Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Мишель Фуко. Рождение биополитики. Примечания переводчика

  1. Мишель Фуко закончил брошюру, представляющую его кандидатуру, следующей формулировкой: «Нужно заняться историей систем мысли» (Foucault M. Titres et travaux. // Dits et Ecrits, 1954–1988. // Ed. par D. Defert & F. Ewald, collab. J. Lagrange. Paris: Gallimard, 1994 4 Vol., t. I. P. 846).
  2. Она была опубликована издательством «Gallimard» в мае 1971 года под названием «Порядок дискурса».
  3. Что Мишель Фуко и делал до начала 1980-х годов.
  4. Это правило действует только в Коллеж де Франс.
  5. В 1976 году в надежде — тщетной — уменьшить число слушателей Мишель Фуко перенес время своих лекций, читавшихся ближе к вечеру, в 17:45, на 9 часов утра. См. начало первой лекции (7 января 1976 года) курса «Нужно защищать общество» («Il faut defendre la societe». Cours au College de France, 1976 / Ed. s. dir. F. Ewald & A. Fontana, par M. Bertani & A. Fontana. Paris: Gallimard; Le Seuil. 1977 (Фуко М. Нужно защищать общество: Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1975–1975 учебном году / Пер. Е. А. Самарской. — СПб., Наука, 2005. С. 21–23).
  6. Petitjean G. Les Grands Pretres de l’universite francaise. // Le Nouvelle Observateur. 7 avril 1975.
  7. См. в особенности: Foucault M. Nietzshe, la genealogie, l’histoire. // Dits et Ecrits. T. II. P. 137.
  8. Использовались главным образом записи, сделанные Жераром Бюрле и Жаком Лагранжем, хранящиеся в Коллеж де Франс и IMEC.
  9. В рукописи уточнение: «(за исключением немецких государств, которые опираются на право, выступая против Империи)».
  10. М. Фуко: решает самовластно, что нужно делать и чего делать не нужно.
  11. М. Фуко добавляет: в терминах права.
  12. М. Фуко добавляет: естественное и…
  13. М. Фуко: поражения.
  14. Незаконченная фраза. В рукописи (р. 20): «Короче говоря, одновременное появление искусства управлять и политической экономии делает возможными самоограничение и вопрошание об истине».
  15. В записи ошибка. М. Фуко говорит: во мгле.
  16. Кавычки поставлены в рукописи. М. Фуко не стал читать последние страницы (25–32). Кое-что из этого заключения повторяется и развивается в следующей лекции. Надо понимать это слово [«либерализм»] в самом широком смысле.
    • Утверждение принципа, согласно которому должно существовать некое ограничение правления, которое бы не было просто внешним правом.
    • Кроме того, либерализм — это практика: где следует искать принцип ограничения правления и как рассчитать результаты этого ограничения?
    • Либерализм в узком смысле — это решение, состоящее в том, чтобы максимально ограничить формы и сферы действия правительства.
    • Наконец, либерализм — это организация присущих трансакции способов определять ограничение правительственной практики: конституция, парламент; — общественное мнение, пресса; — комиссии, расследования.

    [р. 27]

    Одна из форм современного руководства. Она характеризуется тем, что вместо нарушения установленных юрисдикцией границ она [задает?] себе самой внутренние границы, сформулированные в терминах веридикции (veridiction).

    a. Конечно, речь не идёт о том, что две системы сменяют друг друга или, сосуществуя, вступают в неразрешимый конфликт. Гетерогенность означает не противоречие, но напряжение, трения, взаимонесовместимость, успешные или неудавшиеся разрешения, неустойчивые смешения, и так далее. Она предполагает также непрестанное возобновление задачи, потому что она никогда не может разрешиться установлением совпадения или хотя бы единого режима. Она состоит в установлении права самоограничения, которое знание предписывает управлению. [р. 28] Эта задача с XVIII [века] и до наших дней принимает две формы: Или вопрошать о правительственных интересах, о необходимости их самоограничения с тем, чтобы через то, чему нужно оставить свободу в правах, выяснить, каковы возможности и статус правительственной практики. Вопрошать, таким образом, о целях, путях и средствах правления, просвещённого самоограничением, которое может уступить место праву на собственность, праву на существование, праву на труд, и так далее. — Или вопрошать о фундаментальных правах, оценивая их все сразу. И, исходя из этого, позволять правлению формироваться только при условии саморегулирования их воспроизводства. [Вычеркнуто: революционный] метод правительственной субординации. [р. 29] Метод необходимого и достаточного юридического остатка — это либеральная практика. Метод исчерпывающей правительственной обусловленности — это революционная процедура.

    b. Второе замечание: это самоограничение правительственных интересов, характеризующее «либерализм», оказывается в странном отношении к интересам государственным. — Оно открывает для правительственной практики область неограниченного вмешательства, но, с другой стороны, благодаря принципу конкурентного баланса между государствами оно задаёт ограниченные международные цели. — Самоограничение правительственной практики либеральными интересами сопровождалось распадом международных целей и появлением неограниченных целей империализма. [р. 30] Государственные интересы коррелятивны замене имперского принципа конкурентным равновесием между государствами. Либеральные интересы коррелятивны активации имперского принципа не в форме империи, но в форме империализма, и связаны с принципом свободной конкуренции между индивидами и предприятиями. Хиазм между целями ограниченными и неограниченными пролегает между областью внутреннего вмешательства и полем международной деятельности.

    с. Третье замечание: эти либеральные интересы утверждаются как самоограничение правления, исходя из «натуральности» объектов и соответствующей практики этого правления. Что такое эта натуральность? — Это богатства? Да, но лишь как умножающиеся или сокращающиеся, стагнантные или [р. 31] циркулирующие средства оплаты. Скорее даже блага как продукты, как полезное и потребляемое, как средства обмена между экономическими партнёрами. — Это также индивиды. Не в качестве покорных или непокорных подданных, но в том отношении, как они связаны с этой экономикой природы, в сложных и запутанных отношениях их количества, их живучести, их здоровья, их манеры поведения с этими экономическими процессами. С появлением политической экономии, с введением ограничительного принципа в саму правительственную практику происходит важная перемена или, скорее, удвоение, поскольку субъекты права, на которых распространяется политическая власть, выступают как население, которым должно руководить правительство. [р. 32] Здесь отправная точка организационной линии «биополитики». Но разве не ясно, что это лишь часть чего-то более обширного — новых правительственных интересов? Либерализм нужно рассматривать как общие рамки биополитики.

  17. М. Фуко добавляет: и утверждал его.
  18. Кавычки поставлены в рукописи.
  19. М. Фуко повторяет, подчёркивая артикль: la cause.
  20. М. Фуко: юрисдикции.
  21. В рукописи добавление (Р. 1 Obis): политическая.
  22. М. Фуко добавляет: Это сочетание, которое сегодня кажется нам чрезвычайно странным, политической экономии и публичного права… [фраза не закончена].
  23. Второй путь в рукописи (р. 15) назван «индуктивным и остаточным путем».
  24. М. Фуко пропускает с. 18–20 рукописи: Очевидно, много примеров можно найти в дискурсе американских революционеров. Пожалуй, это самая что ни на есть революционная мысль: думать одновременно и о полезности независимости, и об аксиоматике прав (американская революция). [p. 18bis] Современники отчётливо чувствовали эту разнородность. Бейтам, Дюмон. Права человека. Она оставалась ощутимой на протяжении двух веков, поскольку подлинной связности и равновесия между этими процедурами никогда не обнаруживалось. Большей частью, хотя и не без отступлений, регулирование государственной власти в терминах полезности предпочиталось аксиоматике суверенитета в терминах изначальных прав. Общественная полезность (а не коллективное желание) как общий стержень искусства управлять. [р. 19] Линия общего движения, не заслоняющая другую. Конечно, нет, ведь они порой порождают сходные результаты, хотя, безусловно, и не совпадающие. Поскольку аксиоматика суверенитета столь настойчиво указывает на неотъемлемые права, здесь практически не остаётся места для искусства управлять и осуществления государственной власти, а суверен в качестве коллективного желания столь же настойчиво утверждается юридически, что сводит осуществление основополагающих прав к чистой идеальности. Тоталитарная ориентация. Однако радикализм полезности также исходит из различия полезности индивидуальной/полезности коллективной, в котором всеобщая полезность превалирует над полезностью индивидуальной, а потому сводится к бесконечной независимости управляемых, [р. 20] Ориентация на неограниченно распространяющееся правление.
  25. М. Фуко добавляет: вы увидите, сколь хорошо оно функционирует в обеих [слово неразборчиво] и функционирует способом [слово неразборчиво].
  26. М. Фуко добавляет: Потребительная стоимость правительства в системе, где обмен определяет подлинную стоимость вещей. Как это возможно?
  27. В рукописи добавление (р. 5): «прерывая партию, когда проигрыши и выигрыши разных партнёров слишком удаляются от исходного положения (паскалевская проблема прерывания партии)».
  28. М. Фуко добавляет: предвещая уже.
  29. Рукопись (р. 10) уточняет: «Каслри» [Генри Роберт Стюарт Каслри (1762–1822) — британский министр иностранных дел от партии торис. № 1812 по 1822 годы, который сыграл существенную роль на Венском Конгрессе, сдерживая амбиции России и Пруссии].
  30. М. Фуко: Англией.
  31. М. Фуко добавляет: это не нужно понимать так.
  32. Кавычки в рукописи (р. 13).
  33. Кавычки в рукописи (р. 13).
  34. Кавычки в рукописи (р. 13).
  35. Рукопись. М. Фуко: по отношению к.
  36. В записи неразборчиво: […] отношение […] потребления/упразднения свободы.
  37. М. Фуко добавляет: свободы торговли.
  38. Конъектура. Слова неразборчивы.
  39. М. Фуко: для.
  40. Кавычки в рукописи.
  41. M. Фуко: или как это осознавалось.
  42. M. Ф.: попытаюсь.
  43. М. Фуко: достижение сопоставимости с.
  44. М. Фуко добавляет: поскольку это, как мне кажется, одна из сущностных черт, о которой следует поразмыслить и присутствие которой представляется мне [одной из] основных [характеристик] немецкого неолиберализма.
  45. М. Фуко: в чём его упрекают либералы.
  46. М. Фуко: не помню, как его зовут, ну да ладно, неважно.
  47. М. Фуко повторяет: где подлинный социализм?
  48. В рукописи М. Фуко добавляет: «Социализм не является альтернативой либерализма. Он не принадлежит к тому же уровню, даже если и существуют уровни, на которых они сталкиваются, или на которых они не составляют общего ансамбля. Отсюда возможность их злосчастного симбиоза».
  49. М. Фуко не стал читать последние страницы рукописи (р. 22–25): [р. 22] Обращение к «либерализму», как его определяли д’Аржансон или Тюрго.

    — Возьмём государство: если оно хочет обогащаться, не нужно, чтобы им управляли слишком много. Отсюда свобода рынка.

    — Возьмём несуществующее государство. Как сделать, чтобы оно существовало? Отсюда свободный рынок.

    Вывести из веридикции рынка юрисдикцию государства: таково немецкое чудо. [р. 23] Был прецедент, Zollverein, но он кончился неудачей. А немецкий национализм строился вопреки экономическому либерализму, — потому, что нужно было защитить себя от французского империализма: Фихте, — потому, что начиная с 1840 года взаимосвязь между экономическим либерализмом и либерализмом политическим была разорвана. Либеральная экономическая политика, которая должна была сделать возможным германское единство (против Австрии), на деле служила Англии. Обнаружилось, что единства можно достичь лишь революционной политикой и что экономика должна вписываться в националистические рамки. Лист: National Okonomie. [p. 24] N. В. Национализм мыслится здесь лишь как инструмент > грядущая эпоха либерализма.

    — Начиная с 1970-х отказываются от экономического либерализма/рыночной экономики, опирающихся на свободную конкуренцию, — что касается внешней политики: борьба с Англией; свобода рынка — инструмент господства Англии; — что касается внутренней политики: нужно реинтегрировать пролетариат в немецкое общество; — что касается историцистской доктрины, отвергающей пресуппозиции природы, природного закона как основополагающего принципа экономики. Экономика никогда не составляет измерения последовательных исторических конфигураций.

    — В конце концов, после 1980-го от либерализма отказываются — ради развития военной экономики и её методов планирования; — ради развития экономики Welfare, которая, как кажется, теоретизирует и оправдывает на новых основаниях бисмарковские практики (или по крайней мере их […]) [р. 25] наконец, ради развития принципа политики полной занятости и государственного вмешательства. Короче, экономика равновесия […] Все это создаёт огромную инерцию, наследуемую социализмом. Случались попытки преодолеть её (Луйо Брентано). Были и теоретические инструменты для этого (австрийцы). Но что интересно, так это то, что Фрайбургская школа не развила ни экономической теории, ни собственной доктрины. Она полностью переосмыслила отношения экономики и политики, все искусство управлять. По вполне понятной причине: ей пришлось столкнуться с общеизвестным историческим явлением. Нацизм в действительности не был просто аккумуляцией и кристаллизацией препятствовавших либерализму национализма, дирижизма, протекционизма, планирования…

  50. М. Фуко: имевших непосредственное значение для.
  51. Кавычки поставлены в рукописи.
  52. М. Фуко уточняет: в кавычках.
  53. Одно или два слова неразборчивы.
  54. М. Фуко: в 1934 году.
  55. М. Фуко добавляет: и для нашей истории.
  56. М. Фуко опять говорит: 1934.
  57. М. Фуко: субординация.
  58. В рукописи: «видимости».
  59. В рукописи: социалистическими.
  60. М. Фуко: la resurgescence [?].
  61. Здесь М. Фуко прерывается, чтобы сказать: Я заметил, что уже поздно, я не уверен, что стоит обращаться к подробностям… Как вы полагаете? [Из зала слышится «да».] Пять минут, не больше.
  62. М. Фуко: что, как мне кажется, специфично для них.
  63. М. Фуко: XX.
  64. М. Фуко повторяет: может.
  65. Кавычки в рукописи.
  66. М. Фуко: делать.
  67. Конъектура: слово неразборчиво.
  68. М. Фуко: неопозитивистов.
  69. М. Фуко: грядущий.
  70. М. Фуко пропускает стр. 8–10 рукописи, посвящённые антикартельному немецкому законодательству 1957 года.
  71. После этого короткая неразборчивая фраза: Неокантианство […] литература.
  72. Дальше неразборчивые слова, а в конце: определённые категории, и так далее.
  73. Рукопись, р. 16. В записи неразборчиво: «[…] вырываются из доходов, в нормальном состоянии составляющих сбережения или инвестиции».
  74. Рукопись добавляет: «Но, поскольку [прожиточный минимум] определить не удаётся, это будет, конечно же, распределение возможных расходов».
  75. М. Фуко: в 1920–1960-х годах.
  76. М. Фуко: хотят сказать.
  77. Два или три слова неразборчивы.
  78. М. Фуко: в 1920–1960-х годах.
  79. Несколько слов неразборчивы: «одновременно (уплотненное?) и (умноженное?)».
  80. М. Фуко добавляет: Ах да, погодите, я должен вам ещё кое-что сказать, прошу прощения. Семинар должен начаться в понедельник, 26-го. Те из вас, кто на него ходит, знает, что за вопросы ставятся на этом семинаре. Семинар — это нормально, когда в нём работают 10, 20, 30 человек. Его природа, а следовательно объект и форма меняются, когда их становится 80 или 100. Это маленькое замечание я делаю для тех, кто не чувствует себя непосредственно заинтересованным, кто хотел бы… ну ладно. Во-вторых, в этом семинаре речь будет идти в основном об анализе трансформаций юридических механизмов и правовых институций и о правовом мышлении конца XIX века. Тем не менее первый семинар я хотел бы посвятить нескольким проблемам метода и, в случае необходимости, обсуждению того, о чём я говорил на сегодняшней лекции. Поэтому я предлагаю тем, но только тем, у кого есть время, кого это интересует, и так далее, если они хотят задать мне вопросы, пусть пишут их для меня здесь в течение недели. Таким образом, я получу записки в будущую среду, а затем в понедельник, 26-го, постараюсь ответить тем из вас, кто задаст вопросы. Вот так. А потом по понедельникам, на семинаре, мы будем говорить об истории права.
  81. Добавлено М. Фуко.
  82. Добавлено М. Фуко.
  83. Л. Ружьер говорит: «рынков».
  84. Кавычки в рукописи.
  85. М. Фуко: полицейского.
  86. М. Фуко: фон Бар (рукопись: «Ф. Бар»).
  87. Sic. Смысл этого выражения остаётся неясным.
  88. М. Фуко добавляет: ведь уже в XIX веке… [фраза неразборчива]. Короче говоря…
  89. М. Фуко добавляет: В следующую среду я не буду проводить свой курс, просто потому что я устал и хочу немного перевести дыхание. Простите меня. Таким образом, я продолжу лекции через две недели. Семинар в следующий понедельник, а лекция через две недели.
  90. М. Фуко: предел.
  91. М. Фуко: осмыслить.
  92. М. Фуко: затронуть.
  93. М. Фуко: распределений, ведущих к равенству в заработной плате.
  94. М. Фуко пропускает с. 20 и 21 рукописи: «Это разведение и эта экономическая игра с защитной оговоркой предполагают два варианта: 1. Один чисто экономический: восстановление рыночной игры, не принимая в расчёт защиту индивидов. Экономическая политика, ставящая своей целью поддержание занятости [и] сохранение покупательной способности, не нужна […]. 2. Другой вариант сам по себе предполагает два комплекса мер: а. воссоздание человеческого капитала […], b. отрицательный налог (Чикаго)».
  95. Кавычки в рукописи (Р. 25).
  96. Кавычки в рукописи (Р. 25).
  97. В начале лекции М. Фуко объявляет, что «должен уйти в одиннадцать часов, потому что [у него] собрание».
  98. Кавычки в рукописи.
  99. Кавычки в рукописи.
  100. М. Фуко добавляет: и производит то, что оказывается.
  101. М. Фуко добавляет: и оно оказывается [неразборчивое слово], к тому же, категорией более общего процесса.
  102. М. Фуко: исследования неолибералов ситуируют.
  103. Здесь М. Фуко прервал лекцию, из-за недостатка времени отказавшись развивать последние пункты её заключительной части («Чем интересен такого рода анализ?»), относящиеся (а) к заработной плате, (b) к целому ряду проблем, касающихся воспитания, (с) к возможностям исследования семейного поведения. Рукопись заканчивается следующими строками: «По-другому проблематизировать все области воспитания, культуры, образования, охватываемые социологией. Не потому, что социология пренебрегает экономическим аспектом всего этого, но, по Бурдьё, занимается — воспроизводством производственных отношений, — культурой как социальной кристаллизацией экономических различий. Тогда как в неолиберальном анализе все эти элементы непосредственно интегрированы в экономику и её рост в форме создания производственного капитала. Все проблемы [наследования?] — передачи — воспитания — образования — неравенства, трактуемые с единственной точки зрения как однородные элементы, сами по себе [обращаются?] не вокруг антропологии или этики, или политики труда, но вокруг экономии капитала. А индивид, рассматриваемый как предприятие, то есть как инвестирование/инвестор […]. Эти жизненные условия обеспечивают доход от капитала».
  104. М. Фуко: они.
  105. Кавычки в рукописи.
  106. Кавычки в рукописи.
  107. Кавычки в рукописи.
  108. М. Фуко: то, что они проделывают.
  109. М. Фуко: избегал.
  110. Рукопись: «Food and Health Administration».
  111. Конъектура: слово пропущено.
  112. Дальше идут несколько неразборчивых слов.
  113. М. Фуко делает ударение на этом слове, добавляя: или правительство… ну, в общем, руководимым.
  114. Кавычки в рукописи.
  115. М. Фуко: политике.
  116. Рукопись (р. 19) добавляет: «не об устранении технологий, стремящихся влиять на поведение индивидов».
  117. Ibid.: «Экономический субъект — это, строго говоря, субъект, при любом положении вещей стремящийся максимизировать свою выгоду, оптимизировать отношение прибыль/потеря; в широком смысле: это тот, на чьё поведение влияют ассоциированные с ним прибыли и потери».
  118. Рукопись содержит ещё шесть непронумерованных листов, вписывающихся в продолжение предыдущего.

    Такого рода исследования ставят несколько проблем.

    1. В отношении человеческой технологии. С одной стороны, значительное отступление от нормативно-дисциплинарной системы. Ансамбль, создаваемый экономикой капиталистического типа и индексированными законом политическими институциями, имел своим коррелятом технологию человеческого поведения, включая «руководство» индивидами: дисциплинарная сетка, бесконечная регламентация, субординация/классификация, норма.

    [2 страница] Взятое в целом, либеральное руководство было одновременно легалистским и нормализующим, дисциплинарная регламентация была переключателем между двумя аспектами. Разумеется, с целой серией проблем, касающихся — автономии, […] ации (секторизации?) пространств и регламентирующих […] — абсолютной несовместимости между формами законности и нормализации.

    Весь этот ансамбль представляется теперь необходимым. Почему? Потому что великая идея о том, что закон — это принцип правительственной умеренности, оказалась неадекватной: потому что «закон» не существует как (принцип?). Мы (можем составить?) столько законов, сколько захотим, преступление перед законом является частью системы законов.

    [3 страница] потому что закон может функционировать только будучи уравновешиваем чем-то иным, что выступает противовесом, просветом, дополнением > запрет.

    Следует 1 изменить концепцию закона или, по крайней мере, прояснить его функцию. Иначе говоря, не смешивать его форму (которая всегда состоит в том, чтобы запрещать или принуждать) и его функцию, которая должна быть функцией регулирования игры. Закон — это то, что должно благоприятствовать игре, то есть […] ациям, инициативам, переменам, и позволять каждому быть рациональным субъектом, то есть максимизировать функции полезности.

    2 и заняться вместо регламентации, планирования, дисциплины просчётом его «утверждения» — то есть, не нагружать его чем-то иным, но лишь тем, что должно придать ему силу; [4 страница] — признать, что это утверждение, в сущности, является его главным элементом, — поскольку закон без него не существует, — поскольку оно гибко, — поскольку оно может быть просчитано.

    Как сохранить rule of law! Как рационализировать это утверждение, учитывая, что сам по себе закон не может быть принципом рационализации?

    — через расчёт затрат, — полезности закона, — и стоимости его утверждения, — и, если мы не хотим ни отойти от закона, ни исказить его подлинную функцию регулирования игры, в качестве технологии надо использовать не дисциплину-нормализацию, а воздействие на среду. Модифицировать расклад игры, а не мышление игроков.

    [5 страница] Перед нами радикализация того, что немецкие ордолибералы уже определили в отношении правительственной деятельности: предоставить экономической игре как можно большую свободу и заниматься Gesellschaftspolitik. Американские либералы говорят: если мы хотим удержать эту Gesellschaftspolitik в рамках закона, она должна рассматривать каждого как игрока и вмешиваться только в среду, в которой он может играть. Экологическая технология, имеющая два принципиальных аспекта: установление вокруг индивида достаточно гибких рамок, чтобы он мог играть, — возможность для индивида регулировать результаты, сообразуясь со своими рамками, — регулирование эффектов среды, — без ущерба, — без поглощения, — автономия этих средовых пространств.

    [6 страница] Не единообразие, тождественность, иерархичность, но открытость среды для случайностей и трансверсальных феноменов. Латеральность. Технология среды, случайностей, свобод (игры?) между спросом и предложением. Но значит ли это считать, что мы имеем дело с натуральными субъектами? (конец рукописи).

  119. Рукопись добавляет (р. 9): «а) Сперва посредством эмпирического радикализма на манер Юма, b) затем посредством анализа рыночных механизмов».
  120. Слово, пропущенное М. Фуко.
  121. М. Фуко: реэквилибрация.
  122. М. Фуко добавляет: я собирался сказать, правительство… да, управляемыми. Рукопись: «gouvernementables».
  123. Кавычки в рукописи.
  124. М. Фуко: несмешиваемых.
  125. М. Фуко: в каком его используют.
  126. М. Фуко добавляет: которые (имеют характер?) коммунитарных связей [неразборчиво].
  127. Здесь М. Фуко прерывается, не дочитав («… ладно, в конце концов, текст говорит примерно это, как в немного испорченных средневековых рукописях»), однако приводимая им в первом варианте цитата верна («можно ожидать от индивидов», а не «ожидается»).
  128. М. Ф. Оригинальный текст перевода Фергюсона (р. 174) говорит: «и».
  129. М. Фуко добавляет: «В итоге гражданское общество вырабатывает свою собственную власть, которая не есть ни её первое условие, ни дополнение». Эта фраза повторяется немного ниже.
  130. М. Ф. (немного изменяет цитату): жадному человеку.
  131. М. Фуко: отношение.
  132. Здесь М. Фуко отступает от рукописи (р. 20–21): «Во Франции проблема вскоре была вписана в споры о необходимости Декларации о правах человека. Права человека: комплексное понятие, проводящее и юридическую идею естественного права, согласно которой политический договор имеет своей функцией защищать [р. 21] и идей тех условий, которые общество навязывает государству, чтобы позволить ему существовать и соблюдать законность. Практика Прав человека опирается на концепцию демократии. Чему либералы, по английской схеме, противопоставляют идею, согласно которой права — это то, что остаётся, когда делимитирована деятельность правительства; они fie фиксируются как права «до появления политики», но получаются, сохраняются, расширяются взаимодействиями, гарантиями, избирательной системой, мнением, и так далее».
  133. М. Фуко: найти.
  134. (Раздается гул голосов.) М. Фуко коротко отвечает на ряд частных вопросов и тут же спрашивает у кого-то, есть ли у него «машинопись лекций, прочитанных в прошлом году и в предыдущие годы», «потому что, — говорит он, — у меня ничего нет».
  135. В рукописи лекции Фуко уточняет, каковы политические следствия методологического выбора. См.: Securite, Territoire, Population [далее: STP], лекция 8 февраля 1978 года. Р. 123–124, примеч 8.
  136. В рукописи об «управлении», послужившей введением к семинару 1979 года, Фуко описывает этот переход как «грандиозное смещение от юридической веридикции к веридикции эпистемной».
  137. Рукопись первой лекции. См. лекцию 10 января 1979 года, прим. 8.
  138. См. там же. С. 36. Намеченный здесь план уточняется (и в силу этого ретроспективно проясняется) далее. См. лекцию 31 января 1979 года.
  139. См. начало лекции 7 марта 1979 года: «[…] поначалу у меня действительно было намерение говорить о биополитике, но потом вышло иначе, и я долго, быть может, чересчур долго говорил о неолиберализме, притом о неолиберализме в его немецкой форме». См. также «Краткое содержание курса лекций»: «Курс этого года в общем и целом был посвящён тому, что должно образовать лишь введение».
  140. См. лекцию 7 марта 1979 года.
  141. Разумеется, речь идёт не о том, чтобы свести проблематику «прав управляемых», неотделимую от феномена диссидентства (см. Foucault M. Va-t-on extruder Klaus Croissant? // Dits et Ecrits. T. III. № 210. P. 364) к независимости управляемых согласно утилитаристскому расчету, но о том, чтобы подчеркнуть, что она не чужда тому интересу, который Фуко в то время проявлял к либерализму.
  142. См. лекцию 24 января 1979 года.
  143. Французская библиография по этому предмету весьма скудна, исключение составляет диссертация Ф. Бильжера (Bilger F. La Pensee economique liberale de l’Allemagne contemporaine. Paris: Librairie Generale de Droit, 1964.), которой пользовался Фуко. Отметим недавно состоявшийся коллоквиум: L’Ordoliberalisme allemande. Aux sources de l’economie sociale de marche. Dir. P. Commun. Universite de Cergv-Pontoise, CIRAC/CICC, 2003.
  144. См. последнюю лекцию курса «Безопасность, территория, население» (5 апреля 1978 года), р. 360–362, к которой имплицитно отсылает Фуко, говоря о «вездесущем правительстве, […], которое, признавая специфичность экономики», должно «управлять обществом, […] управлять социальным» (см. лекцию 4 апреля 1979 года).
  145. Рукопись 1981 года о «Либерализме как искусстве управлять», в которой Фуко, отсылая к семинару предыдущего года, подытоживает своё исследование либерализма. Это исследование сопоставляется с тем, что предлагает П. Розанваллон (Rosanvallon P. Le Capitalisme utopique. Critique de l’ideologie economique. Paris: Le Seuil («Sociologie politique»), 1979. P. 68–69 (переиздано под названием «Le Liberalisme economique. Histoire de l’idee de marche» (Paris: Le Seuil («Points Essais»), 1989.), с которым Фуко, как нам кажется, порой вступает в диалог (см. ссылку Фуко на эту книгу в «Кратком содержании курса»).
  146. Изд. «Gallimard»: «attendre» («ожидание») вместо «atteindre» («достижение»).
  147. ACF и «Gallimard»: было.
  148. Rosanvallon P. Le Capitalisme utopique. Critique de l’ideologie economique. Paris: Le Seuil («Sociologie politique»), 1979.
  149. Делёз Ж. Портрет Фуко. Переговоры / Пер. В. Ю. Быстрова. — СПб., Наука, 2004. С. 137.
  150. Foucault M. Nietzsche, Genealogy, History. // Language, Counter-Memory, Practice: Selected Essays and Interviews / Ed. D. F. Bouchard. Ithaca: Cornell Univ. Press, 1977. P. 148. «… Я не являюсь философом в классическом смысле этого термина, говорил Фуко в другом месте, — возможно, я вообще не философ, во всяком случае, я не являюсь хорошим философом, — поскольку я не интересуюсь вечным, не интересуюсь тем, что лишено движения, не интересуюсь тем, что пребывает за игрой видимостей, я интересуюсь событием» (Foucault M. Dits et Ecrits. T. II. 1976–1988. P.: Gallimard, 2001. P. 573).
  151. Фуко М. Воля к знанию. История сексуальности. Том первый. // Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет / Перевод с французского С. Табачниковой. — М., Касталь, 1996. С. 191.
  152. Foucault M. Dits et Ecrits. T. II. 1976–1988. P. 234.
  153. Foucault M. Faire vivre et laisser mourir. // Les Temps Modernes. 1991.
  154. Фуко М. Нужно защищать общество. С. 262.
  155. Фуко М. Рождение социальной медицины. // Фуко М. Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью. Ч. 3 / Пер. Б. М. Скуратова. — М., «Праксис», 2006. С. 82.
  156. Mauriac С. Le Temps immobile. Vol. IX: Mauriac et fils. P.: Grasset, 1986. P. 388.
  157. Жан Бодрийяр впоследствии напишет: «В ночь экстрадиции Клауса Круассана телевидение транслирует матч сборной Франции в отборочных соревнованиях чемпионата мира по футболу. Несколько сотен человек участвуют в демонстрации перед тюрьмой Санте, несколько адвокатов заняты разъездами по ночному городу, двадцать миллионов граждан проводят свой вечер перед экраном телевизора. Победа Франции вызывает всеобщее ликование. Просвещённые умы ошеломлены и возмущены столь вызывающим безразличием. Монд пишет: 21 час. В это время немецкий адвокат был уже вывезен из Санте. Через несколько минут Рошто забьет первый гол. Мелодрама негодования» (Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального / Пер. Н. В. Суслова. Екатеринбург, 2000. С. 16–17).
  158. Фуко М. Жизнь бесславных людей. // Интеллектуалы и власть. Ч. 1. С. 256.
  159. Фуко М. Политическая функция интеллектуала / Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью. Ч. 1. С. 206–207.
  160. Фуко М. Искусство государственного управления. // Интеллектуалы и власть. Ч. 2. С. 206. Впрочем, это не мешает Фуко утверждать, что «мы живём в эпоху государственного управления. открытого в XVIII веке» (Там же. С. 208).
  161. The Minimalist Self (discussion with Stephen Riggins). // Michel Foucault. Politics. Philosophy. Culture. Interviews and other writings. 1977–1984. New York; L., Routledge, 1988 P. 12.
  162. Mauriac С. Le Temps immobile. Vol. IX: Mauriac et fils. P. 328.
  163. Foucault M. La Rivolta dell. Iran corre sui nastri delli minicassette. // Corriere delta sera. 1978 19 novembre. P. 1. Цит. no: Macey D. The lives of Michel Foucault: a biography. New York: Pantheon, 1993. P. 407.
  164. См. Foucault M. Inutile de se soulever? // Le Monde. 1979 11 mai.
  165. Цит. по: Eribon D. Michel Foucault et ses contemporains. P.: Fayard, 1994. P. 279. (Опубликовано в Liberation. 1984. 30 juin.)
  166. Foucault M. Interview: (Polemics, Politics and Problematizations). // Essential Works of Foucault. Vol. 1. Ethics / Ed. L. Davis. — NY, 1997.
  167. Рансьер Ж. На краю политического / Пер. Б. М. Саратова. — М., Праксис, 2006. С. 41.
  168. Foucault M. Dits et Ecrits. T. II. 1976–1988. P. 470.
  169. Беседа с Мишелем Фуко. // Фуко М. Интеллектуалы и власть. Ч. 2. С. 258.
  170. Соловьёва Г. Г. Современный Сократ. // Путь в философию. Антология. — М., 2001. С. 352.
  171. Foucault M. Dits et Ecrits. T. II. 1976–1988. P. 1437.
  172. Беседа с Мишелем Фуко. // Фуко М. Интеллектуалы и власть. Ч. 2. С. 214.
  173. McHoul A., Grace W. A Foucault primer: discourse, power, and the subject. Dunedin (N. Z.): University of Otago Press, 1998. P. VII.
Содержание
Новые стенограммы
Популярные стенограммы