Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Фабрики мысли. Пол Диксон. Глава XI. Прогнозирование будущего

1. Футурологи

Стремительное развитие техники и исторически сложившееся нежелание человека представить себе воздействие последних достижений на условия его существования в отдалённом будущем представляют собой два фактора, часто выдвигаемых в неразрывной связи теми, кто пытается объяснить сегодняшние трудности. Этим же двум факторам приписывается и причина появления нового типа исследований, который получает все более широкое распространение во всех частях света. Они представляют собой форму изучения политических проблем, получившую название исследований будущего, прогнозирования, прогностики, футуризма, футурологии и футуристики. Предпосылкой появления новой науки послужило мнение, что будущее слишком важно, чтобы оно определялось только фактором случайности.

Хотя сторонники новой науки резко расходятся во мнениях относительно методов и должны ещё достигнуть согласия относительно того, как назвать своё детище, тем не менее они выступают единым фронтом, когда дело касается её существа. Они уверены в возможности и необходимости изучения будущего. В отличие от гадалок с магическим кристаллом и газетных пророков они не считают, что будущее можно точно предсказать, поскольку очень многое остаётся неизвестным. Но они действительно уверены в том, что человек сам создаёт своё будущее. Они утверждают, что уже в настоящее время человеческое общество, нравится ото вам или нет, создаёт это будущее посредством различных решений, открытий, действий или бездействия. А если мы создаём это будущее, заявляют они, значит, мы имеем возможность определить его, хотя бы частично. Сравнивая различные варианты будущего, которые могут или должны иметь место, футурологи пришли к выводу, что они могут содействовать повышению способностей общества к восприятию, что позволит принимать решения, гораздо лучше соответствующие тому будущему, к которому мы стремимся, и не стать рабами обстоятельств из-за наших собственных необоснованных действий. Футурологи полагают, что их влияние может особенно сказаться в тех случаях, когда определённые затраты времени, средств, физической и умственной энергии позволят предотвратить одни события и создать благоприятные условия для возникновения других. При этом они соглашаются с тем тезисом, что некоторые аспекты будущего находятся за пределами нашего контроля.

Хотя подобный взгляд на будущее ни в коем случае не является для человечества новым, само существование довольно аморфного международного сообщества мыслителей, которые имеют или по крайней мере утверждают, что имеют, возможность вступить в спор с будущим, свидетельствует о существовании нового и необычного научного направления. Несмотря на тот факт, что целенаправленное изучение будущего получило своё начало только в 1960-х годах, оно уже имеет своих лидеров, печатные издания, теоретические школы, ассоциации, институты и терминологию, то есть все атрибуты зрелого интеллектуального движения. Наиболее известной и крупной из ассоциаций, занимающихся вопросами будущего, является «Всемирное общество футурологов», созданное в 1966 году в Вашингтоне в качестве центра по обмену информацией между специалистами, занятыми долгосрочным планированием и прогнозированием. Президент и основатель её Эдвард С. Корниш заявляет, что в настоящее время ассоциация объединяет более 6 тысяч членов из 45 стран. Группы футурологов, сформировавшиеся в других странах — Японии, Дании, Франции, Италии, Германии и Швеции, — имеют теперь по крайней мере одно общество в каждой из стран. Были проведены две крупные международные конференции по изучению будущего: одна в Осло в 1967 году, другая в Киото в 1970 году. Проводились и другие конференции по изучению отдельных аспектов будущего, например конференция, прошедшая недавно в Амстердаме, по проблемам городской окружающей среды вплоть до 2000 года. Обмен мнениями футурологи осуществляют через собственные журналы: «Футуролог», «Техническое прогнозирование» и «Будущее». Изучение будущего проводится рядом правительств, комиссий и университетов. Более 80 колледжей и университетов США ввели специальные учебные курсы по вопросам исследования будущего. Кроме того, существует несколько фирм и школ, специализирующихся в обучении методам прогнозирования будущего в интересах промышленности и правительственных кругов. К таким учреждениям относятся Институт прогнозирования технологии в Нью-Йорке и Александрии, а также фирма в Виргинии с интригующим названием «Объединение кибернетиков».

Изучение будущего завоевало популярность в настоящее время в различных кругах. Прежде всего само направление многим обязано, нравится это или нет, исследованиям военных «фабрик мысли». Специалисты корпорации «РЭНД», разработавшие метод прогнозирования, названный «Дельфи», продемонстрировали возможность изучения будущего с использованием объективных методов. Составление сценариев (описание будущего) Гудзоновским институтом Германа Кана показало, что люди готовы читать — и оплачивать — рассуждения о будущем. Работа Кана вызвала и положительную, и отрицательную реакцию, но и в том и в другом случае она заставила людей думать о будущем. Изучение в течение длительного периода развития военной техники, математическое моделирование будущего, метод определения альтернативных путей развития и подобные им новшества показали, что исследователи обладают новыми средствами для изучения будущего.

Нельзя недооценить значение таких писателей, работавших в области научной фантастики, как Ж. Берн, Г. Уэллс, А. Кларк, Р. Хейпейн, А. Азимов. Эти писатели заглядывали в будущее и иногда с изумительной точностью описывали будущие события. Тот факт, что А. Кларк в 1945 году в совершенстве описал спутник связи за 13 лет до его появления, представляет собой один из примеров той положительной роли, которую сыграло воображение, основанное на научных знаниях в предсказании событий будущего. Подобным же образом в ряде книг опубликованных сравнительно недавно показано общество будущего, к которому могут привести отрицательные социальные тенденции, возникновение которого должно быть предотвращено.

Наконец, некоторое влияние оказывают первые работы, посвящённые будущему, которые в целом подчёркивают необходимость и возможность его изучения. Философская база футурологии заложена в трудах Джона Мак-Хейла «Будущее будущего», Джеральда Фейнберга «Проект Прометея», Бертрана Джувенеля «Искусство догадок» и Дениса Габора «Изобретение будущего». Имеются также книги, в которых излагается методология изучения будущего. К ним относятся: «Прогнозирование технологии» Ральфа Ленца, «Прогнозирование технологии. Практический подход» Марвина Сетрона и «Долгосрочное прогнозирование и планирование технологии» Роберта Аэртса, Эти работы не рассчитаны на рядового читателя, они посвящены серьёзному рассмотрению различных методов прогнозирования.

Не удивительно поэтому, что в настоящее время среди специалистов, занимающихся изучением будущего, существует множество различных подходов. Представители одного из крайних направлений проектируют будущее, которое может, должно или предположительно могло бы быть. Подобные проекты базируются в основном на частных мнениях и опасениях и излагаются в форме художественных произведений. Затем следует отметить направление, которое опирается на традиционные методы исследования. Например, группой по изучению условий деловой активности фирмы «Дженерал электрик» проведена серия перспективных исследований будущего, причём «техника» исследования заключалась в опросе мнений почти 100 учёных, большую часть которых составляли социологи. Другие футурологи, наоборот, используют точную методологию и называют свой подход к науке «технологическое прогнозирование». Подобный термин не отражает сущности футурологии. Он был введён в то время, когда первыми объектами исследований являлись технологические явления, но в настоящее время изучение будущего распространилось и на социологию, и да политику, и на экономику. В целом термин «технологическое прогнозирование» относится к целому комплексу средств, которые используются в попытках предсказания возможных в будущем тенденций и событий, определения их последствий и способов воздействия на ход событий.

Наибольшей известностью и популярностью пользуется методика, разработанная корпорацией «РЭНД», под названием «Дельфи». Эта методика, предложенная фирмой двадцать лет назад, в настоящее время используется большим количеством корпораций, университетов и правительственных учреждений для предсказания очерёдности событий в будущем.

Система «Дельфи» основывается на простой предпосылке, что определение будущего будет более точным, если в этом процессе будут участвовать «X» лиц, а не один человек. Вся процедура сводится к проведению комплекса операций, которые формируют групповое мнение по отдельным предметам обсуждения. Обычно группе экспертов от 20 до 60 человек) даётся задание составить анонимный прогноз в какой-либо определённой области. Например: «К какому времени мы будем иметь возможность управлять силой гравитации?»; «Когда мы сможем выращивать новые органы и конечности при помощи биохимической стимуляции?»; «Через сколько лет мы сможем получить запись информации непосредственно с мозга?» Такие вопросы обычно задаются большими группами и охватывают близкое и отдалённое будущее, тем самым вынуждая экспертов оперировать различными временными категориями. Первичные выводы обычно преувеличены, и их результаты снова представляются экспертам, которые пересматривают их с учётом выводов, сделанных другими специалистами. При повторном опросе экспертам предлагается на выбор или обосновать своё мнение, или изменить его. Процесс опроса повторяется несколько раз, и в конце концов эксперты приходят к примерно одинаковым выводам. В этом процессе возможен один из двух результатов: или с каждым циклом происходит сближение мнений или документируется невозможность достижения подобного сближения. Существо этого метода состоит в его организации: каждый участник остаётся анонимным и отделен от других участников на весь период эксперимента; связь с экспертами поддерживается при помощи почты с целью исключения влияния психологических факторов, например мнения сильных личностей, которые могут оказать доминирующее влияние на группу.

Результаты исследований по методу «Дельфи» обычно включают следующие положения:

  1. Пересмотренный перечень событий, составленный на основе ответов специалистов, включающий те события, которые, по их мнению, являются наиболее важными.
  2. Предположения относительно времени, когда произойдут эти события.
  3. Предположения о возможности возникновения событий в данный период.
  4. Предположения о последствиях данных событий в случае их возникновения.
  5. Оценка желательности таких последствий.
  6. Описание и оценка альтернатив политических действий, которые могли бы увеличить возможность возникновения тех явлений, которые считаются наиболее желательными и уменьшающими возможность наступления нежелательных событий.
  7. Причины существования крайне противоположных мнений на любом этапе процесса.

Например, большинство членов группы, созданной для работы по методу «Дельфи» корпорацией «РЭНД» с целью изучения основных направлений научного прогресса, вероятности и возможностей предотвращения войны, проблем роста народонаселения, автоматизации, развития в области исследования космоса и будущих систем вооружения, предсказали среди многих других событий возможность стимулировать рост новых органов и конечностей к 2007 году, непосредственную запись информации с мозга — к 2050 году и управление гравитационной силой — к 2060 году. Среди членов любой группы, конечно, могут оказаться специалисты, которые полагают, что данные события могут произойти раньше, позже или никогда не будут иметь места. В указанном крупном исследовании было занято 82 эксперта, в состав которых входили специалисты корпорации, а также был приглашен ряд известных людей, среди которых были Артур Кларк, Айзек Азимов, Бертран Джувенель и другие. Исследование, проведённое в четыре последовательных цикла опросов, между которыми делался перерыв в два месяца, показало, как и другие подобные исследования, что, по мере того как вопросы, относящиеся к специфическим событиям, повторялись в каждом цикле, мнение специалистов становилось всё более согласованным.

Не все исследования, проводимые по методу «Дельфи», нацелены на отдалённое будущее. Многие из них затрагивают вопросы, в большей мере имеющие отношение к настоящему. В этом плане интересно отметить, что одним из первых исследований была попытка изучения количества автомобильных аварий, происходящих в выходные дни. Этот прогноз оказался верным. В 1950-е годы весьма специфичный характер носило исследование корпорацией «РЭНД» для ВВС США по системе «Дельфи» вопроса о том, сколько потребуется атомных бомб, чтобы уничтожить военную промышленность США. В данном случае мнения экспертов менялись в отношении количества атомных бомб от 50 до 5 тысяч в первом цикле и от 167 до 360 бомб в пятом, заключительном цикле. В ответе, сообщенном ВВС США, приводилась усреднённая цифра — 225 бомб.

Создателем системы «Дельфи» является старший научный сотрудник корпорации «РЭНД» Норман С. Далки (его соавтором был Олаф Хелмер), который работал над её совершенствованием с самого начала 1950-х годов. Было проведено более тридцати крупных исследований. Последние из них были направлены на то, чтобы показать, что система представляет собой не только средство сбора и уточнение группового мнения, но и отличается точностью. Далки провёл контролируемый эксперимент, используя при этом не специалистов, а, как правило, студентов. В качестве цели была поставлена задача получить ответ на вопросы, касающиеся малоизвестных фактов, которые описываются в справочниках, но не известны подавляющему большинству населения (например, сколько телефонов в ЮАР, сколько голосов было подано за Джона Кеннеди в Техасе в 1960 году, сколько женщин было к концу Второй мировой войны в морском флоте США). Эти эксперименты были проведены в двух вариантах: в одном из них все участники были анонимны (система «Дельфи»), в другом студенты встречались друг с другом после каждого цикла. Результаты опыта показали, что студенты, привлечённые к работе по системе «Дельфи», пришли к более точным ответам и, кроме того, точность их ответов с каждым последующим циклом повышалась.

Привлекательность системы «Дельфи» заключается в том, что она приводит к согласованному мнению группы разных специалистов, обеспечивая тем самым более высокие результаты по сравнению с результатами, которые могут быть достигнуты одним специалистом, или в ходе проведения традиционных конференций и совещаний, в которых убеждение, тщеславие или влияние подавляющего мнения большинства оказывают большое воздействие.

Система «Дельфи» не претендует на обладание магической силой или на роль прорицателя. Сторонники системы видят в ней просто один из наиболее перспективных методов, позволяющих создать организационную форму для планирования, анализа и практической деятельности в будущем. Норман Далки объясняет рациональность системы следующим образом: «Система была разработана потому, что мы были убеждены, что преобладающая часть мнений группы специалистов базировалась не только на хорошо разработанных теориях и данных, но скорее являлась обобщением опыта отдельных специалистов. Система «Дельфи» вынуждает специалистов оценивать и пересматривать основы своих взглядов на те или иные решения, так как в каждом цикле они знакомятся с решениями и мнениями других специалистов и должны защищать, обосновывать свои мнения или менять взгляды».

Норман Далки видит в системе «Дельфи» прогрессивный сдвиг в той области, которую он называет «технологией мнений», и полагает, что в будущем система «Дельфи» и другие методы прогнозирования будущего будут оказывать большое влияние на правительство и промышленные круги, потому что подобная методика позволяет занимать более реалистичную позицию в определении задач и возможностей для достижения конечных целей. Он поясняет: «До сих пор политические деятели фактически не имели ограничений в политике или стремлениях, за исключением выборов и самого политического процесса. Система «Дельфи» предлагает новый, осмысленный контроль, основой которого является определение возможности достижения определённой цели. Если политический деятель скажет, что какая-либо проблема будет решена в течение двадцати лет, мы можем просить его поставить решение этой проблемы в зависимость от направляемого согласованного мнения специалистов».

Для того чтобы проиллюстрировать возможные пути применения системы «Дельфи» как инструмента для определения групповой цели, Норман Далки использовал её для выявления представлений о ценностях. Одна из серий экспериментов была направлена на выяснение коллективного мнения по определению факторов, которые наиболее важны для счастья индивидуума. В данном случае Далки обнаружил, что представления о счастье группы студентов-выпускников и государственных служащих оказались очень близкими. Рассматривавшиеся факторы в зависимости от средней значимости, полученной в результате опросов, распределились следующим образом:

  1. Любовь, привязанность, секс.
  2. Чувство собственного достоинства.
  3. Безопасность и спокойствие.
  4. Стремления.
  5. Общественное признание и необходимость для общества.
  6. Достижения и престиж.
  7. Комфорт и возможность свободного выбора формы отдыха.

Тот факт, что различные группы могут прийти к согласию между собой, как это показывал данный эксперимент, и что подобные группы не так далеки друг от друга, как это предполагалось, показывает, что система «Дельфи» может оказаться важным средством в определении первоочерёдных социальных задач.

Система «Дельфи» в настоящее время все шире и шире применяется в промышленности для определения новых рынков сбыта, возможной новой продукции в будущем и выявления скрытых препятствий на пути развития. Система используется в правительственных организациях и университетах для разработки таких, казалось бы, различных тем, как будущие политические союзники, возможные меры предотвращения войны, будущее воздушных перевозок и развитие медицины на ближайшие тридцать лет. Объединённое агентство науки и техники Японии приступило к осуществлению одного из самых грандиозных проектов по прогнозированию, касающегося технического развития Японии на последующие тридцать лет. В работе принимают участие 4 тысяч экспертов. Журнал «Бизнес уик» сообщает, что сотни корпораций США выражают свою заинтересованность системой «Дельфи», а некоторые из корпораций уже имеют тесный контакт с системой, например фирма «Томпсон, Рамо, Вуд-бридж», которая использует четырнадцать групп специалистов, организованных по системе «Дельфи», для решения различных проблем. Эксперты помогли определить около 400 технических новшеств, которые должны появиться до 1985 года. Таким образом, фирма получила возможность планировать свою деятельность и координировать выпуск новых видов продукции. Опыт фирмы в последующие годы представит большой интерес с точки зрения проверки действенности системы «Дельфи» для внутрифирменного планирования. Широко используется система «Дельфи» военными организациями и несколько реже — другими правительственными организациями.

Методика системы «Дельфи» модифицируется, испытывается, проверяется и совершенствуется другими футурологами. Этот процесс можно проследить по различным публикациям футурологов. В процессе совершенствования исследовались следующие вопросы: можно ли автоматизировать трудоёмкий процесс голосования? Какое определение специалиста является лучшим в отношении методики? Какое количество специалистов в группе можно считать оптимальным? Если, как утверждают Далки и другие, система «Дельфи» — не очередное быстропроходящее увлечение, а зарождение нового подхода к системе мнений и анализу, то этот процесс, безусловно, требует совершенствования и поиска ответов на целый ряд вопросов.

К другим методам прогнозирования, получившим в последнее время признание, относятся: экстраполяция тенденций, построение «дерева целей», метод морфологического анализа, математическое моделирование.

Экстраполяция тенденций благодаря своей простоте представляет собой, возможно, наиболее общую форму прогнозирования. График, на который наносятся данные, экстраполируется на будущее, вследствие чего выявляется линия или кривая, характеризующая изучаемую тенденцию в будущем. Простейшим примером может служить экстраполяция данных распространения определённого загрязнителя воздуха в будущем, для того чтобы предсказать, что может произойти, если не контролировать степень загрязнения воздуха. Построение «дерева целей», как предполагает сама формулировка термина, представляет собой выражение будущего, которое, будучи графически представлено, принимает вид разветвлённого дерева. Подобные графики создаются как последовательные связанные схемы, охватывающие и отражающие все потенциальные события, открытия, возможности, в 1929 году в докладе президенту Гуверу, названном «Совет президента по современным социальным тенденциям». Это была значительная по затрате сил попытка заглянуть в будущее, содержавшая довольно точные данные, но в докладе ничего не было сказано о главном определяющем факторе развития американского общества: страна была на пороге длительной глубокой депрессии.

Насколько бы альтруистичными и демократичными ни были намерения футурологов, любой из них может быть обвинён в том, что он принадлежит к элитарной группе людей, осуществляющей манипуляции с целью управления будущим и усиливающей разделение внутри общества. И конечно, существует возможность того, что действительно возникает обладающая чисто управленческими функциями или сверхъестественным даром элита футурологов, которая будет оказывать гипнотизирующее воздействие на всех остальных. Если способность творить будущее будет использоваться в сугубо ограниченных частных интересах, то такая возможность обязательно была бы использована для того, чтобы увековечить стремления и интересы одной группы. Большой объём работы был проделан военными кругами, следовательно, здесь мы можем найти убедительный пример: создание будущего с большим уклоном на развитие военной техники обязательно приведёт нас к ещё более милитаризованному обществу. Подобное отклонение приведёт к укреплению позиций милитаристских кругов за счёт ущемления гражданских интересов, например в области образования.

Наконец, возможно, самое важное обстоятельство заключается в том, что существует вполне реальная опасность появления пророчеств, обладающих способностью к самоосуществлению и самоотрицанию, — опасность, которую нельзя недооценить. Если оценка будущей мировой политики представит одну из стран в роли возможного противника в 1990 году, как это уже было сделано Институтом по изучению боевых действий на суше и политика будет предусматривать проведение защитных мероприятий в случае такой возможности, то сам прогноз может сказать влияние на превращение возможности в реальность. Конечно, при правильном применении этого или любого другого прогноза он будет использован для предотвращения враждебных действий, но однажды начатый процесс может выйти из-под контроля со стороны человека. В действительности научное прогнозирование открывает разнообразные возможности. Прогноз появления общества, ещё в большей мере основанного на насилии, или предсказание экономических спадов могут психологически способствовать созданию таких социальных условий. С другой стороны, существуют самоотрицающие пророчества, подобно гипотетическому случаю, когда быстрый успех в лечении раковых заболеваний предсказывается столь убедительно, что в результате молодые исследователи посвящают свои усилия исследованию других болезней и, следовательно, способствуют задержке достижения такого успеха.

Большинство футурологов утверждают, что они стараются избегать подобных опасностей, относясь к своей деятельности с высокой степенью ответственности. Больше футурологи опасаются, что их целенаправленная деятельность может прекратиться как быстропроходящее интеллектуальное увлечение. Но в действительности практически все футурологи нацеливают свою работу на специфические аспекты будущего и используют существующие методы прогнозирования либо разрабатывают новые. По подсчётам Далки, в США насчитывается около 400 различных групп, выполняющих какие-либо исследования, касающиеся будущего. В настоящее время, однако, были созданы новые «фабрики мысли» и исследовательские центры (как правительственные, так и неправительственные) с единственной целью прогнозирования будущего. Некоторые из них, например Правительственный комитет Великобритании по проблемам предстоящих тридцати лет, недавно созданный Берлинский центр исследований будущего и Комиссия Академии искусств и науки США по проблемам 2000 год, рассматривают будущее как единое целое. Другие пытаются выделить возможные направления развития в особые категории, например созданная Фондом Форда корпорация «Ресурсы для будущего» изучает перспективы обеспечения сырьевыми материалами и природными ресурсами, а институты вооружённых сил США рассматривают будущее с точки зрения ведения наземных боевых действий. Среди новых групп выделяется своими амбициями институт, который не ограничивает свою деятельность лишь одним аспектом будущего. Он расположен в штате Коннектикут, в городе Мидлтаун, на мрачной Мен-Стрит, среди скопления контор. Это Институт изучения будущего — единственная в США организация, которая зарабатывает на существование своим систематическим многоцелевым изучением будущего.

2. Оракул из Коннектикута

Коннектикутский Институт изучения будущего имеет программу действий, рассчитанную в зависимости от специфики исследований на период от 5 до 50 лет. Его цель состоит в оценке долгосрочного воздействия современных решений на будущее, прогнозировании социально-экономических тенденций и их последствий для будущего, предупреждении о значительных отклонениях от существующих тенденций и развитии и совершенствование новых методов прогнозирования.

Столь широкие и амбиционные стремления института основаны на идеальной для «фабрики мысли» родословной: наличие прочных связей с корпорацией «РЭНД», совет, состоящий из светил в области образования, промышленности и благотворительности, и впечатляющий список специалистов в области анализа из США и других стран, которые выступают в качестве советников института. К последним относятся Герман Кан, французский экономист Бертран Жувенель и Деннис Габор, английский физик, известный как отец голографии — только что возникшей трёхмерной лазерной фотографии. Несколько ведущих членов корпорации «РЭНД» и присоединившиеся к ним другие футурологи и учёные основали эту организацию в 1968 году на средства, полученные от корпорации и ряда фондов, включая Фонд Форда, выделивший 52 тысячи долларов. Причина создания института, как её изложил организационный комитет, состояла в том, что, несмотря на наличие многих институтов, занимающихся отдельными аспектами будущего, ни один из них не планировал всеобъемлющих исследований проблем, имеющих общественный характер, и последствий таких проблем для будущего. Общая стратегия деятельности института предусматривает работу только по контрактам, но с условием, что каждый контракт будет увязан с другими в крупную, сбалансированную программу изучения будущего.

Как и мнение других групп футурологов, философия института базируется на тезисе, что в настоящее время вмешательство в процесс определения путей развития будущего возможно и желательно. Это положение отражено в одном из первых документов организационного комитета, опубликованного в мае 1966 года: «Идея создания Института исходит из изменившегося отношения к будущему. Фаталистическая точка зрения о том, что будущее неизбежно и его нельзя предвидеть, отходит в прошлое. В настоящее время существует общепринятое мнение о множественности вариантов будущего и что соответствующее вмешательство может внести изменения в вероятность того или иного варианта. Это послужило причиной усиленного исследования будущего, а также поисков путей и методов, могущих оказать влияние на ход событий, то есть деятельности, ответственность за которую перед обществом исключительно велика. Ответственность в этом случае понятие не просто академическое, и, для того чтобы эта ответственность не осталась только понятием, мы должны отказаться от роли праздных зрителей и принять активное участие в формировании нашего будущего. Процесс формирования лучшего мира, безусловно, требует мудрости, смелости и понимания человеческих ценностей. Сейчас настало время посвятить себя полностью проблемам будущего нашего общества. Создаваемый институт будет представлять собой ключевую позицию в решении этой насущной задачи».

Однако было оговорено одно очень важное условие, касающееся непосредственно проведения исследований: институт будет воздерживаться от формулирования политики и вместо вынесения решений он будет открыто предоставлять политическим деятелям альтернативные варианты. К своей чести, институт дал такое определение своей деятельности, в котором исключается возможность выполнения заговорщической, тайной или управленческой роли при осуществлении основной задачи — выполнения консультативных функций для специалистов по планированию. Институт не берётся за исследования, результатом которых будет только документ с ограниченным распространением. Все исследования независимо от того, кто заказчик, должны публиковаться для всех. Институт будет стоять также в стороне от исследований военного характера, хотя руководители его заинтересованы в проведении работ в области предотвращения и ограничения возможности войны при помощи невоенных средств. Институт заключает только такие контракты, по которым его специалисты получают максимальную свободу действия в исследованиях; институтом не исполняются заказы узкопроблемного характера, не разрабатываются темы, для которых плохо подходит используемая методика изучения будущего.

Институт ещё не имеет стабильной методики исследований; однако уже наметились два метода, создателями которых являются ведущие представители коллектива института. Олаф Хелмер, директор института, был соавтором Далки в разработке системы «Дельфи». Другая методика, одним из авторов которой является заместитель директора института Теодор Гордон, — анализ взаимного воздействия — разработана коллективом института.

В целом система «Дельфи» используется в качестве организационного принципа в большинстве проводимых исследований, в то время как система анализа взаимного воздействия представляет собой средство выявления специфических связей между отдельными прогнозами. Большая часть выполняемой институтом работы — это экспериментальная смесь новых и старых методов, включающих в себя работу в библиотеке, интервью и опросы, игры и формулирование взаимного воздействия различных процессов. Хорошим примером работы института может служить одно из наиболее крупных исследований этого коллектива по созданию долгосрочных методов прогнозирования для штата Коннектикут. Работа преследует цель не только выявить различия в положении в штате в настоящее время и в 2000 году, но и дать возможность администрации штата усвоить систематизированную методику для самостоятельного прогнозирования. Работа началась с созыва трёх групп по системе «Дельфи»: по техническому развитию, социальному прогрессу и потенциальным возможностям в Коннектикуте.

В качестве примера прогнозов можно привести результаты исследований, проведённых группой по изучению возможностей штата:

Образование:
  1. Необходимые изменения в системе образования произойдут после ухудшения общих условий в школах и приобретения резко отрицательного опыта.
  2. Инициатива изменений в системе образования будет исходить не только от школ, но в этот процесс будут вовлечены политические деятели, общественные деятели и советы по вопросам образования.
  3. Улучшение экономического положения преподавателей произойдёт только в результате повышения производительности труда (соотношения между количеством учащихся и преподавателей). Решение проблемы может быть достигнуто путём более широкого использования автоматических обучающих устройств или путём привлечения недипломированных ассистентов.
  4. Роль системы образования изменится от пассивной реакции на происходящие события до предсказания будущих условий окружения.
  5. Высшее образование станет непрерывным процессом со сменяющимися периодами переподготовки и трудовой деятельности.
  6. Финансирование системы образования будет более централизованным, большая часть средств будет поступать из федеральных и штатных источников.
Досуг:
  1. В Коннектикуте неудовлетворительный досуг будет представлять собой серьёзную проблему, особенно для малоимущих, престарелых и лиц, имеющих образование ниже среднего.
  2. Неспособность составить для себя целевую программу досуга приведёт к появлению серьёзной психофизиологической проблемы.

Каждый из таких комплектов тематических прогнозов для штата сопровождается перечнем «возможностей» или областями деятельности с указанием вероятных положительных факторов в условиях штата в данной конкретной области. Досуг, например, может зависеть от семи возможностей, начиная от пересмотра направления процесса образования с целью обеспечения более свободного выбора вида деятельности до создания новых возможностей для отдыха. Прогнозы, созданные группами «Дельфи», были затем использованы для проведения игры, в которой государственные служащие и учёные знакомились с долгосрочным развитием, дающим возможность оценить один из новых процессов принятия решений.

Кроме того, при разработке проектов для штата Коннектикут был применён новый метод анализа взаимного воздействия. Этот метод применяется там, где кончается действие системы «Дельфи». В данном случае используется комплект выполняемых ЭВМ математических расчетов, в результате которых создаётся представление о взаимосвязи событий, выраженное при помощи математических методов. В этой системе предполагается, что события, предсказанные экспертами, произойдут в изменённом виде, если изменятся вызывающие их события. Существо предположения состоит в том, что событие может: 1) увеличить вероятность; 2) уменьшить вероятность или 3) оказаться безразличным для вероятности возникновения других событий. Суждения, относящиеся к взаимосвязям, прочности таких взаимосвязей и их влиянию на последовательность явлений, представляют собой результаты мыслительной деятельности человека. Рассматриваемый метод анализа применяется для возможного изучения подобных суждений во взаимосвязи друг с другом путём использования счетной техники, многократной обработки на ЭВМ получаемых оценок вероятности возникновения одних событий по мере изменения характера других. Например, если прогноз погоды на месяц улучшился, то возникает более реальная возможность уменьшения потерь при уборке урожая, которые были предусмотрены ранее. Такие суждения могут быть сведены в матрицы, в которых влияние каждого события будет оценено в связи с каждым другим событием, заложенным в матрицу. ЭВМ может осуществлять операции с большим количеством таких событий и даёт информацию о возможности сложной совокупности событий, возникающих к определённой дате. ЭВМ благодаря своей способности подсчитать все возможные взаимосвязи становятся необходимыми (например, взаимосвязи 100 событий требуют расчёта 29 700 вероятностных состояний).

Исследовательская работа коннектикутского института в области анализа подобного типа помогла сделать отборку необходимой штату информации, включающей:

  1. Список научных разработок на следующие 30 лет.
  2. Описание текущих социальных тенденций вместе с ожидаемым направлением этих тенденций и возникновением новых.
  3. Перечень возможных проблем, с которыми может столкнуться штат Коннектикут в период до 2000 года.
  4. Наметки альтернативных вариантов политики штата, которые могут быть приняты в течение последующих 20 лет.
  5. Иллюстрация потенциального воздействия определённого события на качество жизни внутри штата.

В этих исследовательских работах прогнозируются основные технологические новшества, и среди них: лекарственные средства, меняющие свои свойства в зависимости от особенностей организма больного, химический контроль наследственности, многоцелевые роботы на высоком техническом уровне исполнения, ЭВМ, обладающие исключительно высокими характеристиками, значительное увеличение возможностей для влияния на продолжительность жизни и возможность массового распространения противозачаточных химиотерапевтических средств — последнее будет вне контроля властей штата, но тем не менее будет представлять собой одну из проблем, с которыми они столкнутся. Например, одна из групп «Дельфи» предвидит реальную возможность того, что к 1980 году наука будет в состоянии обеспечить выбор пола ребёнка — это новшество будет иметь далеко идущие последствия для деятельности любого административного органа например, в связи с тем обстоятельством, что семьи с низким уровнем дохода будут стремиться к рождению мальчиков, рассчитывая на увеличение своих доходов вследствие более высокой оплаты труда мужчин, что в свою очередь приведёт к нарушению равновесия в соотношении мужчин и женщин. Другая проблема может состоять в том, что к 1990 году каждый человек, вероятно, будет иметь при себе портативный радиотелефон. В этом случае потребуется введение новых законов, защищающих личность от постоянных вторжений. Подобным же образом распространение термоядерных силовых установок в будущем потребует изыскания новых методов борьбы с «тепловым загрязнением».

Кроме перспективного прогнозирования в исследованиях, проводившихся институтом, ставилась задача разработки направлений деятельности властей штата но решению проблем, имеющих большое социальное значение, за также выявления возможных последствий такой деятельности. Например, исследовательская группа предвидит две основные тенденции в области «закона и порядка».

  1. Общество будет оказывать противодействие гражданам, которые нарушают общественный порядок, причём без ожидания поступления жалобы на нарушителей. Отдельные примеры такого типа обуздают массовое антиобщественное поведение.
  2. Увеличится использование технического оборудования, в результате чего некоторые права человека будут нарушены. К таким техническим новшествам относятся: техника подслушивания телефонных разговоров и другая техника подслушивания, превентивный арест и так далее.

Имея такие прогнозы, группа института обратилась к властям штата с просьбой рассмотреть следующий перечень мероприятий и их возможных результатов.

Таблица 4

Предполагаемые мероприятия Возможные последствия
Начать осуществление программы либерализации некоторых правовых норм, касающихся вопросов, не представляющих угрозы обществу, например, абортов, употребления невредных для организма наркотиков и права проводить митинги протеста. Уменьшение количества поводов для недовольства среди населения и всестороннее упрощение процедуры соблюдения законности.
Создание механизма, обеспечивающего гарантированное выделение средств на обеспечение соблюдения новых и уже существующих законов. Более высокая степень уверенности, что законы будут выполняться в соответствии с задачами, поставленными при их принятии.
Повышение требований в отношении образовательного уровня персонала, связанного с правовой системой, включая судей, адвокатов, полицию и так далее. Более эффективный механизм по обеспечению выполнения законодательных норм.
Реформа системы уголовных наказаний и усиление роли воспитания. Соответствует интересам общества, не требует больших затрат.

На более низком, местном уровне с целью определения будущих проблем проводились исследования по некоторым аспектам деятельности самого штата, например наступающий жилищный кризис для семей со средним доходом, снижение возраста, при котором разрешают голосовать, введение в штате подоходного налога и возникновение группировки бедных слоёв населения с более высоким уровнем социального и политического сознания.

В целом шесть направленных властям штата докладов представляют собой попытку обеспечения для них возможности заглянуть в мир, с которым они столкнутся с будущем, а также изучить предоставленные им варианты. Одним из наиболее ценных результатов работы исследовательских групп является список «предполагаемых мероприятий штата». Хотя этот список первоначально предназначался для использования в деловых играх, на его примере можно показать творческий процесс, порождаемый прогнозированием. Ниже приводятся некоторые из почти 100 включённых в список мероприятий:

  1. Обеспечение общественного развития на региональной базе.
  2. Создание единой для штата системы переработки управленческих данных.
  3. Проведение по всему штату мер по борьбе с наводнениями.
  4. Изменение городского районирования с целью децентрализации.
  5. Пересмотр норм, регулирующих строительство, с целью внедрения технических новшеств.
  6. Резкое повышение требований и норм, определяющих меры по охране здоровья и технике безопасности в жилищном строительстве.
  7. Создание новых общин в сельскохозяйственных районах.
  8. Строительство моста, связывающего Лонг-Айленд с материком.
  9. Сооружение нового плавающего аэропорта в проливе, разделяющем штат и остров Лонг-Айленд.
  10. Введение пошлины с частных владельцев автомобилей, въезжающих в городские центры.
  11. Упразднение всех пошлин, взимаемых на автодорогах и мостам.
  12. Введение выплат по линии социального попечительства для оказания помощи в планировании семьи.
  13. Субсидирование пригородного кооперативного строительства.
  14. Предоставление низкопроцентных коммерческих займов жителям штата, получающим благотворительную помощь.
  15. Подготовка к пересмотру системы уголовных наказаний.
  16. Введение норм по борьбе с загрязнением вод, воздуха и норм допустимых уровней шума и обеспечение их выполнения.
  17. Установление предельного уровня цен для жителей трущоб.
  18. Повышение требований к полиции в отношении образовательного уровня.
  19. Введение обязательной регистрации огнестрельного оружия.
  20. Легализация употребления «легких» наркотиков.
  21. Введение образовательной переподготовки для взрослых.
  22. Увеличение продолжительности обучения.
  23. Введение в средних школах производственного обучения.
  24. Введение поощрительных премий за достижения в области преподавательской деятельности.
  25. Повышение оплаты труда преподавателей.
  26. Обеспечение бесплатного обучения в колледжах для всех студентов.
  27. Легализация гомосексуализма.
  28. Легализация абортов.
  29. Создание заповедников.

Работы были закончены в 1970 году, и результаты исследований были разосланы властям штатов во всей стране. Оценка этого необычного обследования была весьма положительной, а штат Джорджия запланировал даже создание института для проведения подобного же исследования.

Другой крупной работой института явилось изучение перспектив в отношении уровня доходов наёмных работников во всей стране в ближайшие 15 лет. Анализ будущего доходов проводился по системе «Дельфи» восемнадцатью экспертами в таких областях, как образование, труд, корпоративная структура, финансы и демография. Результаты исследования были сопоставлены с тремя другими обследованиями: состояния доходов на текущем этапе, изучения благосостояния и трудовых отношений во всём мире и отношений предпринимателей и трудящихся в различных странах.

Окончательные результаты обследования были опубликованы в трёх докладах, изобилующих фактическими данными, представленными в основном в графической форме и в форме сценариев. В докладах моделируется структура доходов в целом по стране на 1985 год. В соответствии с представленной картиной доходы наёмных работников объединены с дополнительными выплатами и выплатами из страховых фондов. Основным, определяющим фактором в докладах представлено стремление обеспечить будущее, а «закоренелые» индивидуалисты, предпочитающие иметь наличные средства, а не гарантии против трудностей при ухудшении положения почти исчезли. Предприниматели будут вносить в различные фонды половину средств от общей суммы заработной платы; причиной этому послужат такие факторы, как влияние организаций трудящихся, автоматизация и последствия давления со стороны воинственно настроенных групп меньшинства. По сравнению с 1968 годом стоимость доллара в связи с инфляцией будет составлять лишь 58 процентов, поэтому планы по обеспечению пенсионеров будут предусматривать не выдачу определённой суммы, а обеспечение определённого уровня жизни. Повысится доля женщин и лиц, представляющих группы меньшинства, в трудовых ресурсах, соответственно увеличится количество «белых воротничков». Увеличится продолжительность отпусков, и будет сокращена рабочая неделя. Предприниматели будут вынуждены выплачивать больше средств в фонды, организующие проведение досуга и обеспечение мероприятий в области образования. По всем вопросам, начиная от налогов и до выхода на пенсию, для работников будут созданы консультационные пункты. В планы медицинского страхования будет включаться стоимость осмотров и лечения у психиатров и зубных врачей, а план пенсионного обеспечения может быть распространён на несколько рабочих мест. Количество членов в профсоюзах увеличится незначительно, но профсоюзы все ещё будут играть важную роль в деле перераспределения доходов работников за счёт новых источников. Доходы за счёт выплат из различных фондов достигнут 100 миллиардов долларов в год и, следовательно, окажут значительное влияние на все общество.

Другие выполненные институтом работы охватывают исследования, начиная от условий, в которых будет осуществляться в будущем образование в США, до изучения возможных программ исследований и мероприятий, приемлемых в будущем для обеспечения деятельности различных фондов. Позднее, в 1970-е годы, осуществлялась другая серия исследований, включающая изучение использования человеком своего времени и последствий такого использования для настоящего и будущего. Сюда же включалось изучение проблем, которые возникнут в будущем в результате применения ЭВМ. Одной из наиболее важных концепций, разрабатываемых институтом в настоящее время, является «Доклад о будущем страны». Смысл его заключается в том, чтобы свести в единое целее данные прогнозов, полученные институтом за предыдущий год, и данные, полученные другими организациями и имеющие важное значение для будущего нации. В докладе будут излагаться основные тенденции развития США в будущем с разбивкой по различным временным интервалам.

Отбор тематики исследований производится сотрудниками института, и, хотя при этом чувствуется значительное влияние организаций, субсидирующих институт, план исследований будет расширяться и охватит новые области в соответствии с общим списком приоритетов. В план исследований, которые будут проведены в ближайшем будущем, включены такие темы, как долгосрочное прогнозирование развития городов, влияние использования ЭВМ и средств связи на общество, решение проблемы голода и будущее отсталых в экономическом отношении стран. Кроме того, запланировано изучение нового подхода к контролю над вооружениями, будущего американской семьи, использования достижений генетики, запланирована также попытка систематизации общей теории социальных конфликтов и взаимосвязанных проблем молодёжи, расовых отношений и бедности.

Руководство этой многогранной программой по изучению будущего осуществляется президентом института Олафом Хелмером, который вместе с Далки и некоторыми другими футурологами считается одним из основоположников технологического прогнозирования и футурологии. Он начал свою деятельность в качестве математика в корпорации «РЭНД» с момента её основания и работал здесь над теорией игр, системного анализа, системой «Дельфи» и математическим моделированием. В 1968 году он ушёл из корпорации, чтобы заняться организацией института.

Хелмер утверждает, что футурология может содействовать нациям в деле определения реальных и способствующих сближению национальных целей и рациональных задач, и что футурология может стать фактором сближения двух великих держав — США и СССР. С другой стороны, Хелмер полагает, что футурология оказывает утончённое, но весьма ощутимое и важное воздействие как на академические, так и на правителъственные круги США. Он говорит: «Наш опыт работы с представителями штата Коннектикут показал нам, что воздействие, произведённое на официальных лиц, принимавших участие в наших исследованиях, было значительным. Они чувствуют большую ответственность за будущее, выполняя текущие обязанности, и мыслят категориями будущего положения штата, рассматривая текущие события как связующее звено с будущим, а не как отдельные разрозненные явления». Хелмер утверждает, что бюрократы уже совершенно готовы признать футурологию частично и потому, что традиционная социология не даёт представления о направления развития. Он полагает, что футурология может содействовать сокращению разрыва между общественными и естественными науками, поскольку это будет скорее прагматический, чем теоретический путь применения общественных наук к решению социальных проблем. Он говорит: «Организованное изучение будущего непосредственно привлекает социологов-теоретиков и заставляет их думать о практической стороне дела и о долгосрочном воздействии тенденций сегодняшнего дня».

Будущее института выглядит весьма оптимистично. В его штат входят 40 сотрудников, и в течение нескольких последующих лет планируется ежегодное увеличение их количества на 30–40 процентов. Институтом открыт филиал в Менло-Парке, Калифорния. По заявлению Хелмера, даже в период повсеместного ухудшения экономических условий для научной деятельности институт не испытывал затруднений в получении контрактов на проведение исследований.

В одном из выводов, опубликованных группой, проводившей исследования для штата Коннектикут по методу «Дельфи», содержится заслуживающая внимание оценка перспектив института: «Впервые появившись в 1970-е годы и приобретая всё большую роль в 1980-е годы, будет постоянно расширяться стремление найти новые формы совмещения знаний и власти, будь это так называемые «фабрики мысли» или новые виды консультативных политических организаций».

Подобные предсказания, видимо, оправдываются по мере того, как определённые правительственные учреждения во всё большей мере прибегают к помощи специалистов по проведению исследований. Хорошим примером этого может служить федеральное ведомство, занимающееся вопросами просвещения, которое за последние годы создало целый ряд разнообразных исследовательских групп, занимающихся политическими вопросами. Двум из них было дано задание изучать будущее.

3. Образование ради будущего

Возможно, вы не заметите её с первого взгляда. Небольшая по размерам, изготовленная из пластика, она располагается на стоящем у стены столе, за которым обычно проводятся заседания. Это — модель, напоминающая разветвлённое дерево, которая и называется «Дерево альтернативных вариантов будущего». Символически оно объединяет в себе многие годы напряжённой умственной работы и миллионы долларов.

Схема отражает развитие США в период с 1960 до 2000 года. Массивная часть ствола охватывает период 1960–1970 годов. От 1970 года отходят три основные ветви, от которых идут ответвления, проходящие через 1970-е, 1980-е и 1990-е годы. На вершине этого дерева располагается одиннадцать крупных ответвлений, каждое из которых представляет альтернативу развития США в 2000 году. Каждое из 11 ответвлений имеет название, отражающее положение общества в данной точке, а именно: «Резкий спад», «Теократия 1984 года», «Авторитарный спад», «Безвыходное положение в связи с загрязнением окружающей среды», «Распад системы социального попечительства», «Введение гарнизонных порядков», «Удовлетворение обывателя», «Успех социалистов», «Удовлетворение большинства», «Процветающая демократия» и «Очевидная неизбежность».

Это любопытное дерево находится в конторе В. Хармана — директора исследовательского центра по вопросам просвещения Министерства просвещения США, являющегося самостоятельной исследовательской организацией при Стэнфордском научно-исследовательском институте. Этот центр является одним из более чем 30 исследовательских центров и лабораторий, находящихся под руководством ведомства просвещения, и одним из двух центров, занимающихся просвещением с точки зрения широких перспектив будущего. Стэнфордская группа начала работу в 1967 году и, по заявлению В. Хармана, в течение года занималась определением подхода к изучению просвещения в будущем, что обошлось в 0,5 миллиона долларов.

Группа, в состав которой входит от 15 до 20 постоянных профессиональных работников, ставит своей задачей выработку методики прогнозирования, которая даст возможность рассматривать проблемы просвещения в масштабах нации и всего мира. Харман, очень уравновешенный, спокойный человек, обладающий способностью обсуждать неотвратимые национальные бедствия с таким видом, как если бы он рассказывал о своём посещении магазина, определяет своё отношение к будущему просвещения таким образом: «Мы полагаем, что образование не может быть изолировано от остальных общественных проблем, поэтому мы решили рассмотреть альтернативы общественных проблем и выяснить, какую связь имеет с ними образование. Мы подходим к этой проблеме с позиций «философии целостности». В этом случае вопросы просвещения могут быть рассмотрены с точки зрения альтернатив национального масштаба и «мировых макропроблем». Последний термин используется нами для охвата всех мировых проблем, появление которых было вызвано неуправляемым развитием техники, её использованием и промышленным прогрессом».

Центр не имеет определённого названия для своего научного подхода к прогнозированию и в целом мало обращает внимания на догмы и пространное описание методологии. Тем не менее этот метод сложный. Им охватывается около 20 тысяч возможных комбинаций событий, которые могут произойти в период с настоящего времени до 2000 года. Для того чтобы избавиться от противоречий и выявить упущенные возможности, центром осуществлялся неоднократный пересмотр возможных комплексов последовательности. Предварительным результатом работы группы является схема — дерево, которое украшает кабинет Хармана. Схема даёт наиболее вероятные альтернативы, которые могли быть найдены группой. Точки, в которых начинаются ветви этого дерева, представляют собой даты, когда пересекаются варианты будущего. Группа центра исключила из схемы некоторые возможные события из-за их малой вероятности, например вторжение инопланетян, или в силу того обстоятельства, что подобные события привели бы к катастрофическим последствиям — тотальной ядерной войне или непоправимому ущербу для здоровья людей в результате предельного загрязнения окружающей среды, что сделало бы все усилия в области образования бесполезными.

Харман скептически относится к большинству методик технологического прогнозирования, подобных методу «Дельфи», так как он полагает, что большинство их исключают из процесса познания изменения представлений о ценности. Центр, с другой стороны, не отрицает технологического прогнозирования, но при осуществлении анализов старается прежде всего учитывать изменяющееся значение различных событий. Харман отмечает, что, «имея методику, подобную «Дельфи», заказчик одновременно получает и пристрастное мнение экспертов, которые не могут шагнуть дальше собственных представлений».

Взгляд Центра на будущее как единое целое ведёт к широкому, драматизированному образу мышления, имеющему далеко идущие последствия. Харман утверждает как само собой разумеющееся, что половина событий будущего, предполагаемых в 2000 году, по своей природе в высшей степени авторитарна, в то время как большинство других, таких, как «Резкий спад», знаменуют собой множество нежелательных альтернатив. «Если схему разработать до 2050 года, появится больше ответвлений, и из сорока намеченных вариантов будущего на эту дату только некоторые не будут связаны с серьёзными трудностями», — добавляет он.

События будущего, не несущие с собой нежелательных тенденций, согласно Харману, «видимо, потребуют по отношению к «Мировой макропроблеме» резких сдвигов оценки и путей восприятия мира». «Макропроблема» составлена из ряда проблем, распадающихся на три категории: проблемы экономической системы, растущий разрыв между имущими и неимущими и увеличивающаяся угроза развития техники (термоядерное оружие, порабощение человека машиной, рост умственного напряжения и посягательств на частную собственность и свободу человека). Харман говорит о «макропроблеме» следующим образом: «Если её взять всю как единое целое, она кажется почти неразрешимой, но для того чтобы просто покончить с ней, необходима весьма крупная культурная революция. Я говорю здесь не о тривиальных вещах, я говорю о радикальном изменении в нашем полном наборе основных ценностей».

Исследования, проведённые в Центре, привели к заключению, что наивная вера человека в будущее, если только не будут изменены предпосылки, совершенно неправильна. Из всех вариантов представлений о будущем, собранных Центром, приводится несколько характерных примеров:

  1. Технические достижения в области противозачаточных средств помогут предотвратить взрыв населения.
  2. Политика устрашения и силы будет и далее предотвращать возможность возникновения ядерной войны.
  3. Надлежащие программы решения проблем урбанизации снизят остроту расовых проблем нации.
  4. Резкая потеря уважения Соединённых Штатов со стороны притесненных народов является следствием вовлечения США во вьетнамский конфликт. Положение может быть исправлено путём выхода из этого конфликта.
  5. Как только кончится война во Вьетнаме, США встанут на путь устойчивого прогресса в области вызывающих глубокое беспокойство социальных проблем и проблем окружающей среды.

По мере углубления исследований Центр всё больше убеждался, что эти и подобные им предположения нереальны. Харман и его группа полагают, что они никогда не сбудутся, так как принципы американского общества не позволят им осуществиться. Центр назвал эти принципы «Патогенетическими предпосылками». В толковании Центра они выглядят следующим образом:

  1. Гордость семьи, мощь нации и выживание человеческого рода — все это должно, как и в прошлом, развиваться на основе роста населения.
  2. «Технологический императив» состоит в том, что любая техника, которая может быть осуществлена, и любые знания, которые могут быть применены, имеют право на существование.
  3. Обобщённые знания специалистов и есть мудрость.
  4. Преуменьшение роли человека (его обезличивание) — предпосылка, связанная с развитием современной науки, что способствует дегуманизации мышления о человеке и отношения к нему.
  5. Люди, по существу, отделены друг от друга, поэтому очень мало остаётся места для внутренней ответственности за последствия произведённых действий для не имеющих к нему непосредственного отношения людей или будущих поколений.
  6. Человек отделен от природы, и поэтому необходимо её эксплуатировать и осуществлять контроль над ней, а не координировать свои действия с её потребностями.
  7. Представление о «человеке — экономической единице», ведущее к системе экономики, основанной на постоянном росте валового национального продукта, потребления и расширения использования невосполнимых ресурсов.
  8. Будущее планеты может быть полностью отдано национальным государствам, действующим, по существу, независимо друг от друга.
  9. Неверие в оправданность концепции «дело должно обстоять именно таким образом, и это достижимо».

Эти девять предпосылок были представлены Центром в докладе Министерству просвещения. Управление немедленно вынесло своё заключение: «образование, направленное на то, чтобы изменить эти предпосылки непосредственно или косвенно, является первоочерёдной задачей нации и всего мира».

Уничтожение этих девяти предпосылок для Хармана представляет базу «культурной революции». Отказ огромного количества молодых людей от ценностей прошлого, а также споры и сомнения, существующие среди научных кругов, привели Хармана к выводу, что «культурная революция» может быть начата. «Если так, — говорит он, — мы должны радикальным образом переоценить все аспекты национальной политики и, конечно, образования». Основное положение «революции» потребует уничтожить доминирующее представление о том, что должна примениться любая техника, которая позволяет получить прибыль или улучшить существующее вооружение. Харман полагает, что начинается разрушение и другой идеи. Он говорит: «На протяжении многих лет учёные настаивали на том, что ценности — понятие относительное и что трудно дать постоянную оценку науке, лишённую политического содержания. Теперь среди учёных появились представители которые готовы поверить в то, что на научное развитие можно наклеить ярлык «полезное» и «вредное». Харман верит, что подобное представление о науке получит распространение среди учёных.

Признавая, что его личная оценка носит несколько субъективный характер, Харман говорит: «Вполне вероятно, что мы окажемся на пути к лучшему обществу в будущем, но необходимые коренные изменения должны произойти в ближайшие пять лет». Он добавляет: «Если мы не сможем решить стоящие перед нами проблемы, то мы столкнёмся с нежелательными вариантами действительности, наиболее вероятным из которых будет тоталитарное общество». Оптимизм Хармана базируется на вере в то, что нация способна взять на себя моральную ответственность за свою деятельность. Подводя итог этому, он заявил в подкомитете Палаты представителей по вопросам просвещения: «Макропроблема, которая стоит перед миром и которая быстро и неуклонно становится всё более серьёзной, в корне своём представляет проблему ценностей и основных принципов, короче говоря, моральную проблему. Таким образом, требуется один вид руководства — моральное руководство. США могут подтвердить свою роль в этой области деятельности, но только в том случае, если мы сначала избавимся от своих собственных беспорядков. Первоочерёдной задачей нации, как это следует из сказанного, является задача создания единой национальной цели, обеспечение активной роли в управлении будущим».

Широкий диапазон работы Центра направлен на оказание помощи руководителям программ в области просвещения в определении лучших планов и решений. «Дерево альтернативных вариантов будущего», например, предназначено для определения политики на будущее. Эта схема представляет три основных направления национального развития между настоящим временем и 1985 годом: первое охватывает «депрессию духа», или потерю национальной воли, и суровую экономическую депрессию; второе — долговременное прогнозирование существующих тенденций, ведущих к ряду нежелательных состояний; третье характеризуется пониманием необходимости со стороны всей нации решить проблемы экологической системы. Схема может быть использована как руководство для определения политики, чтобы увеличить возможность желательного и предупредить возникновение нежелательного варианта будущего. Исходя из того, что нас привлекает только будущее, основанное на принципе «войны с экологическими проблемами», просвещение должно быть направлено на ту ветвь схемы, которая содержит в себе вариант «преодоления экологических проблем», однако не следует терять из виду и тот факт, что подобная же политика должна проводиться, если нация пойдёт по другому пути. Харман указывает, что специалисты в области планирования просвещения должны обладать чувством «воображения» при всех трёх вариантах определения политики. В идеальном случае политика должна удовлетворять всем трём направлениям.

Осуществляя свою направляющую деятельность в определении будущего, Центр стал защитником требований радикальных и широких перемен. Убеждения, явившиеся результатом исследований, являются прочными, они непосредственно направлены на решение «Мировых макропроблем», на установление контроля над техническим развитием и применением технических новшеств, предусматривают пересмотр человеческих ценностей, ликвидацию старых убеждений, достижение понимания национальных целей и развитие образования, чтобы люди могли противостоять неопределённому будущему. Каждый из таких взглядов на обеспечение лучшего будущего детально изучается Центром. Основные предложения уже переданы в Министерство образования, с тем чтобы повлжять на изменение программы обучения; среди них конкретные предложения об изменении учебных программ, что позволит лучше разобраться в проблемах экологии и разработать методы преодоления неопределённости будущего.

Стэнфордский центр дополняется одноимённым Центром при исследовательской корпорации Сиракузского университета. Несмотря на то что оба центра преследуют одну цель — разработку методики, при помощи которой можно было бы заглянуть в будущее, изучить его и внести поправки в учебные программы просвещения, оба центра всё же подходят к решению этой задачи с различных точек зрения. Стэнфордская группа в течение короткого времени разработала свою собственную методику, а Скракузская группа совершенствует и применяет целый ряд различных методов.

Одним из наиболее крупных исследований Сиракузского центра является изучение прошлого и будущего епециального среднего, высшего и других видов образования в стране. Цель этого исследования состоит в том, чтобы проследить развитие высшего образования и рассмотреть альтернативные пути продолжения образования после окончания средней школы без поступления в официальные высшие учебные заведения. Используя проведённое исследование о наборе студентов за последние сто лет, Центр пришёл к выводу, что «пропорции между ростом населения и количеством студентов находятся на грани стабилизации и соотношение их стабилизируется окончательно, если не произойдёт коренных преобразований в системе высшего образования».

Два основных вопроса, которые были выявлены в исследовании и которые сейчас изучаются, состоят в следующем:

  1. Останутся ли колледжи и университеты основными компонентами высшего образования и какие альтернативы открываются для нетрадиционных форм высшего образования?
  2. Какие появятся альтернативы для новых целей политики в области образования? Так как некоторые цели национальной политики в области образования уже близки к достижению (например, по подсчётам Центра, предполагавшийся средний уровень образования населения будет достигнут к 1975 году).

Инициатором создания этих двух центров и ответственным за их деятельность в федеральном ведомстве просвещения был Гендрик Д. Гидеонис — директор программы планирования и оценки исследовательского отдела этого ведомства. Твердо соблюдающий букву закона, он вчитается одним из немногих футурологов-бюрократов. Гидеонис заявляет, что движение за создание футурологического звена в системе образования началось в 1965 году, когда и для него, и для других стало ясно, что любое крупное изменение программы обучения окажет своё воздействие на общество только через 20 или более лет. Вот как он сам объясняет это: «Если бы мы в 1965 году должны были бы решиться на пересмотр программы шестилетнего обучения в области социальных наук, то она была бы готова только к 1970 году. Распространение программы и осуществление связанных с ней мероприятий, например переподготовки преподавателей и разработки новых учебных материалов, займёт ещё пять — десять лет. Затем студенты, обучаясь по новой программе, потеряют ещё несколько лет. Таким образом, результаты изменения программы, сделанные в 1965 году, мы смогли бы увидеть — и это единственно возможный вариант — только в 1985–1990 годы. Когда мы поняли это, стало ясно, что мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы попытаться представить себе то время, для которого наши решения действительно будут иметь значение и в которое они действительно будут воздействовать на общество».

В 1966 году Гидеонис и его сотрудники провели в стенах «РЭНД», Гудзоновского института и корпорации «Систем девелопмент» около 8 месяцев, добиваясь от научных работников и экспертов обоснования создания «фабрики мысли», занимающейся вопросами образования. Было решено, что лучшим методом будет создание пяти головных центров и перевод на постоянную основу наиболее перспективных из них. Центры были созданы при Стэнфордском исследовательском институте, Сиракузском университете, корпорации «Систем девелопмент», Ассоциации национального планирования и Западном институте наук о поведении человека. В 1968 году их число было сокращено до двух. Гидеонис заявляет: «Существует не только несколько путей, чтобы заглянуть в будущее, но и само будущее не единично. Будущее многосторонне, и чем больше мы будем открывать вариантов будущего, тем большей возможностью мы будем обладать для того, чтобы прийти к одному лучшему варианту. Мы создаём будущее, хотим мы этого или не хотим, поэтому мы можем создать лучшее будущее. Изучение будущего становится в большинстве случаев наиболее могучим организующим принципом».

По мнению Гидеониса, если не считать Пентагона, федеральное ведомство просвещения является ведущим среди федеральных органов в тех видах деятельности, которые он называет «аналитическим, концептуально агрессивным, далеко идущим политическим анализом». Гидеонис утверждает, что влияние двух исследовательских центров по вопросам просвещения всегда будет косвенным, но весьма важным. «Вы, возможно, никогда не найдёте человека, принимающего их рекомендации безоговорочно, и их рекомендации не будут полностью определять наших действий. Мы смотрим на них как на ваши ресурсы, которые мы используем при определении политики, — говорит он, и добавляет: — Я не сомневаюсь, однако, что они уже оказывают своё влияние на политику».

4. Футурология и цели

1976 и 2000 годы — дата 200-летнего юбилея США и грань тысячелетий — являются определяющими рубежами для уникальной исследовательской группы, цель которой состоит в информации президента и всей страны относительно альтернативных вариантов будущего. Мысль о создании такой группы впервые возникла в 1968 году, когда Даниель П. Мойнихен, исполняющий в то время обязанности помощника по городским делам, предложил создать группу исследователей, которая занялась бы изучением перспектив развития городов. Совместно с Мойнихеном над этой идеей работали и другие ассистенты и консультанты, среди которых можно особо выделить Леонарда Гармента и представителя Гудзоновского института Антони Винера. Окончательное мнение состояло в том, что создание группы по исследованию будущего — идея неплохая, но тематику не следует ограничивать проблемами города, а расширить сферу деятельности и включить в её функции рассмотрение всех вопросов общественной жизни. Группа была создана в июле 1969 года и получила название «Группа исследования национальных целей». Президент объяснил цель создания этой группы следующим образом: «Деятельность группы не подменяет собой исследовательскую работу, проводимую федеральным правительством по многим другим направлениям, но, скорее, направлена на то, чтобы помочь нам наиболее эффективно использовать результаты проводимой в настоящее время исследовательской работы путём сведения воедино, в одном центральном пункте, тех её частей, которые имеют непосредственное отношение к будущим тенденциям и перспективам. Она позволит нам учитывать ту информацию, которая зачастую в прошлом имела крайне раздроблённый характер».

В момент создания группы штат состоял из дюжины специалистов с различным опытом работы, и она была размещена в служебных комнатах вновь построенного многоэтажного здания президентской канцелярии, в двух шагах от Белого дома. Официально сотрудники группы были подчинены Гарменту, непосредственное руководство осуществлял Чарльз Уильямс, опытный специалист в области политики и материального снабжения, который разрабатывал вопросы перспективного развития в Пентагоне и Национальном научном фонде.

В мае 1970 года Уильямс определил направление исследовательской деятельности группы как обобщение прогностических исследований, которое не предполагает проведения самостоятельных работ, а в первую очередь направлено на координацию деятельности других учреждений. Уильямс говорил «В тех условиях, когда практически все наиболее крупные исследовательские группы, «фабрики мысли» и мощнейшие корпорации осуществляют работу в данном направлении, мы берём на себя руководящую роль, заключающуюся в сведении результатов всей этой работы воедино в одном центральном органе для их обобщения и информирования ведущих государственных деятелей ж американской общественности».

Предполагается, что первоочерёдными потребителями подготавливаемой информации должны быть представители Белого дома и американская общественность. В отношении Белого дома целью деятельности исследовательской группы является представление президенту «политических докладов», относящихся к тенденциям в будущем. По словам Уильямса, такие доклады были представлены президенту, однако их содержание (и даже названия) считается секретным. Помимо того, что штат играет роль советника президента, он также должен выполнять функции советника всей страны, и эти функции заключаются в представлении ежегодного доклада американскому народу, публикуемого 4 июля каждого года. В докладе должны быть отражены ключевые альтернативы, стоящие перед страной, и излагаться их последствия для будущего. Основной идеей, положенной в основу создания такой группы, является осознанность того, что если предусматривается проведение определённой работы в будущем, то эта работа должна быть постоянной и непрерывной. «С созданием группы, — сказал Уильямс в мае перед публикацией первого доклада, — наша нация берёт на себя инициативу в попытке формирования своего собственного будущего. Возможно, что группа будет ликвидирована при смене администрации, но, по моему мнению, если мы сможем хорошо потрудиться, станет очевидной для всех необходимость осуществления исследовательской работы такого рода на самом высоком уровне».

Первый доклад был опубликован в июле 1970 года. Он потерпел полный провал. В этом докладе ничего не говорилось о таких важных проблемах, как здравоохранение, расовый вопрос, насилие, жилищное строительство, милитаризация, кризис городов, внешняя политика и национальные приоритеты. Проблемы, которые рассматривались в докладе — образование, развитие промышленности, окружающая среда, население, естественные науки и вопросы потребления, — трактовались безапелляционно и односторонне. Были сделаны только некоторые общие заявления относительно альтернативных вариантов, и не были определены сколько-нибудь существенные цели. По всему докладу были щедро рассыпаны намёки и упреки в отношении политики, проводимой президентом Никсоном. Один из членов исследовательской группы отметил, что представители Белого дома значительно сократили доклад и изменили его содержание, а также исключили некоторые места. В некоторых случаях такое редактирование было непродуманным и глупым, так, например, я части доклада, где говорилось о потреблении, были вычеркнуты все ссылки на Ральфа Надера, а это равносильно тому, что при описании будущего автомобилестроения вычеркнуть все ссылки на «Дженерал Моторс». Доклад в целом получился незапоминающимся, незначительным, неинтересным и неправдивым. В лучшем случае он указывал на ряд перспективных проблем, относящихся к распределению населения в будущем. Ведущий раздела науки в газете «Вашингтон стар» Уильямс Хайнс суммировал то, что многие, включая некоторых членов группы и её консультантов, думали о докладе, следующим образом: «Засекреченный доклад о национальных целях, представленный вчера президенту Никсону под звуки фанфар, представляет собой мешок, наполненный ветром».

Хотя штат группы и не был распущен в ближайшие несколько недель после публикации доклада, эта группа осенью прекратила своё существование. Официальной причиной её ликвидации служила «реорганизация» Белого дома, однако Уильямс суммировал эти причины как «комбинацию трудностей разного рода, конфликтов и изменения ориентации мышления Белого дома, короче говоря, все превратилось в банку, кишащую червями».

Провал деятельности этой «фабрики мысли» Белого дома позволяет определить основное препятствие на пути развития футурологии: отыскание постоянного, эффективного и мощного средства для оценки результатов футурологических исследований, использование этих результатов для определения чётких альтернатив и постановки конкретных целей. Работа специалистов в области футурологии носит весьма различный характер, начиная от тревожных и, вероятно, преувеличенных результатов исследований группы Хармана в Стэнфордском исследовательском институте до менее сенсационных и более методичных выводов Института изучения будущего, однако все эти организации могут внести свою лепту. К этому следует прислушаться, оценить и в некоторых случаях использовать для составления планов развития страны. Если мы согласимся с тем, что футурологи вправе сказать своё слово и их мнение, как правило, будет правильным, то нужно признать необходимость создания высшей планирующей группы. Очевидность этого возрастает по мере появления все новых групп футурологов — эта ситуация подкрепляется тем, что большинство футурологов чувствуют необходимость расширения своей деятельности. В настоящее время, например, существует несколько федеральных агентств по вопросам планирования, которые следуют тенденции Министерства просвещения в создании групп футурологов. Такие учреждения, как Национальный институт психических заболеваний и Министерство внутренних дел, проявляют интерес к созданию футурологических групп.

Нет никакого сомнения в том, что время от времени будут создаваться комиссии, группы и специальные групны, задачей которых будет определение будущих задач и целей развития Америки, однако недостаток таких групп заключается в том, что они в лучшем случае смогут оказать только временное воздействие на развитие системы. Этот недостаток был удачно подмечен в замечании комедийного актера Морта Заля, который предложил созвать комиссию по определению того, что стало с рекомендациями комиссии, которая рассматривала «цели американцев» в годы правления Эйзенхауэра. Несмотря на то что Группа по исследованию целей прекратила своё существование, существуют другие планы создания групп по изучению будущего, действующих на национальном уровне, которые имели бы больше шансов на выживание и проведение более эффективной работы. Вероятно, наиболее смелой идеей является создание Национального института целей и исследований будущего, Идея создания Института национальных целей предложена А. Миллером, деканом Высшей школы бизнеса в Стэнфорде, бывшим президентом компании «Форд мотор». По мнению Миллера, существует необходимость создания «полунезависимого» учреждения, которое давало бы рекомендации Конгрессу и исполнительным органам правительства относительно потребностей и ресурсов Америки в будущем.

В противоположность большинству групп футурологов, которые информируют нас о том, что возможно в будущем в плане тенденций и технологии, специалисты предлагаемой Миллером группы скажут: «Если вы решили сделать что-то в будущем и поставили перед собой определённую цель, мы определим, сколько для этого нужно затратить ресурсов и какова потребность в рабочей силе, а в первую очередь мы скажем вам, возможно это осуществить или нет». Это будет институт прикладной футурологии, в котором возможные цели будут рассматриваться с практической точки зрения и прежде всего с точки зрения их влияния на экономику, причём будет определяться не только величина затрат на достижения заданной цели, но и способ осуществления этих затрат. Миллер считает, что анализ такого типа необходим, так как часто существует разрыв между поставленной целью и возможностью её осуществления. Он считает, что наши стремления достичь запланированных целей не координируются, что такие разрозненные стремления никогда не приведут к хорошим результатам и что только при оценке осуществимости поставленной цели мы можем избежать провала, который ведёт к крушению надежд, неверию в себя и отчаянию.

Для того чтобы понять, какой анализ следует производить институту, рассмотрим конкретный пример оценки достижения целей в борьбе с загрязнением окружающей среды. Миллер следующим образом толкует стоящую сегодня проблему: «В настоящее время руководители практически всех сфер общества смело высказываются за прекращение загрязнения окружающей среды, однако конкретные предложения относительно того, какие меры следует для этого предпринять, предлагаются весьма редко. Это и не удивительно, если мы примем во внимание, что редко кто себе представляет значение объективных понятий, под которыми мы понимаем чистый воздух или чистую воду; мало кто представляет, сколько будет стоить достижение поставленных целей. Согласно одному из услышанных мною подсчётов, очистка окружающей среды обойдётся нам в 200 миллиардов долларов, однако никто, насколько мне это известно, не указал на тот источник, из которого можно было бы взять такую сумму. Мы подойдём к истинному пониманию этой проблемы, если вспомним, что объявленные ранее национальные цели по борьбе с бедностью и требование начать строительство 2,6 миллиона жилищ далеки от выполнения в первую очередь из-за недостатка фондов».

С целью рассмотрения возможностей для создания группы футурологов по предложению Миллера был проведён ряд совещаний ведущих специалистов в области футурологии, представителей заинтересованных ведомств и деловых кругов. В отчётах о проведённых совещаниях указывается на желательность создания такой группы. Если будет принято решение о создании Института футурологии, то его организаторам придётся выдержать отчаянный бой с теми политическими силами, которые «приговорили к смерти» Группу исследования целей при Белом доме.

Одним из специалистов, посетивших организационное собрание института в августе 1970 года, был представитель компании «Артур Д. Литтл» Джеймс Гэвин. Его вдохновила идея создания такого института, так как, по его мнению, страна на современном этапе исторического развития почти полностью лишена определённых целей, а такой институт мог бы способствовать определению целей. Но на Гэвина произвела неблагоприятное впечатление одна сторона совещания. «Здесь собралась большая группа людей, обсуждающих будущие цели развития нашего общества, по всей вероятности наиболее компетентные люди для создания механизма института по разработке целей, — говорит он, — но, сколько я ни смотрел вокруг, я никак не мог примириться с фактом, что в зале не присутствовало ни одного чернокожего и ни одной женщины». Наблюдения Гэвина подчёркивают то, что может быть наиболее вопиющими недостатками футурологии: футурологи могут думать о 2000 годов, не учитывая надежд, реальности и стремления 1970-х годов.

То, что «фабрики мысли» в значительной мере получили или завоевали права гражданства, ясно видно из все более широкого расширения сферы футурологии и провозглашённой цели формирования будущего. Несомненно, что футурология является одним из наиболее эффективных и действенных средств, поступивших в распоряжение людей, определяющих политику Америки, и именно по этой причине они будут придавать ей всё большее значение в будущем. Как показывает практика, эти «сверхграждане» будут приобретать всё большее влияние над решением политических вопросов, конкретных мероприятий и наших судеб. Простые американцы в этих условиях должны быть более бдительны, наблюдая за тем, что происходит в этих привилегированных заповедниках, именуемых «фабриками мысли». Так же как и решение вопросов городского строительства, анализ проблем военного характера и другая деятельность «фабрик мысли», перспективы и недостатки футурологии дают нам веские основания вмешиваться и выяснять, что происходит, — ведь они планируют наше будущее.

Источник: Paul Dickson. Think Tanks. New York, Atheneum, 1971. Перевод на русский язык с сокращениями. Издательство «Прогресс», 1976 год. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 01.08.2006. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3026/3037
Содержание
Новые статьи
Популярные статьи