Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

О природе консультационной коммуникации. Вячеслав Дудченко

Вячеслав Сергеевич Дудченко (1940–2007) — доктор социологических наук, специалист в областях стратегического менеджмента, организации бизнеса, инноватики, менеджмента, маркетинга, развития персонала, организационного развития и методологии, создатель концепции онтосинтеза, автор многих научных работ. Известен как один из основателей управленческого консультирования в бывшем Советском Союзе и первый президент Национальной Гильдии профессиональных консультантов России. Настоящая статья впервые опубликована в 2006 году.

Самоопределение

Природу коммуникации в управленческом консультировании я буду рассматривать с трёх точек зрения (см. рис. 1). Во-первых, с точки зрения участника этой коммуникации. Вернее, тех видов коммуникации с консультантами и клиентами, которые изображены на рисунке 1. Во-вторых, с точки зрения созидателя, конструирующего, организующего эти коммуникации. И, в третьих, с точки зрения наблюдателя, рефлектирующего, осознающего и понимающего эти процессы.

Рисунок 1.

На рисунке 1 представлены три вида коммуникации. Первый вид коммуникации (на рисунке — К–1) — это коммуникация между консультантами, задающая тот или иной тип профессионального консультационного сообщества (какова коммуникация, таково и сообщество), определяющая конкурентные и/или партнёрские отношения в сообществе, являющаяся стержнем профессиональных (проектных) команд консультантов. В этой коммуникации я участвую как коммуникатор, конструктор и наблюдатель. Второй вид коммуникации (К–2), — это коммуникация между консультантами и клиентами. В этом коммуникационном пространстве работа консультанта в позициях коммуникатора, конструктора и наблюдателя составляет основу его профессиональной деятельности и требует от него соответствующих ключевых компетенций. Третий вид коммуникации (К–3), — это коммуникация между клиентами, которую создают консультанты. Эта коммуникация, чтобы принести успех клиентам, должна быть построена по законам эффективного коммуникационного взаимодействия, для чего её нужно сконструировать, обучить ей клиентов, организовать, заместить ей коммуникацию неэффективную. Я утверждаю, что эти три вида коммуникации когерентны по отношению друг к другу, накладываются друг на друга, интерферируют, усиливают или ослабляют друг друга. Причём основная ответственность за эти процессы лежит на консультантах, как профессионалах в этой области.

Все рассматриваемые далее процессы коммуникационного взаимодействия я буду разворачивать из этих видов коммуникации (термины «коммуникационное взаимодействие», «взаимодействие» и «коммуникация» я употребляю здесь, на этом этапе рассуждении, как синонимы).

Общая картина, в которую вписана консультационная деятельность, выглядит следующим образом. Существует некая деятельность. В процессе этой деятельности возникают проблемы, не разрешимые в рамках и с точки зрения законов этой деятельности. Рядом существует или возникает другая деятельность, предлагающая субъектам первой деятельности иное видение, иные способы мышления, иные принципы и способы коммуникации и деятельности, в результате использования которых эти суъекты преодолевают свои кризисы. Этот вид деятельности сегодня и называется консультированием. В консультировании, так же как и в любых других видах деятельности, появляются свои проблемы, неразрешимые внутри этой деятельности.

Для решения проблем, возникающих в консультировании, в частности, проблем коммуникационного взаимодействия, я хочу сделать три шага и осуществить проблематизацию трёх уровней: уровня взаимодействия консультанта и клиента, уровня взаимодействия представителя интеллектуального вида деятельности и практика, а также уровня взаимодействия носителей разных способов мышления и разных устройств сознания вообще. Поскольку решение проблем любой системы возможно только посредством выхода за её пределы, для разрешения проблем первого уровня необходимо выйти на второй, для разрешения проблем второго уровня необходимо выйти на третий. Проблемы коммуникационного взаимодействия консультанта и клиента я рассматриваю как частный случай по отношению к проблемам взаимодействия представителей интеллектуальных профессий и представителей практики. А проблемы этого последнего взаимодействия я рассматриваю как частный случай взаимодействия между носителями разных способов мышления и разных устройств сознания. Решая проблемы более высокого уровня, мы получаем доступ к решению проблем более низкого уровня.

Первая проблематизация: консультанты и клиенты

Консультационная деятельность, в полном смысле этого слова, появилась вместе с рождением человека.

Первыми консультантами были шаманы и другие заклинатели духов. Этот вид деятельности развивался и по линии развития института старейшин. Рядом с воинами, вождями, королями, тиранами и другими властителями человеческих сообществ всегда мелькали те, кто, пообщавшись то ли с иными мирами, то ли с самими собой, пророчествовали, предупреждали, объясняли и давали информацию и идеи, которые не могли были быть получены иным путём. Как правило, это были мудрецы, интеллектуалы, с иным взглядом на мир, чем у обычных людей. Часто они приобретали статус советников.

Со времён рождения великих религий эта функция была полностью узурпирована их лучшими представителями. Социальный институт религии выполнял в человеческом сообществе роль легитимизированного консультирования как по духовным, так и по многим жизненным вопросам. Но попытки слияния религиозной власти со светской всегда заканчивались кровавым кошмаром.

В последние столетия функции консультирования расширились и совершили экспансию в другие сферы человеческой деятельности, — торговлю, образование, искусство, бизнес и так далее.

Становление этой деятельности как профессии со всеми её сложностями и проблемами очень ярко можно увидеть на примере попыток великого древнегреческого философа Платона, который пытался консультировать современных ему правителей (история эта прекрасно описана в книге Лосева А. Ф. и Тахо-Годи А. А. «Платон. Жизнеописание». — М., 1977 год).

Платон вырос в знатной, старинной, царского происхождения семье с прочными аристократическими традициями. Он получил всестороннее образование, соответствующее тогдашним представлением о совершенном, идеальном человеке, соединявшем в себе физическую красоту безупречного тела и внутреннее, нравственное благородство.

Благополучная жизнь молодого человека закончилась после встречи с Сократом.

Платон сжёг всё, что до этого сочинил, и вступил в новый период жизни. Немногие шли за Сократом — часто это были молодые люди из богатых и знатных семей, мечтавшие о быстрых и радикальных преобразованиях в обществе. Платон обрёл, наконец, учителя, которому оставался верен всю жизнь и которого прославил в своих сочинениях. За восемь лет дружбы Сократ дал Платону то, чего ему так не хватало: твёрдую веру в существованиие истины и высших ценностей жизни, которые познаются через приобщение к благу и красоте трудным путём внутреннего самосовершенствования.

После смерти Сократа Платон, тяжело перенесший кончину любимого учителя, отправился путешествовать по свету, набираясь мудрости у тех, кто хранил её с древнейших времён, — познавая науки, философию, религию и нравы чужеземцев. Странствуя по разным странам и наблюдая их жизнь и законы, Платон пришёл к выводу, что все государства управляются плохо. В конечном счёте, Платон утвердился в мысли, что избавить людей от зол могут только истинные и правильно мыслящие философы, занявшие государственные должности, или же государи, которые станут подлинными философами.

Закономерной в этом плане стала в конце его странствий поездка в Сицилию, в Сиракузы, где правил чрезвычайно жестокий тиран Дионисий Старший. Платон знал о страсти тирана к поэзии и решил провести в жизнь свою идею нравственного совершенствования правителя посредством философии. Он старался убедить тирана в том, что тираны беднее всех мужеством, ибо держат окружающих только силой страха, а сами испытывают страх перед каждым человеком; в том, что тиран — самый боязливый человек на свете, так как он дрожит перед своим цирюльником, опасаясь, как бы тот не зарезал его бритвой; в том, что цель властителя — «делать из своих подданных хороших людей»; в том, что мало залатывать дыры в государстве, — надо изменить сами методы власти, и тому подобное.

Увы, благородный замысел тридцативосьмилетнего, уже испытанного жизнью философа, оказался иллюзией. Бедственное положение государства, правители которого погружены в роскошь, обжорство, пьянство и разврат, не прилагая ни к чему никаких усилий, было страшной правдой. Тщеславный и подозрительный Дионисий Старший, привыкший все сорок лет своей жизни никому не верить и в каждом подозревать врага, увидел в наставлениях всеми восхваляемого философа неприкрытое осуждение своей особы, тем более опасное для него, что придворные с интересом и неприкрытым злорадством слушали речи Платона. В результате Платон был продан в рабство, хотя, к счастью, купивший его, узнав знаменитого философа, тут же отпустил его на свободу.

Ещё дважды, уже будучи глубоким стариком, поддаваясь на уговоры и мольбы близких ему людей и настойчивые приглашения нового правителя Сиракуз — Дионисия Младшего — Платон попытался совершить тот же подвиг, — уже с сыном Дионисия Старшего. Всё происходило как будто по единому сценарию: пышный приём, демонстрация лояльности тирана к Платону и дружбы с ним, а затем резкое охлаждение и разрыв.

Изменить природу жестокого, коварного, лицемерного, подозрительного правителя Платон, намеревавшийся убедить Дионисия Младшего в необходимости создания нового законодательства и нового государственного строя, не мог ещё и в силу того, что существующий порядок устраивал большинство окружающих тирана подданных. Чудом избежав смерти, Платон вернулся в родную Академию. Размышления Платона о государстве, в котором все равны перед законом, — и правители, и граждане, — остались лишь благими упованиями. На практике никто из современных Платону законодателей не пошёл по его пути.

Что же Платон делал не так? Почему его попытки передать «клиентам» безусловно ценные и полезные мысли с железной закономерностью заканчивались полным провалом, вплоть до попыток лишения его свободы и жизни? Чего же не учитывал Платон, общаясь с правителями? Сегодня на эти вопросы можно было бы ответить так: Платон полностью игнорировал осознанные лишь сегодня требования к профессиональному построению процесса коммуникации консультанта с «клиентом».

Он действовал как человек, владеющим набором истин (экспертным знанием), и не был озабочен восприятием, пониманием и принятием своих идей другими людьми. Этим грешат и современные экспертные консультанты, считающие, что они владеют абсолютной истиной в том или ином вопросе и что другие должны с радостью, восторгом и благодарностью принимать этот их бесценный дар. Что вовсе не так.

К сожалению, Платон не усвоил главной мудрости своего учителя Сократа. Сам Сократ говорил о себе, что, не имея собственной мудрости, он помогает другим людям находить истину, искусно ставя перед ними вопросы. Этот метод Сократ называл «майевтикой», что означало у него «искусство родовспоможения». Майевтика, фактически, была для Сократа методом организации коммуникации с акцентом не на вкладывание в сознание других своих идей (как это делают современные экспертные консультанты), а на помощь в порождении своих собственных идей другими людьми. Как гениальный Платон прошёл мимо этой мудрой идеи Сократа, до сих пор остаётся загадкой.

Вторая проблематизация: интеллектуалы и практики

Описанная выше история заставляет поставить вопрос следующего уровня: Как вообще представители интеллектуального труда могут в процессе коммуникационного взаимодействия влиять на реальную жизнь людей? Ведь в этом и есть глубинный смысл их профессиональной деятельности. Для ответа на этот вопрос рассмотрим несколько сюжетов, которые, с одной стороны, позволят увидеть всю глубину и многогранность поставленной проблемы, с другой стороны, позволят сделать попытку дать некоторые ответы.

Я неоднократно ранее описывал генезис становления опыта практиков и людей интеллектуального труда. Различия в процессах этого становления можно свести к нескольким пунктам:

  1. Практик обычно действует в квазиэкспериментальных ситуациях, в которых на свои решения и воздействия он постоянно получает от мира обратную связь, за счёт чего имеет возможность формировать всё более адекватное представление об этом мире. Представители интеллектуальных видов деятельности предпочитают эти «воздействия» оказывать на интеллектуальном же уровне, не получая при этом обратной связи от реального мира. В результате их представления о нём, как правило, неадекватны.
  2. Практик действует в соответствии со всё более адекватными представлениями о мире всё более эффективно. Интеллектуал замыкается в своих умозрительных мирах и его практические действия в реальном мире со временем становятся всё менее эффективными.
  3. В результате приобретённого опыта практик владеет реальным миром, а интеллектуал владеет миром виртуальным. Отсюда и все проблемные коллизии в их взаимодействии.

Один из самых эффективных путей выхода из описанных противоречий — построение так называемой «третьей площадки», материалом для создания которой и становится опыт практиков и интеллектуалов. Именно здесь, на третьей площадке, в результате осознанно строящейся коммуникации происходит встреча мира идей и мира практики. Эта встреча — самое главное событие коммуникации интеллектуалов и практиков, которое предъявляет свои требования к участникам этих событий и к способам их взаимодействия. Эти требования таковы:

  1. Осознанность участия в этой коммуникации обеих сторон.
  2. Добровольность участия в этой коммуникации.
  3. Ориентация на будущий совместный результат.

В ходе такого коммуникационного взаимодействия происходит самое главное: взаимная адаптация мира идей и мира практики, а также появление третьего пространства, в котором органично сплавлены идеи и практика. Что нередко рождает принципиально новые миры с иными свойствами и более широкими возможностями.

Ничего этого не происходило в случае с Платоном и Дионисиями. В течение всех взаимодействий они оставались в своих пространствах, закрытых одно для другого. С точки зрения «клиентов» Платон пренебрежительно игнорировал их сильные стороны, подрывал их авторитет, унижал их достоинство, глумился над их властью, издевался над их личностями, намеревался причинить ущерб и разрушить их государство. Это были нормальные для двора смыслы и интерпретации. С точки зрения Платона он предлагал великие и справедливые идеи, настоящие человеческие ценности, наиболее высокие принципы управления государством с учётом общечеловеческих ценностей.

Скорее всего, это были перенесённые в практическую ситуацию мир и атмосфера Академии Платона, также представлявшие собой замкнутое для мира практики пространство.

Третья проблематизация: человек, коммуницирующий с человеком

Но, наверное, эти проблемы возникают не только в коммуникации интеллектуалов и практиков. Эти две категории людей я выбрал как наиболее ярких носителей «замкнутых пространств». Становление представлений, опыта, способов мышления, формирования сознания у каждого человека единично и уникально. Поскольку ход этих процессов детерминирован десятками тысяч факторов в каждом индивидуальном случае складывающихся в неповторимую мозаику. С этой точки зрения проблема коммуникационного взаимодействия — это проблема в той или иной степени касающаяся любых взаимодействий между любыми людьми. Сознание каждого человека представляет свой собственный индивидуальный микрокосм, создающий замкнутый мир. Большинство людей пытаются найти выход из этой проблемы, играя в «перетягивание каната», пытаясь перетащить других людей в своё пространство смыслов, навязать им свою логику, своё видение, свои ценности как единственно и исключительно верные. В результате возникает сопротивление, отторжение, ответная агрессивная активность, отказ в признании мира этого человека, которые имеют своими последствиями разрывы, конфликты, взаимное уничтожение.

Все эти процессы происходят в актах коммуникационного взаимодействия. И, не разобравшись в механизмах коммуникации, невозможно разрешить эти коллизии.

Обычно под коммуникацией или коммуникационным взаимодействием понимают передачу некоторой информации от одного человека к другому и последующую за этим во времени обратную связь, — ответ адресата на полученную информацию. Я утверждаю, что подобного рода передача информации (или информационное воздействие) и получение ответа (ответное информационное воздействие) не является собственно взаимодействием. В лучшем случае это два разных воздействия, следующих во времени одно за другим. Для того чтобы проникнуть в суть взаимодействия я сделаю заход с другой стороны.

В соответствии со схемой онтосинтеза (смотри рисунок 2) человек проецирует имеющиеся в его сознании образцы на материал мира, получая при этом то, что он затем воспринимает как объекты и реальность. Образец, обозначенный в нашем случае значком «треугольник», выступает как смыслообразующая форма при соединении с материалом мира. В результате для человека появляется реальность такой, какой он её производит.

Рисунок 2.

Не осознавая механизма онтосинтеза и воспринимая оформленный его образцами материал мира как реальность, человек оказывается заключённым внутри этой реальности, относясь к ней как к внешней, объективной ситуации, среде, комплексу не зависящих от него факторов (см. рисунок 3).

Рисунок 3.

Находясь внутри оформленного им же самим фрагмента мира, человек видит и интерпретирует все аспекты этого мира в логике образца для его построения. Возникает явление, издавна получившее название «самоподтверждающийся мир».

Самоподтверждающийся мир оказывается замкнутым сам в себе (по типу монады Лейбница). Все отклонения от логики его устройства при его действии реинтерпретируются как его законные элементы. Например, если по логике этого мира в этом месте должно быть «чёрное», а на этом месте оказывается «белое», то это «белое» будет интерпретироваться и восприниматься как «чёрное».

На рисунке 4 изображена «встреча» таких миров, разных миров. Символически говоря, один партнёр по коммуникации заключён в собственном «треугольном мире», а другой — в собственном «квадратном мире», в соответствии с разными образцами, спроецированными на материал мира. Вертикальной чертой я обозначил непроходимую границу между ними как самоподтверждающимися мирами. Возникает вопрос: как при таком взгляде на вещи между субъектами этих миров возможно коммуникационное взаимодействие?

Рисунок 4.

Инновационная модель коммуникационного взаимодействия

Осознавая очевидную невозможность взаимодействия в такой ситуации в силу заключённости субъектов в их монадообразных самоподтверждающихся мирах, я выдвигаю тезис о том, что в коммуникацию вступают не отдельные люди, а их индивидуальные реальности или миры. Это может происходить лишь при определённом построении коммуникационного взаимодействия, в корне отличающегося от следующих друг за другом во времени воздействий.

Так родилась инновационная модель коммуникационного взаимодействия (см. рисунок 5).

Рисунок 5.

Отличительные особенности этой модели:

  1. Одновременность разнородных, но взаимоувязанных действий. Так, в процессе коммуникационного взаимодействия одна сторона передаёт информацию, другая — воспринимает её.
  2. Одновременность однородных действий. В качестве таких действий может рассматриваться мысленная интерпретация: передающий сообщение в ходе этой передачи осуществляет свою интерпретацию фактов и событий (его сообщение и есть его субъективная интерпретация этих фактов и событий). Воспринимающий всегда по-своему интерпретирует получаемое сообщение. Причём, делает он это практически одновременно с говорением говорящего и перестраивает свою картинку смысла текста как целостной системы. Фактически, он всегда осуществляет реинтерпретацию. Одновременными же могут быть и другие мыслительные действия: выдвижение гипотез, считывание подтекста, расшифровка интенций, привязка сообщения к данной ситуации, оценка текста и так далее. Сообщения об этих процессах посылаются на невербальном (а иногда и вербальном) уровне одновременно с передачей и восприятием текста.
  3. В процессе коммуникации обе стороны претерпевают изменения, вызванные перераспределением информации и её интерпретациями в системе их взаимодействия, изменившимся пониманием, трансформировавшимися взглядами на те или иные факты и события. С этой точки зрения коммуникация рассматривается не как ряд чередующихся воздействий сторон друг на друга, а как процесс одновременного взаимо- и самоизменения, взаимо- и саморазвития обеих сторон. Когда с одной из сторон этого не происходит — это случай вырождённого, неполноценного взаимодействия, собственно взаимодействием и не являющегося. Именно эта особенность истинного взаимодействия дала название модели: «инновационная модель взаимодействия».

На рисунке 5 коммуникационное взаимодействие изображено во всей его сложности и многогранности. Это и контакт индивидуальных миров, и одновременные воздействия на другого и на себя, и трансформация этих миров и субъектов коммуникации.

Я утверждаю, что эффективным может быть только подлинное коммуникационное взаимодействие, описанное в этой модели. Хотя и не исключаю случаев негативных изменений взаимодействующих субъектов, их деградации вплоть до взаимоуничтожения.

Эффективным взаимодействием, с учётом последнего, будет взаимодействие, повышающее информационно-энергетический потенциал взаимодействующих сторон, ведущий к образованию нового социального субъекта, находящегося на более высоком уровне развития, и нового, более жизнеспособного, информационно-энергетического пространства.

Коммуникация в системе «консультант — консультант»

Вернёмся к первой проблематизации и посмотрим, являются ли консультанты «сапожниками с сапогами». То есть, как обстоит дело с организацией коммуникационного взаимодействия в среде самих консультантов. Ведь это их главная ключевая компетенция в профессиональной работе с клиентами.

Проблема коммуникации в консультационном сообществе давно стала одной из наиболее острых проблем, осознающейся лишь немногими.

Консультационное сообщество я рассматриваю лишь как частный вид любого профессионального сообщества. Но здесь более драматично вырисовываются как проблемы коммуникации между интеллектуалами и практиками, так и проблемы, возникающие в коммуникации между людьми вообще.

Одной из наиболее выраженных специфических черт профессии консультантов является необходимость открытости ко всему новому, к клиентам и друг к другу. Тем не менее, когда встречаются представители разных консультационных школ, возникает такое впечатление, как будто бы они с разных планет. «Разнопланетность» обуславливается и разным «происхождением» консультантов: из исследователей, из разных дисциплин, из методологов, из практиков… На всё это накладываются индивидуальные особенности менталитета каждого. И в результате получаются замкнутые пространства, самодостаточные миры, непересекающиеся реальности. Без коммуникационного взаимодействия эти пространства обедняются, становятся плоскими, теряют свою силу влиять на жизнь.

Одно из главных проявлений такой замкнутости, — скептическое, критическое, негативное отношение к опыту, личностям и организованностям коллег по профессии. Причины такого отношения, — абсолютизация собственного опыта; неверие в большие способности и возможности других; недопущение мысли о том, что возможны люди и организованности, превышающие его по уровню развитости; неверие в действительную успешность других. А то и просто зависть. Вот почему профессиональное общение консультантов — главная, первичная, базовая задача, попыткой решить которую я занимаюсь в этой статье.

Когда мы создавали в 2000 году Национальную Гильдию профессиональных консультантов, мы уже тогда осознавали весь комплекс проблем, препятствующих эффективной коммуникации между консультантами. Гильдия как раз и мыслилась в качестве площадки, на которой эти проблемы могут быть решены.

Основные идеи открытости коммуникации закладывались уже в концепции и идеологии Гильдии как профессиональной ассоциации. Ключевая идея здесь («Пусть расцветают сто цветов») предполагает отказ от монопарадигмальной работы и утверждение в качестве одной из высших ценностей, в качестве одного из высших принципов — полипарадигмальность, мирное сосуществование и подлинное взаимодействие между совершенно разными школами, направлениями и стилями консультационной деятельности. Так, помимо и наряду с работой, ведущейся в рамках инновационной методологии, в Гильдии успешно развивается направление, строящееся на методологии виртуалистики. В этом же пространстве мирно развивается классическая, построенная на методологии Котлера, маркетинговая деятельность. Странным образом с этими направлениями пересекаются классические тренинги, кинезиологические занятия, и события, организованные в русле методологии Open Space (открытого пространства).

Способы и процессы решения описанных проблем, а также организация эффективного коммуникационного взаимодействия между консультантами, разворачиваются в нескольких направлениях.

С самого начала существования Гильдии в ней проводятся циклы еженедельных семинаров по методологии успешной консультационной деятельности. Эти семинары строятся как открытые системы коммуникационного взаимодействия представителей разных школ и методологий. За шесть лет через них прошли сотни полторы участников. Среднее количество семинаров в таком цикле, — около тридцати в год. Количество участников одного семинара — от 15 до 40 человек.

Именно на этих семинарах происходит драматическое столкновение и взаимодействие разных подходов, школ, методологий. На этих семинарах рождаются отдельные бизнес-группы, занимающиеся коммерческими проектами. Эти группы строятся уже по иным, рыночным принципам, — они работают в более жёстком режиме. В последнее время еженедельные методологические семинары начали делиться и идут параллельно друг с другом.

На еженедельных семинарах удаётся организовать подлинное коммуникационное взаимодействие. Здесь соприкасаются и проникают друг в друга реальности разных людей. Большим достижением становится здесь то, что появляется возможность «обратить внимание» на реальности других участников семинаров, воспринять эти реальности, соотнести с ними свою реальность. Реализация этой возможности запускает механизм саморазвития. Фактически эти циклы семинаров и становятся «третьей площадкой» для их участников.

Ещё одна чрезвычайно эффективная форма организации коммуникационного взаимодействия между консультантами, ещё одна форма «третьей площадки» — выездные многодневные методологические семинары Гильдии. Длительность таких семинаров — от трёх до 10 дней. Проводятся они как в России, так и за рубежом. Количество участников — 15–20 человек. Тематическая направленность меняется в широком диапазоне: это и поиск аподиктичных оснований профессионального мировоззрения консультантов; и школа консультантов-бойцов; и сессии саморазвития; разработка маркетинговой стратегии и так далее. Коммуникационное взаимодействие здесь становится объемлющей системой, запускающей и поддерживающей процессы саморазвития участников.

Пожалуй, наиболее интересной площадкой для организации эффективного взаимодействия между консультантами (а также их клиентами и собратьями по интеллектуальным видам деятельности) стали ежегодные международные Форумы по методологии консультирования, проводимые Гильдией. Так, в Форуме 2005 года приняло участие более 60 человек, включая около десятка лидеров самых разных направлений и школ консалтинга (В. Дудченко, С. Филонович, В. Щербина, Э. Стак (Франция), В. Тарасов (Эстония), Л. Гайнутдинова, М. Пронин и некоторые другие). В работе Форума использовались разнообразные формы коммуникации: блиц-турнир с гуру консалтинга, творческие лаборатории, дискуссионные клубы, мастер-классы, тренинги больших групп, групповые консультации и общие дебаты. Не считая плотного неформального общения участников друг с другом, поскольку Форум происходил на выезде (база под Звенигородом) и все жили эти три дня в одном здании.

Пространство Форума («третье пространство») было построено таким образом, что каждый, кто входил в это пространство, получал возможность заявить о своей реальности и увидеть реальности других, без какого-либо долженствования, без каких-нибудь необходимостей. Это пространство задавалось следующими принципами:

  1. Методологичность. Предполагалось, что во всех выступлениях, дискуссиях и других формах работы основной акцент будет делаться на способах, методах, технологиях мышления, коммуникации и деятельности консультантов. Главными должны были стать ответы на вопросы «Как», «Каким образом» мыслит, общается и действует эффективный консультант. В центр обсуждения на Форуме мы поставили вопросы интегрированного консалтинга. Модель этого вида консалтинга строилась таким образом, чтобы она была способна к саморазвитию за счёт способности впитывать, воспринимать всё ценное из других подходов и за счёт внутреннего методологического самодвижения. Шанс на будущее имеет только тот вид деятельности, который строится как открытая система. В неё заложен механизм самодвижения и активности; она должна быть способна к самообновлению и непрерывному развитию; она должна быть способна к гибкой адаптации к любым социокультурным средам, а также способна адаптировать эти среды к себе. Таким образом, сама конструкция модели консалтинга будущего, которую мы и назвали интегрированный консалтинг, требования, которые положены в основу этой модели, как и огромный опыт её практического апробирования, делают эту модель наиболее перспективной из всего, что порождено в этой профессиональной области.
  2. Проектный характер работы на Форуме. Как мне представляется, для профессиональных консультантов наиболее интересно и полезно заниматься не бесконечным перепросмотром своего и чужого опыта, а вместе строить будущее своей профессиональной деятельности. На Форуме была предпринята попытка ответить на вопрос: «Каким должен быть консалтинг 2099 года». В качестве одного из ответов как раз и была рассмотрена модель интегрированного консалтинга. Создание будущего, изобретение будущего, управление будущим, — вот тот ракурс, в котором рассматривались вопросы консалтинга будущего.
  3. Неформальность работы, неотчуждённость. Форум мы делали для себя, а не для «галочки» и не для отчёта кому-то. Поэтому на Форуме не было никаких жёстких формальных правил, форм или последовательности работы. Были намечены только основные события Форума и примерные временные границы. Каждый имел возможность заявить тему выступления, предложить оригинальную форму работы, пойти на те мероприятия Форума, которые ему интересны. Поскольку наша принципиальная позиция, — многопарадигмальность, нет и не может быть единых норм или канонов работы. Рассматриваются все методы и формы работы консультантов, которые приносят хорошие результаты.

Форум было предложено рассматривать как 31 сессию Школы саморазвития. Школа саморазвития (основатель и руководитель В. С. Дудченко) действует с 1986 года. 30 сессий этой Школы проходили в разных городах России, в разных формах. Сессии Школы были разной длительности: от 3 до 14 дней. Участниками Школы вначале были только консультанты. Назывались эти мероприятия Школами саморазвития консультантов. К концу 1980-х годов активными участниками сессий Школы стали бизнесмены и менеджеры предприятий. В 1990-х годах в состав участников начали входить представители властных структур. После 2000 года сессии Школы саморазвития проходили под эгидой НГПК. Но всегда основной костяк Школ саморазвития составляли консультанты. Таким образом, Школа саморазвития исторически была в стране первой формой профессиональной подготовки консультантов. Было интересно наблюдать, как предложенные пять стержневых идей встречаются и взаимодействуют с разными школами, стилями мышления, парадигматиками, практиками. Собственно, эти встречи и стали основными событиями Форума.

Коммуникацию с представителями других школ и парадигматик в консалтинге мы постоянно осуществляем ещё в двух формах: приглашаем коллег к себе в гости и участвуем в их мероприятиях на их площадках. Как только появляется малейшая возможность, когда мы встречаемся с интересно, оригинально, не по нашему мыслящими коллегами, мы приглашаем их к себе, создавая заинтересованную аудиторию для их докладов, эссе, проблемных постановок, рассказов о себе и о своей судьбе. Эти интереснейшие вечера проходят обычно в неформальной обстановке, и наши с гостями пространства получают шанс на соприкосновение и взаимопроникновение, как и в других формах инновационного коммуникационного взаимодействия.

Наше участие в мероприятиях, проводимых коллегами на их площадках, я проиллюстрирую двумя примерами.

23 февраля 2006 года Фонд памяти Г. П. Щедровицкого проводил очередные Чтения, посвящённые памяти Г. П. В этом событии приняла участие группа консультантов НГПК в составе 9 человек. Блестящие доклады ведущих методологов России, обстановка, в которой проходили Чтения (в них приняло участие более 400 человек), специфика методологической коммуникации как особого уникального дискурса произвели на команду НГПК неизгладимое впечатление. После Чтений в офисе Фонда по инициативе и под руководством Президента Фонда П. Г. Щедровицкого была организована серия методологических семинаров, посвящённых рефлексии прошедших Чтений и подготовке следующих. В работе этих семинаров приняли участие представители Гильдии.

Второй пример. В Воронеже силами Автономной образовательной некоммерческой организации «Институт менеджмента, маркетинга и финансов» вот уже пятый год под руководством доктора экономических наук, профессора, заведующей кафедрой менеджмента В. И. Алешниковой проводятся Международные научно-практические конференции по проблемам управленческого консультирования.

На этих конференциях встречаются представители самых разных школ консалтинга, в том числе и московских, которым в Москве пообщаться обычно не удаётся. Это и мудрая обаятельная В. Расщепкина, заместитель директора ШКУ АНХ при правительстве Российской Федерации, и блистательный А. Ренард, вице-президент компании ЕМС, и основательный П. Баранов, заместитель директора Центра УК МНИИПУ, и педантичный, строгий А. Павлуцкий, президент консультационной фирмы «Павлуцкий и партнёры»… Представители НГПК принимают участие во всех воронежских конференциях. В. Алешниковой и её команде удаётся создавать на этих встречах совершенно удивительную атмосферу искренности, открытости и доброжелательности, почти домашнего уюта, внимания и заботы. В этой атмосфере, когда границы и перегородки между разными консалтинговыми школами размягчаются и теряют свою силу, обсуждение даже самых сложных теоретических и методологических проблем консалтинга идёт легко и органично. Мне кажется, что на этих конференциях достигается подлинное коммуникационное взаимодействие между участниками.

И последняя форма организации профессиональной коммуникации консультантов, которая оказалась удивительно продуктивной и полезной, — коммуникация в виртуальном пространстве. По поводу всех значимых событий, происходящих в мире консалтинга, члены Гильдии чуть ли не ежедневно обмениваются информацией. По электронной почте идут содержательные дискуссии, индивидуальные запросы по личным острым проблемам, проработка содержательных аспектов коммерческих проектов и осознание членами группы всего, что с ними происходит, в форме рефлексивных текстов. Плотность этой коммуникации такова, что в день иногда приходят десятки электронных сообщений. А поскольку главными правилами для такой коммуникации давно стали искренность, органичность и открытость, все тексты отличаются самобытностью и талантливостью. Здесь, в соответствии с основным идеологическим императивом Гильдии оформляется, проявляется и развивается индивидуальность каждого. Таким образом, в этом случае «третьей площадкой» оказывается виртуальное пространство коммуникации.

В заключение я хочу перечислить наиболее важные, на мой взгляд, идеи и принципы эффективного коммуникационного взаимодействия.

  1. Эффективное коммуникационное взаимодействие должно строиться осознанно и целесообразно как коммуникационная деятельность. В отличие от деятельности коммуникация обычно осуществляется как поведение. То есть, поведенческие действия обычно имеют характер неосознанной, спонтанной и нецелеориентированной активности.
  2. Эффективное коммуникационное взаимодействие получается в случае открытости сознания и мышления участников к иному, признания права на существование иных интеллектуальных и жизненных миров. Для интеллектуальных профессий, в частности, открытость удобно трактовать как принципиальную ориентацию на полипарадигмальность.
  3. Для конструирования эффективного коммуникационного взаимодействия принципиальным условием является неформальность, неотчуждённость, человекоориентированность действий сторон. Это — «коммуникация с человеческим лицом». Исключением могут быть ситуации, в которых стороны соглашаются с определёнными регламентами, которые не препятствуют, а способствуют свободному волеизъявлению.
  4. Построению эффективной коммуникации способствуют позитивные ориентации сторон. Скептицизм, повышенная критичность, негативизм, агрессивность, враждебность, — всё это, за редким исключением, препятствует эффективной коммуникации сторон, «закрывая» их миры для продуктивного взаимодействия.
  5. Для успеха в построении эффективной коммуникации консультантам необходимо развивать их главную профессиональную компетенцию — умение строить эффективное коммуникационное взаимодействие. Никакое интеллектуальное и духовное развитие консультанта не принесёт успеха без этой компетенции.
  6. Как показала практика, наиболее действенный метод построения эффективной коммуникации, — метод «третьей площадки» (или «третьего пространства»). Сознательное, добровольное, совместное построение «третьей реальности», в которой бы отразились миры, реальности и позиции участников, — самый эффективный путь построения работающего коммуникационного взаимодействия.
Источник: О природе консультационной коммуникации. Вячеслав Дудченко. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 17.03.2009. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3742
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи