Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Мифы и их роль в электоральном поведении

Авторы статьи: Ситников А. П., Гришин Е. В. Статья впервые опубликована в журнале «Философские науки», № 11, 2008 год.

Общество переходного периода, который переживает современная Россия, имеет потребность в новых мифах. В обществе существуют определённые социальные ожидания, потребности в таких представлениях об окружающем мире и социальной среде, которые бы помогали человеку выживать в новых условиях. Эти представления необходимы для осмысления новой ситуации и тех процессов, которые происходят в обществе. Они позволяют найти на сложные вопросы простые и ясные ответы.

Мифы заложены глубоко в подсознании людей, нуждающихся в ясных, понятных образах, доходчиво объясняющих им те процессы, с которыми они сталкиваются ежедневно. Мифы имеют преимущества перед реальностью. Во-первых, они созвучны нашим представлениям и эмоциям. Во-вторых, они виртуальны. В-третьих, в отличие от реальной действительности, их можно легко изменять. Эти преимуществa и свойства мифов делают их универсальным инструментом влияния на массовое сознание.

Кто же больше нуждается в мифах — власть или общество? С одной стороны, мифотворчество должно присутствовать в деятельности государства, особенно в том случае, если общество ограничивается в доступе к политической информации. Каждое государство должно иметь свои мифы, а уже их направленность и содержание определятся формой политического режима. Мифологизации требует все — основные направления политики, идеи, интересы и ценности.

Но не в меньшей степени в мифах нуждается и общество: оно стремится освободиться от анализа и переработки политической информации и заинтересовано получить готовые и оптимистические прогнозы будущего. Итак, в мифах нуждается как власть, так и общество, что означает — по мере развития демократии политические мифы не исчезают, меняется лишь роль, механизмы формирования и степень воздействия их на общество. В этом смысле разговоры о виртуальности нашего мира, «виртуальных» политиках и партиях являются реальностью.

Виртуальный мир создаётся в обществе с помощью манипулирования информацией и общественным сознанием. Сокрытие информации, дозированная информация, дезинформация, выборочная информация, слухи, намеки — все это приёмы и технологии создания мифов и виртуальной реальности. С помощью мифов можно мобилизовать общество, высвободить энергию масс и направить её в нужном направлении. Замечено, что чем более искусственные задачи ставят правители перед обществом, тем большее количество мифов они вынуждены конструировать и навязывать обществу.

В идеологии нового времени понятие мифа используется для обозначения различного рода иллюзорных представлений, оказывающих воздействие на массовое сознание. Поэтому политический миф может трактоваться как статичный образ, опирающийся на верования и позволяющий упорядочить и интерпретировать факты и события, структурировать видение коллективного настоящего и будущего. Х.Г. Тхагапсоев пишет, что одна из важных особенностей мифа заключается в том, что она выполняет функции моделирования социального бытия, его феноменов и процессов: истории, культуры и политики, настоящего, прошлого и будущего, размывая и стирая при этом границы между реальным и виртуальным. Он считает, что миф является действенным средством социально-ментального конструирования, а значит — средством манипулирования сознанием людей; миф в наше время выступает как неотъемлемый элемент политики, её идей и технологий. Особое место занимает политический миф, в котором знание и понимание политики замещается образами, символами, вымыслами, легендами и верой в них 1.

Занимаясь политическими технологиями и работой с массовым сознанием, мы всегда задавались вопросом о том, существуют ли мифы, воздействие которых на массовое сознание имеет универсальный характер. Ответы на эти вопросы привели нас к рассмотрению различных подходов к пониманию мифов, в частности к объяснению мифов и мифологии представителями психоанализа и аналитической психологии.

В бытовом понимании мифы — это, прежде всего, античные, библейские и другие «старинные» сказки о сотворении мира и человека, а также рассказы о древних деяниях греческих и римских богов и героев. Одно из распространённых научных определений мифологии звучит так: «Мифология — это фантастическое отражение действительности в первобытном сознании, воплощённое в характерном для древности устном народном творчестве, а миф — это возникшее на ранних этапах истории повествование, фантастические образы которого были попыткой обобщить и объяснить различные явления природы и общества» 2.

Человеку с самых ранних времён приходилось осмыслять окружающий мир. Мифология и выступает как наиболее ранняя, соответствующая древнему и особенно первобытному обществу форма восприятия, понимания мира и самого себя первобытным человеком. Х. Г. Тхагапсоев считает, что миф, который принято трактовать как форму и способ понимания природы и социальной действительности на ранних этапах развития общества (то есть как нечто рудиментарное и периферийное в ментальном мире человека), на самом же деле относится к числу наиболее важных продуктов сознания и социального творчества, определяющих жизнь, духовный мир и поведенческие диспозиции современного человека. Смысловые границы мифа настолько широки и подвижны, а его функции и структурные формы так многообразны, что трудно дать видовое, содержательное и операциональное определение мифу — приходится ограничиваться констатацией его принадлежности к самой общей форме духовной активности человека, к сознанию («миф — это форма общественного сознания»), что уже само по себе указывает на его всеобщность 3. Мифология выражается в конструировании виртуального пространства, которое повторяет первоначальное устройство мира. В виртуальном пространстве реактуализируются мифы, что способствует возрождению готового исторического опыта. Изучение широкого круга мифов позволило установить, что в мифах различных народов мира — при чрезвычайном их многообразии — целый ряд тем и мотивов повторяется.

Мифы во все времена требовали разъяснений, потому что в мифах и сказках, каковы бы ни были их содержание и смысл, мы имеемдело с продуктами чистой фантазии.

О. Ранк писал, что самая важная заслуга психологии, особенно психоанализа, заключается в том, что они раскрыли мощные бессознательные инстинктивные силы, которые толкают к созданию фантастических образов. А также в исследовании того психического механизма, который принимает участие в их возникновении и, наконец, в разъяснении тех преимущественно символических форм, в которых они выражаются 4.

Первым наиболее важным и во многих отношениях примечательным шагом в этом направлении было разъяснение Фрейдом античного мифа об Эдипе.

Психоанализ не только предлагает известное разъяснение мифа, но вместе с тем обосновывает необходимость разъяснять мифы, учитывая ту роль, которую играет бессознательное при создании мифов. О. Ранк считал, что понятию о бессознательной душевной жизни, первоначально связанному с индивидуальной психологией, психоанализ находит приложение применительно к мифам первобытного времени, что и является самым блестящим подтверждением правильности и ценности метода. Он говорил, что главным мотивом создания мифов и существенным их содержанием оказался конфликт, заложенный ещё в психологии детской жизни, в отношении к родителям и семье со всеми его разнообразными оттенками (сексуальное любопытство и так далее) 5. О. Ранку удалось даже показать, что развитие мифических представлений в их широком объёме отражает культурную дисциплину личности в семье и семьи в роду и племени. В этом он видел наиболее важный основной принцип психоаналитического понимания мифов.

Психоанализ сталкивается со сравнительным изучением мифов и сказок, но задаётся при этом целью не восстановить первоначальную форму мифа, а открыть его бессознательное значение, которое и в самой первоначальной форме не совсем прозрачно. Потребность в создании и рассказывании мифов появляется только с отказом от известных реальных источников наслаждения и с необходимостью компенсировать их фантазией. Этот реальный отказ, по-видимому, филогенетически аналогичен нашему психическому вытеснению и принуждает фантазию создавать подобные же, быть может, только не такие утончённые видоизменения, какие создаёт вытеснение. Психоанализ восстанавливает когда-то сознательно приемлемые, позже запрещённые и только в форме мифа допущенные к сознанию желания, отказ от которых даёт толчок к созданию мифа.

Надо отметить, что у Фрейда бессознательное выступает как место скопления именно вытесненных содержаний. С этой точки зрения бессознательное имеет личностную природу. Хотя Фрейд уже понимал архаико-мифологический характер бессознательного способа мышления. К. Юнг писал, что поверхностный слой бессознательного является в известной степени личностным и называл его личностным бессознательным. «Однако этот слой покоится на другом, более глубоком, ведущим своё происхождение и приобретаемом уже не из личного опыта. Этот врожде нный более глубокий слой и является так называемым коллективным бессознательным» 6. Он считает, что коллективное бессознательное имеет не личную, а всеобщую природу. «В личном бессознательном это по большей части так называемые эмоционально окрашенные комплексы, образующие интимную душевную жизнь личности. Содержанием коллективного бессознательного являются так называемые архетипы» 7.

Известным выражением архетипов являются мифы и сказки. По существу архетип представляет то бессознательное содержание, которое изменяется, становясь осознанным и воспринятым. То, что подразумевается под «архетипом», проясняется через его соотнесение с мифом, сказкой. Юнг считает, что мифы — в первую очередь психические явления, выражающие глубинную суть души. Дикарь, говорил Юнг, не склонен к объективному объяснению самых очевидных вещей. Напротив, он постоянно испытывает потребность или, лучше сказать, в его душе имеется непреодолимое стремление приспосабливать весь внешний опыт к душевным событиям. Субъективность первобытного человека столь удивительна, что самым первым предположением должно быть выведение мифов из его душевной жизни. Познание природы сводится для него, по существу, к языку и внешним проявлениям бессознательных душевных процессов. Их бессознательность представляет собой причину того, что при объяснении мифов люди обращались к чему угодно, но только не к душе. Недоступным пониманию было то, что душа содержит в себе всё те же образы, из которых ведут своё происхождение мифы, что наше бессознательное является действующим и претерпевающим действия субъектом, драму которого первобытный человек по аналогии обнаруживал в больших и малых природных процессах 8.

Таким образом, глубинная психология раскрыла многие тайны мифов, показав их архетипическую природу. Именно побудительной энергии архетипа обязаны своей влекущей силой многие мифологические сюжеты и герои. Юнг писал: «Архетипы создают мифы, религии и философии» 9. Это говорит о том, что в случае наших далёких предков миф был столь же реален, как и все вокруг, и в этом главная особенность символической действительности, поскольку она претендует на статус реальной. Это означает, что миф никуда не исчезает из жизни человека, он живёт не только в прошлом, миф с человеком всегда.

Пространство политики стало самым активным пространством мифов и мифологии. С помощью моделирования реальности в канве различных мифов мы можем воздействовать на сознание масс.

Политические технологии в современных условиях занимают особое место. Без них сегодня не может быть успешно проведена ни одна избирательная кампания. Политтехнологи, используя стандартные технологические приёмы проведения выборов, приходят к выводу, что это не приносит значительного преимущества перед конкурентами. Специалисты по политическим технологиям всё чаще обращаются к знаниям глубинной психологии. Именно знания тонкостей работы с мифами помогает успешному проведению избирательных кампаний.

Например, учитывая знание мифов и их свойств, можно подготовить такую форму и содержание сообщений, которые позволят обойти все «фильтры восприятия» избирателей и непосредственно повлиять на их поведение. Одно из главных свойств мифа заключается в том, что нем вообще отсутствует причинно-следственная иерархия. Это размывает и снимает всякие грани между причиной и следствием, желаемым и действительным, реальностью и иллюзией, фактом и вымыслом.

Ещё одним важным свойством мифа является то, что его нельзя проверить. Также следует отметить, что в мифе события происходит вне рамок логического и рационального суждения, и при этом все события в мифе значимы и взаимосвязаны. По мнению ряда исследователей, миф представляет собой особые условия коммуникации, поскольку в нём есть слушатель, но нет автора сообщения. По этой причине миф становится неопровержимым, так как не с кем спорить. Миф можно рассматривать как определённый оператор универсальности, поскольку он подтверждается фразами типа «так все говорят, считают», «все так думают», «все знают это 10.

Главная функция мифа заключается в том, что он для избирателей, как когда-то для архаичного человека, вносит порядок в хаос, вносит предсказуемые линии в совершенно непредсказуемый окружающий мир. Миф также завышает стабильность окружающего мира, порождая положительные и отрицательные линии. В любом обществе миф и сказка часто являются самой важной информацией. Одной из задач массовых коммуникаций является создание определённого (требуемого) образа человеку, организации, государству, и так далее. Эта задача решается наиболее эффективно, когда воздействие происходит на подсознательном уровне. Надо понимать, что эффективная коммуникация не столько задаёт новые сообщения, сколько подключается к уже имеющимся в массовом сознании представлениям. Миф — это именно тот тип информации, который на глубинном уровне присутствует в каждом из нас, и задача состоит в том, чтобы активизировать эту символику на выгодном для коммуникатора направлении.

Учитывая, что массовое сознание приемлет только чёткие картины мира, в период предвыборной борьбы партии и политики подстраиваются под определённые мифы. Левые партии активно эксплуатируют мифологию социализма. Правые активно используют мифологию западного мира. Правящие партии включают в свой арсенал государственные мифы. Мифологизация образов политиков на выборах также усиливает воздействие на массовое сознание.

Так существуют ли универсальные архетипические мифы, подключение к которым принесе т наибольший успех в политике?

Наши исследования 11 и наблюдения в рамках избирательных кампаний различных уровней показывают, что большинство предвыборных сюжетов и сценариев вписываются в семь основных архетипических мифов. И подключение именно к этим мифам является наиболее эффективным с точки зрения воздействия на массовое сознание. Это мифы о заговоре, о золотом веке, о герое-спасителе, о единстве, о справедливости высшего существа, об отце народов и о героическом прошлом нации.

Мы представляем краткое описание этих мифов в современной интерпретации.

  1. Миф о заговоре истолковывает негативно воспринимаемые явления как результат тайного действия сил тьмы. Это могут быть «враги народа», агенты тайных спецслужб, сект, заговорщики и так далее. Скрытные действия представителей этих коварных организаций обязательно направлены на завоевание или уничтожение группы, общества, государства, персон. Поскольку заговор творят демонические силы, противостоять им можно, используя любые средства борьбы. Для борьбы с темными силами нужно объединяться.
  2. Миф о единстве основан на противопоставлении «друзья» — «враги», «свои» — «чужие», «мы» — «они». Они или, иначе, враги — причина всех наших бедствий и несчастий. «Они» стремятся отобрать наши ценности и потому спасение в единстве и противостоянии «им». Мы должны объединиться и вместе прийти к счастливой жизни.
  3. Миф о золотом веке либо призывает вернуться к истокам светлого прошлого, где царили любовь, равенство, братство, где мир был прост и понятен, либо зовёт в светлое будущее, рассматривая предыдущие периоды как «предысторию», существование которой оправдано лишь в той мере, в какой она подготавливала это идеальное будущее. В золотой век нас может привести герой.
  4. Миф о герое-спасителе наделяет конкретные персонажи харизматическими чертами. Герой должен обладать даром пророка, непревзойдённым талантом полководца-воителя, высокими моральными качествами. Он действует, подает пример, внушает стойкость, преобразуя определённый национальный типаж, образец. Он отличается огромной силой, но эта сила не количественная, а качественная, причём, физическую силу сопровождает сила нравственная. Он обладает такими качествами как спокойствие, стойкость, простота, благодушие, скромность, сдержанность характера, внутренняя свобода. Он воплощает любовь, доброту к людям, внушает даже милосердие к побеждённым врагам. Главная задача героя бороться с врагами и преодолевать препятствия.
  5. Миф об отце народов рассказывает нам о справедливом и добром политике (отце), который заботится о своём народе. Он подробно знает о проблемах людей, об их тяжёлой доле и готов им помочь. Он борется со своим лживым и продажным окружением ради счастья народа. Он символ сознания, разума, искушённой мысли. Он настоящий стратег.
  6. Миф о справедливом высшем существе основан на том, что Бог все видит и обязательно нам поможет. На небе у нас есть покровители и они не оставят нас в беде. За наши страдания они нас вознаградят.
  7. Миф о героическом прошлом нации, народа говорит о том, что на этой земле жили наши великие предки. Они были особенными людьми, они совершали подвиги, доблестные деяния. Они отличались умом, смекалкой и находчивостью. Мы гордимся ими, они делали всё, чтобы будущим поколениям (нам) жилось лучше.

На наш взгляд, эти семь мифов являются универсальными для использования их в любой избирательной кампании. С помощью этих мифов можно «перевести» большинство избирательных сюжетов на картинки упрощённого порядка. Мифологические интерпретации существенно облегчают для массового сознания оперирование с образом политика, делают его более понятным и предсказуемым.

Таким образом, анализ закономерностей и форм коммуникации с помощью «подключения» к архетипическим мифам в избирательной кампании заслуживает пристального внимания и изучения. В теоретическом плане он может внести существенный вклад в разработку подходов к избирательным технологиям, объяснить причины прихода к власти определённых политических сил, помочь понять психологию масс, а в практическом — успешно разрабатывать стратегию, тактику и отдельные сообщения в рамках избирательных кампаний.

Приме­чания:
  1. См. Тхагапсоев Х. Г. Мифогенез в новейшей истории российских этносов.
  2. Философский словарь. Под ред. И. Т. Фролова. — М., Политиздат, 1987. С. 286; Цуладзе А. Политическая мифология. — М., Эксмо. 2003.
  3. См. Тхагапсоев Х. Г. Указ. соч.
  4. См. Ранк О. Миф о рождении героя. — М., Рефл-бук, 1997. С. 50–51.
  5. См. там же.
  6. Власов А. Виртуальная политика — реальность сегодняшнего дня.
  7. Там же.
  8. Там же.
  9. Калинина Н. Ф., Тимощук И. Г. Основы юнгианского анализа сновидений. — М., Рефл-бук. 1997. С. 213.
  10. Почепцов Г. Имиджелогия: теория и практика. — Киев, 1998. С. 100; Кольев А. Н. Политическая мифология: Реализация социального опыта. — М., Логос-М. 2003.
  11. См. Гришин Е. В. Идеальный образ политического лидера в сознании избирателей как фактор, определяющий имидж. Социальная психология: практика, теория, эксперимент, практика. Ярославль: МАПН, 2000. Т. 1. С. 157–162; Гришин Е. В. К вопросу о качественных исследованиях: слухи. Информационный бюллетень «Контакт». — М., 2001. № 9. С. 56–61.
Источник: Журнал «Философские науки», № 11, 2008 год. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 16.12.2008. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2941
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи