Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Фабрики мысли. Пол Диксон. Глава III. Фабрики мысли

1. Из-за того, что не было лошади…

Во всей английской армии в первые дни Второй мировой войны один солдат из шести, входивших в обычный орудийный расчёт, был ничем не занят. Этот факт выявила группа гражданских учёных, которая была отправлена на фронт с заданием ознакомиться с проведением военных операций и представить своя предложения по их совершенствованию. Одна из первоначальных задач состояла в обследовании орудийных расчетов. Весьма быстро члены группы обнаружили, что у одного из членов орудийного расчёта не было совершенно никаких обязанностей. Когда они попытались выяснить, в чём же состоит выполняемая им функция, им ответили, что это ездовой, который должен обслуживать лошадей. Однако никаких лошадей в армии не было. Конная тяга использовалась в английской армии последний раз в первую мировую войну.

Это открытие послужило причиной того, что в каждом орудийном расчете английской армии были отменены ездовые. Но, что важнее, эта отнюдь не героическая военная история многократно рассказывалась и пересказывалась в военных кругах западных стран и повторяется ещё и сейчас, поскольку она объясняет происхождение новой дисциплины, относящейся к НИР, которая сохранила своё первоначальное название: исследование операций. Эта история может также послужить отправной точкой, если мы попытаемся объяснить, почему в послевоенной Америке возникла, развилась и процветает уникальная группа учреждений.

После этого скромного начала исследование операций стало во время войны быстро развиваться в Англии и США в качестве формализованной схемы применения количественного анализа к военным операциям. В основу этого метода легло положение о том, что сложные системы, которые включают людей и машины, действуя в определённой окружающей среде, проявляют относительно устойчивые характеристики. Количество транспортных средств, проезжающих через городской мост, например, в течение определённого часа в определённый день, обычно лишь незначительно меняется от недели к неделе. Аналогичным образом, если брать пример из военной области, средний процент попаданий в немецкие подводные лодки при сбрасывании Военно-морскими силами союзников глубинных бомб оставался относительно постоянным из месяца в месяц. Как только удаётся выявить такую поддающуюся количественному выражению ситуацию, в дело вступают принципы исследования операций. В классическом случае имеются три стадии исследования операций. Сначала детально описывается поведение системы, затем оно анализируется посредством создания моделей или теорий операций, которые, наконец, используются для предсказания того, к каким последствиям для системы приведёт её изменение или модификация. Во время войны имел место несложный, но классический случай применения исследования операций, когда благодаря статистическому анализу численности потопленных с помощью глубинных бомб подводных лодок было установлено, что если слегка изменить глубину, на которой происходит взрыв, то вероятность поражения значительно увеличится.

Во время войны в Соединённых Штатах Америки значительная группа гражданских лиц — преимущественно учёных и инженеров — была мобилизована для ведения войны на «технологическом фронте». В относительно короткий срок эта группа создала такие новшества, как атомная бомба, радар и неконтактный взрыватель. Был также разработан и усовершенствован новый аналитический метод — исследование операций, — который с успехом был применён для повышения эффективности ПВО, бомбометания и военно-морских операций. В конце войны, когда этот коллектив стал распадаться, военное ведомство решило сохранить некоторых наиболее талантливых сотрудников, с тем чтобы они и в последующие годы разрабатывали военную технологию, и в частности продолжили также работы в области исследования операций. Именно с этой целью генерал X. X. Арнольд, командующий авиацией сухопутных войск, представил в вышестоящие инстанции предложение о заключении соглашения между ВВС и авиастроительной фирмой «Дуглас». Предложение было одобрено, и в соответствии с ним было создано уникальное экспериментальное учреждение, получившее наименование «Проект РЭНД». Сокращение РЭНД (RAND) сначала было составлено по первым буквам английских слов Research and Development (Исследования и разработки. — Прим. перев.), но когда эта организация развернула свою деятельность, стало ясно, что это почти исключительно исследовательское учреждение. Поэтому стали говорить, и не только в шутку, что это сокращение более соответствует словам Research and No Development (Исследования без разработок. — Прим. перев.). «Проект РЭНД» был создан в качестве подразделения фирмы «Дуглас» по контракту стоимостью 10 миллионов долларов.

Организация начала свою деятельность в 1946 году с официальной целью «осуществить научно-исследовательскую программу по широкой тематике, посвящённой межконтинентальной войне во всех аспектах, за исключением наземных военных действий». В поставленную задачу входило также представление Военно-воздушным силам рекомендаций относительно «предпочтительных методов и средств». Персонал «Проекта РЭНД» немедленно получил задание рассмотреть новые и неизученные возможности, которые могли бы заинтересовать военных. Его первой крупной работой было исследование, озаглавленное «Предварительный проект экспериментального космического корабля, вращающегося вокруг Земли». Несмотря на то, что искусственные спутники в то время считались преимущественно достоянием научной фантастики, в этом документе 1946 года давалась детальная оценка перспектив использования научных спутников и изучения космоса, подготовленная 50 учёными. Поскольку данное исследование оказалось удивительно пророческим, оно впоследствии в очень большой мере способствовало укреплению престижа «РЭНД». (Космические исследования «РЭНД» оказались пророческими не только в этом случае. Так, когда в середине 1957 года была названа предполагаемая дата запуска на орбиту Земли первого исскуственного спутника, то, как выяснилось впоследствии, ошибка составила всего две недели.)

Другие ранние исследования «РЭНД» охватывали такие совершенно новые области, как использование ракетных двигателей для стратегического оружия (ракеты), ядерные силовые установки, теория игр в применении к военному делу, новые концепции ПВО, проектирование новых типов самолётов, усталость металлов и излучение высоких энергий. Один из первых анализов, проведённых методом исследования операций, был посвящён проблеме увеличения радиуса действия авиации. Результатом этого анализа явилось применение дозаправки в полете для военных самолётов. Ещё одно из первых исследований «РЭНД» дало возможность производить титан в значительном количестве, благодаря чему данный металл стал широко применяться при строительстве самолётов и космических кораблей и возникла целая новая отрасль металлургии.

Уже в первый год своего существования «РЭНД» стала пополнять свой штат специалистами по вопросам политики, экономистами и психологами, с тем чтобы теоретические изыскания не ограничивались только точными науками. к 1948 году все громче стали раздаваться голоса, требовавшие отделить «РЭНД» от компании «Дуглас». Как сообщил Дж. Р. Голдстейн, один из основателей «Проекта РЭНД», являющийся в настоящее время одним из вице-президентов корпорации «РЭНД», возник целый ряд обстоятельств, являющихся «поводами для развода». Многие фирмы, работавшие по военным контрактам, возражали против того, что орган, осуществлявший планирование для ВВС сухопутных войск, являлся филиалом конкурирующей фирмы. Со своей стороны компания «Дуглас» полагала, что именно из-за её связи с «РЭНД» ВВС воздерживались от проявления какого-либо предпочтения в отношении компании, и в результате она несла большой ущерб из-за потери контрактов. Кроме того, возникли некоторые трения между фирмой «Дуглас» и теми её сотрудниками, которые входили в штат «Проекта РЭНД». Несмотря на то что организация «РЭНД», по соображениям безопасности, была фактически изолирована от материнской фирмы, персонал «РЭНД» был обязан подчиняться её правилам и распорядку, регулировавшим все, вплоть до того, где и когда пить кофе. Данные правила служили постоянным источником раздражения для рэндовских мыслителей. К счастью, ВВС были удовлетворены двухгодичным контрактом на этот проект и были готовы предоставить его детищу возможность стать на собственные ноги. Необходимые средства удалось найти, включая жизненно важную сумму 100 тысяч долларов, при этом значительные ассигнования были получены от только что возникшего Фонда Форда, и в 1948 году в качестве некоммерческого независимого предприятия была учреждена корпорация «РЭНД». Как указывалось в свидетельстве о её регистрации, она создавалась «для того, чтобы содействовать достижению целей в области науки, образования и благотворительности, в интересах общественного благополучия и безопасности Соединённых Штатов Америки».

По мере роста корпорации «РЭНД» её создателям стало ясно, что эксперимент оказался удачным. Дело было не только в том, что частично удалось сохранить талантливый научный коллектив, созданный во время войны, но, кроме того, военное ведомство получило в своё распоряжение творческий аппарат такого масштаба и возможностей, который было бы невозможно создать иным путём ни за какие деньги. Корпорация «РЭНД» предоставляла рассчитанные на длительную перспективу теоретические изыскания в разнообразных областях, причём эти рекомендации нельзя разработать в кабинетах официальных правительственных учреждений, сотрудники которых приспособили своё мышление к повседневным потребностям и решению узких задач. Стало также очевидным, что организация, подобная корпорации «РЭНД», является более маневренной и более управляемой по сравнению с любым университетским центром, где возникает слишком много проблем в связи с необходимостью обеспечения безопасности и преодоления ведомственных границ между факультетами при комплектовании крупных научных коллективов для изучения проблем, затрагивающих различные научные дисциплины.

В настоящее время, просуществовав более двадцати лет, «РЭНД» насчитывает свыше тысячи сотрудников и получает около 30 миллионов долларов в год за свою продукцию — идеи, которые используются её многочисленными заказчиками, самым крупным из которых по-прежнему являются ВВС. Продукция, которую создала «РЭНД» за свою жизнь, состоит примерно из 11 тысяч докладов, а также включает бесчисленные консультации, инструктажи и совещания.

Кроме того, «РЭНД» является самым знаменитым и одним из наиболее влиятельных учреждении среди элиты группы американских научно-исследовательских организаций, известных в качестве «фабрик мысли». Учреждения, которые вполне заслуживали подобного названия (как, например, Франклиновский институт в Филадельфии или фирма «Артур Д. Литтл» в Кембридже), существовали и в прошлом, но развитие в этом направлении приобрело реальный характер только с появлением корпорации «РЭНД» в послевоенный период. «РЭНД» стала основным образцом для десятков организаций, занимающихся разработкой современной политики и созданием новой технологии.

2. Бумажные пророки

Рой Батиста — высокий худощавый брюнет, утверждающий, что благодаря кратковременному пребыванию в Лас-Вегасе в качестве репортёра он приобрёл иммунитет против шока, который вызывает гигантская концентрация богатства и символов изобилия. И тем не менее, поступив недавно на работу в «Систем девелопмент корпорейшн», крупную «фабрику мысли» в Санта-Монике, Калифорния, в качестве специалиста по связям с общественностью, Батиста обнаружил, что он всё-таки не обладает достаточной подготовкой.

«Когда я впервые попал сюда, я никак не мог свыкнуться с фактом, что, хотя доходы этого предприятия составляли 60 миллионов долларов в год, вся наша годовая продукция — и я действительно имею в виду всю продукцию — может уместиться на этом столе», — говорит он и, указывая на маленький столик, за которым он пьёт кофе, добавляет: «Даже после Лас-Вегаса для меня это неожиданно». Его реакция типичная не только для новичков, впервые очутившись в стенах «фабрики мысли»; ветераны также бывают потрясены несуразно высокой стоимостью их бумаг. Высоко подняв один-единственный продолговатый листок, Герман Кан — руководитель Гудзоновского института, пожалуй, самый знаменитый деятель из тех, кто подвизается сегодня на поприще «фабрик мысли», — усмехаясь, говорит: «Вот это видите? Это стоит 3 миллиона долларов».

«Бумажная алхимия» — вот термин, который употребляется (преимущественно шутливо, но тем не менее оправданно) для описания подобного явления. Именно это производство дорогостоящих бумаг является общих для всех многообразных учреждений, известных кар «фабрики мысли». Они не создают почти ничего вещественного, кроме бумаги. Главный их продукт — это теоретические изыскания, обычно облеченные в форму отчёто или исследований, представляющих собой варианты различных мероприятий, оценки, проекты, теории, рекомендации, предупреждения, перспективные планы, статистические сводки, прогнозы, описания методов, тесты, анализы или попросту новые идеи. Всё, что не зафиксировано на бумаге, обычно излагается устно, во время лекции, инструктажа или неофициальной беседы. В тех случаях когда в результате деятельности «фабрики мысли» создаётся какой-либо новый продукт, например сыворотка или прибор, то это всего лишь образец, предлагаемый другим для копирования, производства и распространения. Одним из важных новшеств, созданных корпорацией «РЭНД», является приспособление, известное в электронной промышленности как «рэндовское табло». Это электронная плата, или «табло», посредством которого в ЭВМ вводятся графики, диаграммы и заметки, наносимые непосредственно авторучкой. Хотя это табло и является изобретением корпорации «РЭНД», но сама она его не производит.

Несмотря на то что большинство людей считают, что «фабрики мысли» «мыслят», создают бумагу и не производят продукцию в обычном смысле слова, термин «фабрики мысли» является неточным, субъективным и спорным. Первоначально он употреблялся в 1940-х годах как шутливое название мозга наряду с «мыслительным ящиком», а затем, как свидетельствуют словари сленга, он приобрёл новое значение в начале 1960-х годов, когда его впервые использовали для обозначения корпорации «РЭНД» и других аналогичных гражданских организаций, занимающихся военными исследованиями. Этот термин, по-видимому, приобрёл широкую популярность как приемлемое обозначение различного рода деятельности, как правило, считающейся творческой. Когда в 1969 году вашингтонская газета «Стар» поместила материал об одной субботней дискуссии, которую проводила по ряду проблем группа молодёжи, то этот очерк был озаглавлен «Фабрика мысли». Этот термин нередко используют применительно ко всем научно-исследовательским фирмам, как это сделали такие издания, как «Форбс» и «Вашингтон пост» в своих статьях, посвящённых деятельности в области научных исследований. С другой стороны, иногда этот термин используется весьма специфически. В правительственных кругах, например, его относят только к небольшой группе учреждений, финансируемых федеральным правительством, подобных корпорации «РЭНД». Если такие журналы, как «Барронс», «Ньюсуик» и «Бизнес уик», распространяют это название на весьма широкий круг учреждений, другие, как «Экономист» и «Уолл-стрит джорнэл», пользуются им редко. Ещё большую путаницу в проблему определений вносит то обстоятельство, что большинство организаций, являющихся «фабриками мысли», относится неодобрительно к этому термину, тогда как, напротив, мелкие самонадеянные научно-исследовательские группы нередко используют его, чтобы выглядеть более солидно. Когда речь идёт о крупных «фабриках мысли», то этот термин считается ограниченным, вводящим в заблуждение, пожалуй даже уничижительным. Чаще всего высказываются следующие критические замечания:

  1. Звучит слишком пассивно, как нередко выражаются, напоминает пресловутую «башню из слоновой кости».
  2. Создаётся впечатление незавершённости, то есть на ум приходит такое место, где мышление является самоцелью, не оказывая сколько-нибудь значительного влияния на политику и события.
  3. Вызывает путаницу относительно цели организации.

В корпорации «РЭНД», например, один из работников отдела по поддержанию связей с общественностью говорит: «Не проходит дня без того, чтобы не поступило от кого-нибудь письмо с просьбой подумать над интересующей его проблемой. По каким-то причинам это прозвище побуждает многих людей считать наше учреждение своеобразным советчиком по частным делам».

Поскольку данный термин носит весьма расплывчатый характер, прежде чем перейти к последующему детальному анализу, необходимо дать рабочее определение, чётко проводящее границу между тем, что является «фабрикой мысли», и организациями, не относящимися к этой категории. Каким же образом можно отличить «фабрику мысли» от других научно-исследовательских организаций?

Во-первых, в данном случае не имеется ни твёрдо установленных финансовых целей, ни обязательной структурной принадлежности. «Фабрика мысли» может проводить свою деятельность ради получения прибыли или не стремясь к осуществлению такой цели, она может пользоваться поддержкой правительства или какого-либо правительственного органа, может совершенно не получать правительственной поддержки или получать поддержку ряда учреждений, включая правительство; она может быть совершенно независимой или связанной с более крупной компанией или университетом. Однако «фабрика мысли» должна быть постоянно действующей организацией в отличие от исследовательской комиссии или специальной группы, выполняющей временную задачу.

Решающим показателем является выполняемая организацией роль. Главная функция «фабрики мысли», в том понимании термина, который используется в настоящей книге, — это не проведение традиционных фундаментальных исследований, прикладных исследований или разработок — хотя и то, и другое, и третье обычно ей выполняется, — а установление связи между знанием и властью, между наукой и техникой, с одной стороны, и разработкой политики в широких областях, представляющих интерес, — с другой. Они скорее занимаются распространением новых знаний, а не их созданием. Один из руководящих сотрудников корпорации «РЭНД» следующим образом разъясняет роль своей организации: «Мы напоминаем посредников, разыскивающих, собирающих и интерпретирующих знания для конечного потребителя, каковым в нашем случае является правительство». В настоящее время для обозначения этого рода деятельности в качестве ходового термина применяется выражение «исследование политики», иными словами, исследования, результатом которых являются идеи, анализ и альтернативы, в которых заинтересованы те, кто делает политику. В этом состоит существенное отличие от традиционной науки и НИР, обычно снабжающих научными знаниями других учёных и исследователей.

Наконец, «фабрика мысли» обладает некоторыми общими характерными чертами, которые, взятые в совокупности, помогают выделить её среди аналогичных организаций. Она ориентирована на научную методологию, в частности исследование операций, но её деятельность отнюдь не ограничивается научной тематикой. Благодаря характеру стоящих перед ней проблем и применяемым подходам деятельность «фабрики мысли» неизменно имеет многодисциплинарный характер, то есть лишь в редких случаях для работы над каким-либо проектом привлекаются только узкие специалисты в конкретной области и почти всегда используется группа экспертов из различных областей для разработки крупных перспективных проектов. Хотя «фабрика мысли» поддерживает тесный контакт с научными и инженерными кругами, она также связана стратегическими узами с внешним миром, будь то правительство, промышленность или, в некоторых случаях, общественность. Как правило, «фабрика мысли» обладает довольно значительной степенью свободы как при определении проблемы, которую она решает, так и при подготовке формулировок и рекомендаций.

Если говорить о конкретном примере, то «фабрика мысли» вряд ли будет привлечена к разработке усовершенствованного радиолокатора для военных целей, но к ней обратятся в том случае, если потребуется получение прогноза состояния военной техники в следующем десятилетии и представить соображения, в том числе и относительно возможных новых усовершенствований в области радиолокационной техники, или, продолжая данный пример, определить потребность в радиолокационной установке нового типа, установить пункты размещения установок, найти пути максимально эффективного их использования, разработать методы использования станций при принятии решений и способы подготовки радарных операторов. Таким образом, «фабрика мысли» будет в большей мере заинтересована в «радарной политике», чем непосредственно в самих технических средствах.

Вообще говоря, «фабрики мысли» занимаются рядом широких областей. Если, например, говорить о корпорации «РЭНД», она занимается вопросами начиная от систем оружия до политики борьбы с бедностью. Возможно также изучение самых широких аспектов какой-либо одной области, как, например, военно-морских операций, как это обстоит в Центре военно-морского анализа — частной «фабрике мысли», обслуживающей ВМС США. Благодаря широким полномочиям и возможности для воздействия на творцов политики последней отличительной чертой «фабрик мысли» является то, что они определяют деятельность значительной части остального научного мира. «Фабрики мысли» вполне могут способствовать изменению целей и направлений деятельности, что в свою очередь может определять характер заданий, которые получают другие научно-исследовательские организации.

Обобщая данное широкое и субъективное определение, следует сказать, что наилучший общий критерий, руководствуясь которым можно выделить «фабрику мысли» среди прочих научно-исследовательских организаций, — это масштаб и сфера её деятельности, а также люди, которым она служит. Научно-исследовательский центр по изучению рака, или астрономическая обсерватория представляют собой научно-исследовательские организации, но тем не менее ни одна из них не является «фабрикой мысли». С другой стороны, группа, составляющая по заданию правительства прогноз будущей политики в области образования, фирма, консультирующая правительство по вопросам новых научных методов или же группа учёных, объединяющаяся в научный коллектив для изучения будущего технологии или демократии, — это все «фабрики мысли». Проблемы окружающей среды изучаются двумя совершенно различными «фабриками мысли»: недавно созданной Уолденовской научно-исследовательской корпорацией (Кембридж, штат Массачусетс) и корпорацией «Овервью» (Вашингтон, округ Колумбия). Первая предлагает правительству и промышленности целый ряд услуг в области изучения загрязнённости, включая планирование качества воздуха в населённых пунктах, прогноз загрязнённости, экономическую оценку проблем загрязнения и методов их решения, метеорологическое моделирование, а также консультирование по проблемам загрязнения. Корпорация «Овервью», напротив, представляет собой группу, возглавляемую бывшим министром внутренних дел Стюартом Л. Юдоллом, которая была организована для выполнения правительственных заданий и предоставления консультаций в ряде областей, относящихся к окружающей среде в самом широком смысле, включая проектирование городов, борьбу с загрязнением, новые города, региональное планирование, сохранение природы, ремонт жилого фонда и планирование перевозок. Несмотря на относительную узость, та сфера, которую они пытаются охватить, отличает их от таких организаций, как фирма, разрабатывающая новые фильтрационные установки для очистки воды, или университетский центр, изучающий химические реакции, происходящие в смоле, последние организации представляют собой просто научно-исследовательские группы.

В соответствии с приведённым широким определением из многих тысяч научно-исследовательских учреждений, существующих в США, около 600 относятся к «фабрикам мысли». Можно выделить следующие их типы. Примерно 75 «фабрик мысли» связаны с федеральным правительством годичными контрактами, Официально они называются «Федеральные научно-исследовательские центры, работающие по контрактам» и представляют собой подразделения, приданные правительственным ведомствам посредством контрактов. Большая часть их создана исполнительными или законодательными органами власти. Примерами могут служить «РЭНД», Центр по изучению новейших методов управления системой образования при ведомстве просвещения, а также находящаяся под эгидой НАСА корпорация «Беллкомм». Как выразился один из руководящих сотрудников Министерства обороны: «Это непрерывные, тесные связи, напоминающие те, которые существуют у кинозвёзд с их психоаналитиками».

Более десяти «фабрик мысли» являющихся частью государственного аппарата, созданы для перспективного планирования и изучения возможных вариантов развития в будущем. Институт изучения боевых действий на суше, подчинённый командованию сухопутных войск США, и научно-исследовательская группа Белого дома для определения целей представляют собой две организации этого типа.

Ведущие независимые или связанные с университетами бесприбыльные институты и учреждения, занимающиеся общими проблемами естественных и общественных наук. Сюда можно отнести примерно 200 из более чем 5000 научно-исследовательских групп. Наглядными примерами таких организаций являются Стэнфордский научно-исследовательский институт, Гудзоновский институт, Баттелловский мемориальный институт и научно-исследовательская корпорация «Трайангл».

Приблизительно 300 фирм, созданных с целью получения прибыли, дают консультации, изучают проблемы, проводят обследования, выполняют прикладные исследования и вообще осуществляют мыслительную деятельность за соответствующую плату. Они напоминают отряды кондотьеров в средневековой Италии, которые поставляли опытных солдат тому, кто обещал больше заплатить. Эти боевые отряды XX века поставляют бригады «мыслителей» примерно аналогичным образом. Научно-исследовательская корпорация планирования, фирма «Артур Д. Литтл», корпорация «Систем девелопмент», группа «Темпо» фирмы «Дженерал электрик» и корпорация «Оперейшнз рисерч» типичны для данной группы.

Наконец, имеется горстка подлинно независимых, бесприбыльных, самостоятельно определяющих свою деятельность «фабрик мысли», существующих для изучения какого-либо одного предмета или точки зрения. Их клиенты являются их «аудиторией», и они получают финансовую поддержку и руководящие указания не от промышленности или правительства, а скорее рассчитывают на себя и на свои частные источники финансирования, включая отдельных лиц и благотворительные фонды. К таким организациям относятся Центр изучения демократических учреждений, Институт Брукингса, Институт изучения политики и Центр изучения закономерностей реакции потребителя.

На сегодняшний день «фабрики мысли» демонстрируют многообразие организационных форм мышления. Для этого феномена характерен быстрый рост во всех направлениях. Создаётся впечатление, что почти любая мыслимая общественная группа в стране имеет или имела хотя бы одну работающую на неё «фабрику мысли». В политическом отношении, например, эти «фабрики мысли» варьируют от консервативных групп, подобных стэндфордскому Гуверовскому институту по проблемам войны, революции и мира я Джорджтаунскому центру стратегических и международных исследований, до Вашингтонского института изучения политики или бостонского Кембриджского института, оба из которых придерживаются весьма левых взглядов. Хотя большинство «фабрик мысли» выжило благодаря финансовой поддержке федерального правительства, есть и такие, как Центр Роберта Хатчинса по изучению демократических учреждений, которые исходя из принципиальных позиций отказываются от денег федерального правительства.

Насколько велико их индивидуальное многообразие, настолько же многообразна и проводимая ими работа. Планы на случай ядерной войны, пути развития вновь возникших государств, новые идеи в отношении предотвращения преступности и борьбы с ней, планы перестройки школ США, новый арсенал стратегического оружия, саркастические упреки в адрес правительственных ведомств и меры по предотвращению ядерного нападения — вот некоторые виды их бумажной продукции.

Кроме того, они не ограничиваются крупными проблемными проектами, но также вносят свою лепту и в повседневные дела: Хо-Джо-кола, сигаретный фильтр «Ларк», значительная доля проектных работ на всемирной выставке «Экспо–67», перечень соображений относительно местоположения Диснейленда, ароматические вещества и приправы, высушенные посредством сублимации пищевые продукты, а также буквы и цифры, «читаемые» электронно-вычислительной машиной, которые сейчас можно увидеть на чеках любого американца, — все это результаты исследований, выполненных «фабриками мысли».

Тот подход к решению проблем, благодаря которому в 1950-е и 1960-е годы «фабрики мысли» росли как грибы, все ещё в значительной мере применяется и сейчас. По-видимому, всякий раз, когда возникает какая-либо проблема или ощущается потребность, кому-нибудь в правительственном аппарате, в промышленности или в университете приходит мысль о создании соответствующего интеллектуального центра для изучения данной проблемы или потребности. Как только Управление экономических возможностей развернуло свою деятельность, оно организовало Институт по изучению проблем бедности, точно так же как Управление просвещения приступило к созданию «фабрик мысли» по своему профилю в начале 1960-х годов, когда осуществлялись мероприятия с целью повышения качества образования в США.

Перечислим некоторые предложения по организации новых учреждений этого типа (одни из этих предложений рассматриваются, а другие уже осуществляются):

  1. Корпорация «РЭНД». Предложение, внесённое Джесси Анру и другими представителями законодательной власти штата Калифорния о создании организации, которая бы занималась административными проблемами этого штата. Предварительный анализ этой цели, проведённый внешним консультантом, уже завершён, и, по словам Анру, данная концепция «является весьма многообещающей как для администрации штата Калифорния, так и для администрации других штатов». В настоящее время корпорация «РЭНД» проводит работу для штата Калифорния на основании ряда контрактов и надеется, что это приведёт к созданию «фабрики мысли» для этого штата. Тем временем власти Нью-Йорка совместно с корпорацией «РЭНД» создали «фабрику мысли», получившую название «Нью-Йоркский РЭНД-институт», который начал свою деятельность в апреле 1969 года. Ряд других штатов и городов рассматривает вопрос об организации учреждений этого типа для изучения их специфических проблем.
  2. Региональные научно-исследовательские центры по изучению проблем, связанных с загрязнением среды. Идея об образовании подобных центров содержится в предложениях о создании «фабрик мысли» по исследованию проблем окружающей среды, представленных недавно Белому дому руководителями тридцати университетов. Речь идёт о трёх или четырёх региональных центрах для изучения социальных, юридических и технических аспектов всех форм загрязнения. Другие предложения носят самый разнообразный характер: от настойчивого стремления Конгресса организовать ряд базирующихся на университеты институтов по изучению водных ресурсов до получившей значительную поддержку резолюции вашингтонского сенатора Уоррена Магнусона о создании Всемирного института по изучению окружающей среды, который, как утверждает сенатор, будет «оказывать помощь всем нациям мира, содействуя разрешению их общих проблем окружающей среды, как в национальном, так и в международном масштабе».
  3. Консультативная группа при Конгрессе по вопросам научной политики. Наряду с другими рекомендациями отдел по изучению научной политики Библиотеки Конгресса в своём докладе «Техническая информация для Конгресса» предложил создать научно-консультативную организацию, которая бы заблаговременно предупреждала Конгресс о потенциальных отрицательных последствиях применения новой технологии и выявляла наиболее перспективные области, требующие дополнительного внимания со стороны Конгресса. Это одна из наиболее новых среди большого числа рекомендаций и официальных предложений, внесённых с целью создания «фабрики мысли» по вопросам научной политики для обслуживания Конгресса. Наиболее интересная идея относительно организации такого рода группы была выдвинута в марте 1969 года Джеромом Б. Уиснером, бывшим советником по науке президента Кеннеди, а ныне являющимся президентом Массачусетского технологического института. Во время дебатов в Сенате, посвящённых отношению Конгресса к вопросам технической политики, Уиснер заявил, что Конгрессу необходима высококвалифицированная группа для анализа предложений в военной области. Он назвал эту намечаемую организацию «Анти-РЭНД», поскольку она будет использоваться для сбалансирования тех преимуществ, которые военные круги приобретают в результате применения весьма квалифицированно составленных анализов и других форм помощи, оказываемой «фабриками мысли», подобными корпорации «РЭНД».
  4. Бюро анализа целей и приоритетов. Идею о создании такого бюро поддерживает ряд членов Конгресса, призывающих создать независимую «фабрику мысли», которая обеспечивала бы Конгресс подробными данными и анализом в отношении национальных целей, ресурсов и приоритетов. Законопроект о создании такой организации был внесён в Сенат в декабре 1969 года. Это одно из целого ряда предложений об учреждении групп, которые бы занимались решением вопросов о национальных приоритетах.
  5. Межамериканский институт социального развития. Создание его было санкционировано Конгрессом в конце 1969 года, это подразделение будет существовать в качестве полуавтономной корпорации государственного департамента. На него возложено проведение различного рода исследовательской и плановой работы по вопросам, связанным с южно-американскими делами.
  6. Национальный институт просвещения. В 1970 году президент Никсон заявил о создании организации с ежегодным бюджетом 40–50 миллионов долларов с целью осуществления общей координации исследований и рекомендации в области образования. В мае 1970 года был заключен контракт с корпорацией «РЭНД», которая должна была изучить данную идею и представить предложения относительно средств для её осуществления.

Помимо этих идей и десятков других, выдвигаемых правительственными ведомствами, имеется множество предложений, поступающих от частных организаций. Находящийся в Вашингтоне Институт изучения политики собирается организовать ряд своих филиалов по всей стране и недавно уже создал первый из них — Кембриджский институт. Другие филиалы действуют в Беркли и Атланте. «Темно», подразделение компании «Дженерал электрик», являющееся одной из немногих «фабрик мысли», связанных с частной корпорацией, в настоящее время совместно с группами в Японии и Англии организует аналогичные центры. Ряд университетов — в том числе Калифорнийский университет в Ирвине и Университет Брауна — предполагает создать группы по изучению политики.

Стремление к созданию «фабрик мысли», по-видимому, получает распространение и в других странах. Одни уже организованы, другие создаются. В начале 1970 года премьер-министру Канады поступило предложение от исследовательской группы, возглавляемой Рональдом С. Ритчи из компании «Империал ойл», относительно создания исследовательского института для изучения государственной политики, который бы обслуживал правительство. Кроме того, имеются сообщения о предстоящем создании новых «фабрик мысли» в Норвегии, Дании, Японии, ФРГ и во Франции.

За последние годы возникли десятки новых, совершенно уникальных «фабрик мысли», таких, как Институт будущего — первая крупная организация этого типа, занимающаяся футурологией; Институт проблем урбанистики — первая межведомственная «фабрика мысли», работающая для правительства; Стокгольмский международный научно-исследовательский институт мира, представляющий собой одну из первых организованных попыток изучения проблем обеспечения мира; созданный Ральфом Надером Центр изучения закономерностей реакции потребителя — первая «фабрика мысли», выражающая интересы потребителей; Институт негритянского мира — первая негритянская организация этого типа; ЮНИТАР (UNITAR — United Nations Institute for Training and Research) — Институт ООН по подготовке кадров и исследованиям; недавняя попытка ООН создать международную «фабрику мысли»; а также КАРА (CARA — Center for Applied Research in the Apostolate) — Центр по прикладным исследованиям для апостольских миссий, недавно созданная независимая группа, проводящая изучение политики для различных организаций католической церкви.

Растущее число, влияние и многообразие «фабрик мысли» в сочетании с колоссальными ассигнованиями на НИР ставят перед нацией ряд важных вопросов. Во-первых, какие результаты принесут в будущем эти гигантские усилия в области научных исследований и когда будут получены эти результаты? Во-вторых, насколько верны идеи, возникающие вследствие осуществления научных исследований и разработок? Эти вопросы относятся как к «фабрикам мысли», так и ко всей исследовательской империи, частью которой они являются. Особую остроту и значение эти вопросы приобретают, если они задаются в отношении федеральных органов, так как именно в этом случае они в наибольшей степени затрагивают направление развития и качество жизни всей нации. Кроме того, научные исследования и разработки, осуществляемые правительством США, в максимальной мере могут подвергаться критическому рассмотрению в силу того простого обстоятельства, что их оплачивает всё население страны, с учётом нужд которого они якобы проводятся. Наконец, необходимо рассмотреть ещё третий вопрос: какой властью располагают различные «фабрики мысли», возглавляющие научно-исследовательскую империю, и какова опасность, возникающая из-за предоставления им этой власти?

Источник: Paul Dickson. Think Tanks. New York, Atheneum, 1971. Перевод на русский язык с сокращениями. Издательство «Прогресс», 1976 год. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 01.08.2006. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3026/3029
Содержание
Новые статьи
Популярные статьи