Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Лев Веккер. Психика и реальность. Единая теория психических процессов. Часть I. Характеристики психических процессов. Глава 1. Загадка психики

Статус психологического знания

Психология имеет одну весьма явную специфическую особенность, выделяющую её в ряду других наук, созданных человечеством. В сфере психических явлений скрещиваются и взаимно усиливают друг друга интерес человека к противостоящей ему природной и социальной реальности и потребность понять интимнейшие стороны собственного существа. Все это придаёт проблеме познания человеческой души характер одной из самых «жгучих тайн». Нелегко найти ещё одну область знания, где сочетались бы столь многообразно и прихотливо, как в психологии, поверхностное любопытство и глубокая любознательность, эмоциональное пристрастие и строгая логическая объективность, актуальный практический запрос и абстрактный теоретический поиск. Исследователи самых разных областей науки отмечали неразрывную связь всякого человеческого познания с уровнем знаний о психических процессах.

Конечно, наряду с общим прогрессом знания происходит внутреннее развитие самой психологии как отдельной науки со своим самостоятельным конкретным предметом исследования, каковым и являются психические процессы. Внутри этого единого предмета происходит дифференциация разных аспектов тех или иных психических процессов — ощущения, мышления, эмоций или воли, стадий их развития в филогенезе и онтогенезе, функциональном становлении и так далее. В ходе развития экспериментальной и прикладной психологии накапливается огромный фактический материал, который, естественно, требует обобщения.

Возникают теории, пытающиеся объединить и систематизировать лавинообразно нарастающее обилие фактов. Группируя факты и феномены, обобщая их по различным характеристикам, эти теории приводят к выявлению главных общих аспектов психических процессов — способа их связи, их структуры, функции, операционного состава, энергетики, механизма. Но, абстрагируя эти аспекты друг от друга, практически все психологические теории неизбежно оказываются необычно дробными. Дробность эта и соответствующая ей теоретическая «рыхлость», явно не удовлетворяющие критериям «внешнего оправдания» и «внутреннего совершенства» (Эйнштейн, 1965), выражаются не только во внутренней несвязанности теорий, относящихся к разным психическим процессам, но в том, что возникает по несколько теорий, пытающихся объяснить один и тот же психический процесс. Так, Ф. Олпорт (Allport, 1965) в своей монографии упоминает тринадцать теоретических концепций процессов восприятия. Опыт истории и логика развития науки ясно свидетельствуют о том, что такого рода обилие концепций является серьёзным индикатором недостаточной теоретической зрелости.

Потребность в единой теории психических процессов

Дефицит теоретического единства становится все очевиднее, как и то, что внутренними силами самой психологии невозможно преодолеть энтропию фактического материала и победить, как образно заметил В. Гёте, «тысячеглавую гидру эмпиризма». Именно поэтому общий концептуальный аппарат, возникавший в значительной мере в качестве отклика на дефицит теоретического единства, формировался в пограничных областях, связывающих между собой психологию, нейрофизиологию, общую биологию, социологию, физику и технику.

Такое расположение «точек роста» науки на границах между её смежными областями имеет и более общее методологическое и логическое основание: известно, что предельные, исходные понятия частной теоретической концепции не могут быть раскрыты средствами концептуального аппарата самой теории — для этого требуется обобщающий переход к метатеории. Этим определяется неизбежность выхода за пределы собственно психологических понятий — в сферу действия физиологических и общефизических законов — для продвижения к единой теории психических процессов, охватывающей нарастающее многообразие фактического материала экспериментальной психологии.

С другой стороны, экспериментальное и теоретическое развитие внутри самой психологии оказывало и продолжает оказывать очень существенное обратное воздействие на становление концептуального аппарата, формирующегося в пограничных сферах или «точках роста». Дело в том, что дифференциация фактического материала и понятийного аппарата психологии все отчётливее, точнее и детальнее выделяет и расчленяет специфические характеристики психических процессов, подлежащие объяснению средствами общей теории. А это по необходимости ведёт к конкретизации и, с другой стороны, к дальнейшему обобщению того понятийного аппарата, в основе которого — синтез смежных областей науки. В итоге можно сказать, что единый научный аппарат современной психологии складывается в результате взаимодействия пограничного, внепсихологического и собственно внутрипсихологического научного развития.

Структура книги и этапы исследования

Эти историко-логические особенности соотношения общего понятийного аппарата и экспериментально-теоретического анализа отдельных психических процессов легли в основание структуры данного учебного пособия.

Предметом первой, общей части монографии являются эмпирические, философские, психологические, психофизиологические и нейрофизиологические истоки и предпосылки концептуального аппарата современной единой теории нервных и нервно-психических процессов.

Основные общетеоретические положения рефлекторной теории, составляющие главный объект рассмотрения первой части, излагаются, естественно, не как самостоятельный предмет, а лишь как необходимый концептуальный аппарат последующего экспериментально-теоретического анализа отдельных психических процессов. Ход и результаты такого анализа сенсорно-перцептивных образов излагаются в других главах.

Исследованию других психических процессов — мышлению, эмоциям, вниманию и так далее — посвящены последующие главы.

* * *

Такая структура монографии, кроме указанных историкологических оснований, определяется ещё и тем, что изложенные в первой части основные принципы рефлекторной теории нервно-психических процессов используются для теоретического объяснения остальных психических процессов, которые рассматриваются в других главах. Принципы единой теоретической концепции рассматриваются автором в качестве общего «множителя» и как понятийный «инструментарий» всего последующего анализа.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения