наизнанку» точка зрения Гидденса: формирование человеческой личности, с её сознанием и духовностью, задаётся институциональными нормами и формируется в институциональных учреждениях 30. Однако сформировавшись и осознав себя как личность, человек становится суверенным учреждением особого института — института личности, и вся его жизнедеятельность после этого задаётся стандартами этого института. Согласно этим стандартам, личность является рефлексивно соразмерной всему универсуму воспроизводства.

К сожалению, антропная линия в теории деятельности совсем не разработана. И хотя имеются разбросанные в разных местах глубокие замечания Г. П. Щедровицкого касающиеся этого вопроса, в методологии, насколько мне известно, даже программа антропных разработок не обсуждалась.

5. Заключение

Мы рассмотрели системо-деятельностное понятие института и его структуру, общую всем типам деятельности. Рассмотрение особенностей отдельных типов деятельностей является предметом эмпирических исследований.

Мы лишь наметили некоторые наиболее очевидные линии дальнейшего развёртывания понятия института. Требуется дополнительная работа для превращения этой наметки в полноценную программу разработок и оформления её в виде конкретной план-карты.

Мы совершенно не затронули сложнейших вопросов, связанных с «жизненным циклом» сфер и институтов: возникновение, формирование и обособление/институционализацию типов деятельности, их развитие и, возможно, деградацию и исчезновение. Эти вопросы осложнены динамическим контекстом взаимодействия сфер, институтов и инфраструктур, их конкуренции — борьбы за ресурсы, ассимиляцию и подчинение друг друга.

Наконец, нам ещё потребуется вернуться к существующим представлениям о сферах, институтах, и типах деятельности для систематической работы по их конфигурированию.

Другими словами, в этом сообщении мы лишь едва коснулись вершины огромного айсберга, называемого институтом.

Приме­чания:
  1. «Но ведь есть и другая фокусировка: акты деятельности захвачены другими наборами норм, в том числе и нехарактерными для сферы …, причём по виду и типу, в отличие от других норм — скажем, норм СПС» (Щедровицкий, 1972). Это перекликается с принятыми в социологии представлениями: «Социальные институты следует отличать от таких менее сложных социальных форм как установления, нормы, роли и ритуалы. Последние являются элементами, составляющими институты. Социальные институты следует также отличать от таких более сложных и более полных (complete) социальных сущностей как общества или культуры, в которые институты типично входят в качестве составляющих» (Miller, 2007).
  2. «Мы предполагаем, что каждое конкретное общество характеризуется и должно характеризоваться общей системой конечных (ultimate) ценностей. Это, однако, не означает, что конкретные индивиды всегда преследуют свои цели в соответствии с этой системой — она лишь один, однако, жизненно важный элемент конкретной социальной реальности, нормирующий, ограничивающий её тип» (Parsons, 1932/1990, p. 323).
  3. Г. П. Щедровицкий, поставив вопрос о социализации методологии на «Узком семинаре» в начале 1972 года, утверждал, что сферам деятельности соответствуют особые нормы, «задающие людям совершенно особый тип институциональной ориентировки». Это положение Г. П. Щедровицкого остаётся принятым в методологии до сих пор: «По отношению к «институту» в качестве дополнительного понятия в плане деятельности традиционно обсуждалась «сфе­ра» (Марача, 1997). Эта связь институтов со сферами деятельности давно принята в социальных науках (см. обзор. Eisenstadt 1968).
  4. «То есть, фактически, сфера задаётся неявно за счёт явного задания одной своей части — норм и их организации. Но потенциально это задаёт всю сферу» (Щедровицкий, 1972).
  5. «Внутри сферы требуется жёсткое противопоставление культурно-знаковых и социально-материальных организованностей; это оппозиция культурного и социального пространства» (Щедровицкий, 1972).
  6. «Важно отличать институты от их конкретных проявлений (concrete manifestations) — отдельные семьи от семьи как института» (Johnson 1995, p. 142). Другим примером может служить, упомянутое Э. Б. Зильберманом («Узкий семинар», 1972) различение института церкви от множества отдельных церквей — приходов. Несколько иначе, на примере сферы права, различает «институт» и «институты» В. Г. Марача (2004): «Между сферой права, задающей схематизм права-как-института, и отдельными институтами-кирпичиками этой сферы существует категориальное отношение система-организованность («клеточка»). На каждый институт сферы права проецируются все её системные качества права-как-института».
  7. В социологической литературе часто цитируется следующее определение института: «Социальные институты являются системами учреждений, в которых определённые люди, избранные членами групп, получают полномочия для выполнения общественных и безличных функций ради удовлетворения существенных индивидуальных и общественных потребностей и ради регулирования поведения других членов групп» (Щепаньский, 1969, с. 96–97). Это определение интересно тем, что здесь нет чёткого различения планов стандартов и их актуализации. Щепаньский определяет, к тому же весьма сомнительным образом, не институт, как особый стандарт, а актуализирующую его часть сферы деятельности. Отсутствие общего различения планов стандартов и их актуализации приводит к затруднениям при попытках такого различения по отношению к институтам и актуализирующим их системам: «Социальные институты и социальные организации тесно связаны между собой. Среди социологов нет единого мнения по поводу того, как они соотносятся друг с другом … Трудность проведения чёткого «водораздела» между этими двумя понятиями связана с тем, что социальные институты в процессе своей деятельности выступают как социальные организации — они структурно оформлены, институционализированы, имеют свои цели, функции, нормы и правила. Сложность заключается в том, что при попытке выделить социальную организацию как самостоятельный структурный компонент или социальное явление приходится повторять те свойства и черты, которые характерны и для социального института». (Новикова 2000).
  8. В терминах «поточной» модели сетевой структуры сферы, М. Кастельс (1999) описывает эту характеристику сферы следующим образом: «[сети] представляют собой открытые структуры, которые могут неограниченно расширяться путём включения новых узлов, если те способны к коммуникации в рамках данной сети, то есть используют аналогичные коммуникационные коды (например, ценности или производственные задачи). Социальная структура, имеющая сетевую основу, характеризуется высокой динамичностью и открыта для инноваций, не рискуя при этом потерять свою сбалансированность» (цитируется по В. Марача, 2004).
  9. «Когда мы говорим о сферах деятельности, мы обязаны иметь в виду не деятельность вообще, а определённый тип и вид деятельности», и наоборот, «… вид и тип деятельности может существовать и существует только как сфера деятельности» (Щедровицкий, 1972). Там же он поясняет «… вид и тип деятельности может существовать и существует только как сфера деятельности, но ни в коем случае как СПС… Понятия сферы и типа не становятся синонимичными, потому что как понятия они принципиально различны. Тип — это понятие логическое, в системе определённой типологии. А сфера — онтологическое понятие, мы ей придаём онтологический статус. А потом я спрашиваю: в чём в онтологии существует тип, каковы условия существования типа, как мы можем различить типы? И отвечаю: только благодаря наличию сфер … Через типы сферы задаются в нашем сознании, но сами типы возможны благодаря тому, что происходит обособление сфер» (Щедровицкий, 1972).
  10. «… сфера как характеризующая вид и тип деятельности задаётся через указание набора иерархически организованных её норм … путём актуального перечисления норм данной деятельности и их организующих связей или принципов» (Щедровицкий, 1972).
  11. Лефевр, Щедровицкий и Юдин (1965) использовали иной набор терминов — «производство», «обучение», «служба нормировки» и «трасляция культуры», соответстввенно.
  12. «Я подчёркивал в прошлый раз, что сфера с точки зрения категорий системно — структурной методологии представляет собой целостность совершенно особого типа. Это прежде всего принципиально нецелостная целостность». И далее: «Значит, она как целостность, как организация, как система должна быть задана иным способом, нежели организм, принципиально иным способом» (Щедровицкий, 1972).
  13. «Всякая система есть не что иное, как расположение различных частей какого-нибудь искусства или науки в известном порядке, в котором они все взаимно поддерживают друг друга и в котором последние части объясняются первыми. Части, содержащие объяснение других частей, называются принципами, и система тем более совершенна, чем меньше число её принципов: желательно даже, чтобы число их сводилось к одному» (Кондильяк, 1749/1938: 3).
  14. Отсутствие чёткого различения планов нормы и реализации приводит и к затруднениям в различении типа института, заданного ценностным принципом и конкретного института принадлежащего к данному типу. В результате возникает неправомерное отождествление конкретного института и его социальной реализации: «Для практической реализации функций, целей и задач одного социального института часто формируется несколько специализированных социальных организаций. Например, на базе института религии созданы и функционируют различные церковно — культовые организации, церкви и конфессии (православие, католицизм, ислам и другие)» (Новикова, 2000). Если «религия» не институт, а тип института, то «конфессии», конституируют конкретные институты религии, включающие соответствующую парадигматику — синагматику «церковно-культовых» учреждений.
  15. Например миссия Clarkson University, в котором я работаю, сформулирована как «подготовка талантливых и мотивированных мужчин и женщин к успешной профессиональной деятельности путём качественного обучения студентов, аспирантов и повышения квалификации профессионалов, с особым акцентом на обучение студентов».
  16. «Акты деятельности, среди прочих нормировок несут в себе и нормировку сферы» (Щедровицкий, 1972).
  17. «… мы имеем на вершине одну систему знаково-знаниевых организованностей, затем это все организует систему культурных норм — именно организует, потому что реально они между собой никак не связаны и не взаимодействуют на своём уровне, а они именно скреплены, организованы за счёт этих более высоких знаково-знаниевых образований. А потом все это проходит в виде пирамиды из стержней, которая протыкает разные материальные образования и, в этом смысле, я задаю… вот здесь, наверное, действует соссюровское понятие о системе чистых отношений» (Щедровицкий, 1972).
  18. «Институты по определению являются наиболее устойчивыми характеристиками социальной жизни» (Giddens, 1984, р. 24). «Институцианализацией называют процесс, в результате которого нормы, ценности, и способы поведения организуются в прочные, стандартные и предсказуемые структуры (paterns)» (The Encyclopedic Dictionary of Psychology 1983, p. 311). Согласно Parsons (1964), именно институты обеспечивают интеграцию и стабильность социального порядка.
  19. Я признателен В. Г. Мараче и В. Л. Даниловой за вопросы и замечания, высказанные ими на предварительном обсуждении, которые побудили меня включить этот раздел в данное сообщение.
  20. «Цель и смысл существования сферы состоит в развитии деятельности через развитие совокупности и организации её норм. Это развитие является для сферы самоцелью … Этот процесс и конституирует сферу как таковую» (Щедровицкий, 1972).
  21. «Не для сфер деятельности характерна ориентация на развитие… Это я должен так задать сферы — через мою ориентацию на развитие. А сами сферы ни на что не ориентируются» (Щедровицкий, 1972).
  22. «… сфера действует и живёт таким образом, что в актах и кооперации и в развёртывающихся внутри актов и кооперации средствах всё время выделяются новые нормы, и организуется система норм, определённым образом развёртывающаяся. Весь смысл функционирования сферы состоит в том, чтобы накапливать, увеличивать эту совокупность и систему норм, перестраивать её, организовывать её …» (Щедровицкий, 1972).
  23. В частности, эта схема была использована для функциональной организации Лаборатории Инженерной психологии Факультета психологии МГУ. Лаборатория состояла из четырёх функциональных групп. Первая — группа системного проектирования, выполняла хоздоговорные заказы на проектные разработки. Основной целью второй — Справочно-информационной группы было освоение значительного западного опыта исследований и разработок по инженерной психологии, эргономике, системному проектированию, исследованию операций, и тому подобного. Основной обязанностью третьей — Методологической группы были разработка методологии инженерной психологии и системного проектирования в рамках общей методологии. В обязанности четвёртой группы — Технического обеспечения входили перепечатывание и оформление материалов, изготовление чертежей и фотографических материалов. Рефлексивный анализ и координация работы всех групп осуществлялась с помощью регулярных лабораторных семинаров, рассматриваемых как дочерние семинары ММК и проводившихся по образцу «большого» семинара. На этих семинарах (1) осуществлялась реконструкция норм проектирования на основе рефлексии работы проектной группы и обсуждения опыта проектирования, содержащегося в отечественной и переводной литературе; (2) обсуждались результаты методологических разработок и (3) планировались будущие исследования. Члены лаборатории также читали курсы по системотехнике и инженерно-психологическому проектированию, курировали студенческие курсовые и дипломные работы и вели факультетский «Проблемный семинар». Многие члены лаборатории участвовали в большом семинаре ММК. Лаборатория просуществовала с 1969 по 1972 год и была расформирована администрацией факультета, на мой взгляд, из-за несоответствия институциональному контексту. В частности, среди сотрудников лаборатории не было ни одного члена КПСС, и партком факультета был этим чрезвычайно обеспокоен; среди сотрудников оказывались люди близкие к диссидентству и на факультет регулярно поступали «сигналы» из КГБ; да и самому декану А. Н. Леонтьеву не нравилась самостоятельность лаборатории (более 20 человек), ориентирующейся на идеи, источник которых лежал за пределами факультета психологии, в ММК. Были и другие институциональные факторы повлиявшие на судьбу лаборатории. (Подробнее см. «Общее предисловие к публикации», Анналы ММК 1971, 2007).
  24. Г. П. Щедровицкий отмечал, что благодаря представлению систем в виде четырёх категориальных слоёв «без затруднений и парадоксов решается проблема взаимодействия систем; раньше всякое предположение о взаимодействии систем автоматически превращало их в элементы системы взаимодействия, теперь системы могут взаимодействовать друг с другом на уровне материала, и это никак не влияет на целостность и автономность их функциональных структур и процессов» (Щедровицкий, 1974).
  25. Например, в «Современном русском толковом словаре» этот термин определяется следующим образом: Инфраструктура (от латинского infra — ниже, под и structura — строение, расположение), совокупность сооружений, зданий, систем и служб, необходимых для функционирования отраслей материального производства и обеспечения условий жизнедеятельности общества. Различают производственную (дороги, каналы, порты, склады, системы связи и другие) и социальную (школы, больницы, театры, стадионы и другие) инфраструктуру. Иногда термином «инфраструктура» обозначают комплекс так называемых инфраструктурных отраслей хозяйства (транспорт, связь, образование, здравоохранение и другие).
  26. «Жёсткая» инфрастура относится к большим физическим сетям, необходимым для функционирования современного индустриального государства, в то время как «нежёсткая» инфраструктура относится ко всем институтам, которые требуются для поддержания экономики, здоровья, и культурных и социальных стандартов страны, таким как система финансов, образования, здравоохранения, государственного управления, правопорядка, а также служб борьбы с бедствиями.
  27. «Вместе с тем, следует отметить, что институты языка, скажем английского языка, часто считаются не просто институтами, а более фундаментальными, чем многие другие виды институтов, будучи предпосылкой, или частичной основой, других институтов. Например, такого взгляда придерживается Searle (1995, с 37). (S. Miller, Social Institutions. Stanford Encyclopedia of Philosophy). Коротко статус мышления и речи как «базовых инфраструктур» обсуждался в дискуссии на одной из моих лекций в АНХ в 2008 году, в связи с вопросами И. Г. Постоленко и В. Л. Даниловой. Возможно, что именно этот аспект мышления имел ввиду Г. П. Щедровицкий, в требовании исследовать мышление на уровне морфологии.
  28. В социальных науках ассимиляция одних сфер другими получила, хотя и не совсем адекватное, отражение в понятии мета-института: «Некоторые институты являются мета-институтами, то есть институтами (организациями) которые организуют другие институты (включая системы институтов). Например, правительства — мета-институты. Институциональная цель или функция правительства в значительной степени состоит в организации других институтов (как индивидуально, так и коллективно); таким образом правительства регулируют и координируют экономические системы, учебные заведения, полицейские и военные организации и прочим главным образом путём законодательства» (Miller, 2007).
  29. «Однако, возникает вопрос относительно природы взаимоотношения институциональных структур и агентства институциональных акторов. Более точно, возникает вопрос что является логически первичным (или возможно ни то, ни другое)» (Miller, 2007).
  30. «Я в этом смысле согласен с Поппером, который считал, что объяснение духовных явлений с помощью апелляции к индивиду с его сознанием, психикой и ориентациями есть попытка объяснить существование некоей картины, тыкая пальцем в кривое зеркало, где эта картина отражается» (Щедровицкий, 1972).
Библио­графия:
  1. Анналы ММК 1971 // М., 2007.
  2. Дубровский, В. Я. Нормы и отклонения с системо-деятельностной точки зрения // Кентавр № 38 и 39, 2006).
  3. Дубровский, В. Я. Введение в системо-деятельностный подход (Лекции в Институте народного хозяйства (2008) // Очерки по общей теории деятельности // М., ННФ «Институт развития имени Г. П. Щедровицкого», 2011.
  4. Дубровский, В. Я. и Щедровицкий Л. П. Проблемы системного инженерно-психологического проектирования // Издательство Московского Университета. — М., 1971.
  5. Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка // Новое в лингвистике, Вып. 1 // М., 1960.
  6. Кондильяк, Э. Б. де. 1749. Трактат о системах в которых вскрываются из недостатки и достоинства. Государственное Социально-Экономическое Издательство: М., 1938.
  7. Кастельс М. Становление общества сетевых структур // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под редакцией В. Л. Иноземцева. — М., Academia, 1999. С. 495–496, 504.
  8. Конт, О. Курс положительной философии. — СПб., 1899.
  9. Лефевр, Щедровицкий и Юдин (1965). «Естественное» и «искусственное» в семиотических системах // Г. П. Щедровицкий. Избранные труды // М., 1995, с. 50–56.
  10. Марача В. Г. Исследование мышления в ММК и самоорганизация методолога: семиотические и институциональные предпосылки // Кентавр. № 18 (ноябрь 1997 года);
  11. Марача В. Г. Комментарии к статье Б. В. Сазонова «Организация как социальный институт. Смена парадигм» (2004).
  12. Новикова С. С. Социология: история, основы, институционализация в России. — М., Издательство НПО «МОДЭК», 2000.
  13. Щедровицкий, Г. П. и Дубровский, В. Я. Научное исследование в системе методологической работы // Проблемы исследования структуры науки // Новосибирск, 1967, с. 105–116.
  14. Щедровицкий, Г. П. (1972). Сферы деятельности. Методологическое мышление (тексты дискуссий на «Узком семинаре») // Анналы ММК 1972–1 // Наследие ММК (Готовится к печати).
  15. Щедровицкий, Г. П. Исходные представления и категориальные средства теории деятельности (1975 а) // Избранные труды // М., 1995, с. 233–280.
  16. Щедровицкий, Г. П. (1976). Проблемы построения системной теории сложного «популятивного» объекта. // Мышление. Понимание. Рефлексия // М., 2005 с. 245–284.
  17. Щедровицкий, Г. П. Оргуправленческое мышление: идеология, технология, методология (1981) // Организация. Руководство. Управление, Выпуск. 1, Второе издание // М., 2003.
  18. Щедровицкий, Г. П. Щедровицкий, Г. П. Программирование научных исследований и разработок // Из архива Г. П. Щедровицкого, Выпуск 1 // М., 1999.
  19. Щедровицкий, Г. П. Коммуникация и процессы понимания (1982) // Мышление. Понимание. Рефлексия. — М., 2005, с. 689–708.
  20. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. — М., 1969.
  21. Althusser, Louis. Lenin and Philosophy and Other Essays trans. Ben Brewster, London: New Left Books, 1971.
  22. Durkheim, Emile. Rules of Sociological Method, New York: Free Press, 1964.
  23. The Encyclopedic Dictionary of Psychology (R. Harre & R. Lamb, eds). The MIT press: Cambridge, MA, 1983.
  24. Eisenstadt, S. N. International Encyclopedia of the Social Sciences, 1968.
  25. Giddens, Anthony. New Rules of Sociological Method. London: Hutchinson, 1976.
  26. Homans G. S. The sociological relevance of behaviorism // Behavioral sociology. Ed. R. Burgess, D. Bushell. — NY, 1969.
  27. Johnson, A. G. The Blackwell Dictionary of Sociology. Blackwell Reference 1995.
  28. Miller, S. Social Institutions. In Stanford Encyclopedia of Philosophy, Metaphysics Research Lab, CSLI, Stanford University 2007.
  29. Parsons Т. Prolegomena to a Theory of Social Institutions (1932). American Sociological Review, Vol. 55, № 3 (Jun., 1990), pp. 319–333.
  30. Parsons Т. Essays on sociological theory. — NY, 1964.
  31. Searle, John. The Construction of Social Reality, London: Penguin, 1995
  32. Thompson, G., Frances, J., Levacic, R. and Mitchell, J. Markets, Hierarchies & Networks. The Coordination of Social Life. Sage Publications: London, 1991.
  33. Weber, Max. The Methodology of the Social Sciences, Glencoe, Illinois: Free Press, 1949.
Источ­ник: Сферы деятельности и институты. Виталий Дубровский. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 18.10.2013. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/6549
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи