Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Георгий Щедровицкий. Программирование научных исследований и разработок. Часть II. Введение: возможные истолкования задания и задача разработки программы предстоящих работ

1

Прежде чем приступать к исполнению задания, надо очень внимательно и тщательно разобраться в самом задании, уяснить себе, в чём заключен его смысл, какие цели ставили перед собой инстанции, разрабатывавшие и утверждавшие его, какими они видят продукт работы и на какие дальнейшие употребления и использования его рассчитывают. Обычно эту работу называют уяснением смысла и содержания задания, и после того, как она проделана, приступают к разработке технического задания.

В данном случае при первых чтениях задание кажется внутренне противоречивым или даже совсем бессмысленным. Но такая квалификация не избавляет от необходимости исполнять его: ведь задание сформулировано, принято к исполнению и вошло в государственные планы. А поэтому остаётся только один путь: постараться восстановить реальный и объективный смысл и реальное содержание задания, скрывающееся за этой кажущейся теперь бессмысленной формулировкой. И это становится первой необходимой работой, которую надо осуществить в порядке выполнения задания.

Но цель и задача этой первой работы состоит не только в том, чтобы восстановить какой-то разумный смысл, который мог бы стоять за полученной формулировкой задания, но и в том, чтобы определить возможности осмысленного исполнения всего комплекса работ, необходимых для получения того продукта, который мы сочтем возможным и социально осмысленным после восстановления смысла и содержания задания. В силу этого работа по уяснению и истолкованию для себя смысла и содержания задания превращается вместе с тем в программирование предстоящих методологических, научно-исследовательских, проектных и опытно-конструкторских работ, долженствующих обеспечить получение содержательного продукта, нужного практике инженерных изысканий и правильного с точки зрения норм методологической, научно-исследовательской, проектной и опытно-конструкторской работы.

Поэтому начинать работу приходится со смыслового тематического анализа задания, но при этом в процессе понимания и истолкования всё время ориентироваться на формальную схему программирования исследований и разработок (см. раздел «Основные концепции разработки») и исполнять все отмеченные там процедуры.

2

Очевидно, что основное объектно и продуктно ориентированное выражение в формулировке задания — это «типология ситуаций проведения инженерных изысканий», и то, что обозначается в этом выражении, в принципе может быть весьма полезным в практике организации и проведения инженерных изысканий, в частности в той части, которая получила название «программирование изысканий». Типология ситуаций проведения изыскательских работ, как представляется, является непременным условием и средством программирования изысканий, и если сегодня программирование изысканий наталкивается на трудности и во многих случаях просто исключается и не проводится, то это объясняется прежде всего отсутствием удовлетворительных типологий ситуаций проведения изысканий.

Как показал анализ, одна из первых формулировок заданий на разработку была попросту нацелена на создание типологии ситуаций проведения инженерных изысканий и не содержала никаких дополнительных слов о «методике типологии». Если из этого исходить, то можно довольно естественно и разумно восстановить как цели и смысл данного задания, так и ситуацию, в которой оно формировалось. Мало того, в этом случае нетрудно ответить на вопрос, кому это нужно и для какого употребления и использования предназначается такой продукт работ, как «типология ситуаций проведения инженерных изысканий».

Известно, что лаборатория методологии инженерных изысканий в 1987–1991-х годах должна проводить исследование по теме «Разработать методику программирования инженерных изысканий», и в этом контексте, очевидно, нуждается в целом ряде специальных методологических средств, которые сами по себе не входят в состав методики программирования, но являются её непременными условиями и предпосылками. Главным среди них является типология ситуаций проведения инженерных изысканий и её разработка в случае, если бы это удалось сделать, предопределила бы и обеспечила разработку эффективных методик программирования.

Тогда естественно предположить, что именно лаборатория методологии инженерных изысканий сделала заказ на истолкования и разработки по теме «Типология ситуаций проведения инженерных изысканий» и рассматривает эту будущую типологию как одно из условий и средств нормального функционирования своей методики программирования инженерных изысканий.

3

Правда, сразу же встаёт сложный методологический вопрос: не перепутаны ли здесь предпосылки и следствия? Если подходить абстрактно, то типология ситуаций проведения инженерных изысканий действительно является непременным условием программирования инженерных изысканий, а если типологии ситуаций нет, то даже трудно представить себе, как это программирование вообще может осуществляться. При абстрактно-логическом подходе здесь все правильно. Но реальная жизнь отнюдь не всегда разворачивается по абстрактным логическим схемам. Дело в том, что достаточно полная и практически эффективная типология ситуаций проведения инженерных изысканий сама может впервые появиться только после того, как практика программирования инженерных изысканий достаточно распространится и разовьётся настолько, что станет возможным обобщение опыта её в такой форме, как типология ситуаций проведения инженерный изысканий. Другими словами, в практике работы и в реальной истории развития систем мыследеятельности типология ситуаций проведения работ является не условием и предпосылкой программирования работ, а наоборот, такая типология ситуаций может быть только весьма рафинированным и опосредованным следствием широкого распространения и достаточно высокого развития опыта программирования инженерных изысканий. И, следовательно, нужно различать первую методику программирования инженерных изысканий, которая должна быть построена без всякой типологии ситуаций проведения инженерных изысканий, только для того чтобы запустить в широкую практику программирование изысканий в качестве поисковой и опытно-конструкторской работы и потом на основе этой работы по программированию производить обобщение и строить типологию ситуаций проведения инженерных изысканий, и вторую методику программирования инженерных изысканий, которая будет строиться во многом формально, на основе обобщённой типологии ситуаций проведения инженерных изысканий.

4

Соответственно этому различению первой и второй методики программирования изыскательских работ мы можем и должны будем различить две стратегии в разработке типологии ситуаций проведения инженерных изысканий:

  1. Стратегию исторического выращивания работ по программированию изысканий с последующим обобщением их опыта в виде типологии ситуации.
  2. Стратегию методологического проектирования и конструирования деятельности по типологизации ситуаций проведения инженерных изысканий.

Первая, конечно, нуждается в значительно большем времени, чем вторая, и в других, значительно больших затратах сил, но вторая сама по себе, возможно, просто невыполнима и фиксация её в качестве одной из реальных стратегий организации работ может оказаться очередным самообманом. Поэтому ценность в обсуждении возможных программ организации работ представляет сама эта фиксация двух стратегий как мыслимых и обсуждение условий реализации каждой из них. В случае, если мы выберем первую стратегию, не типология ситуаций проведения работ является условием разработки методики программирования изысканий, а наоборот, методика программирования изысканий должна быть разработана до типологии ситуаций и безотносительно к ней, а к разработке типологии ситуаций мы сможем приступить лишь впоследствии, по прошествии многих лет после того, как программирование изысканий будет внедрено и станет повсеместным. Только тогда мы сможем поставить как методико-исследовательскую задачу задание на разработку типологии ситуаций проведения инженерных изысканий и должны будем организовывать специальные площадки по проведению опытно-конструкторских разработок и обобщению опыта программирования инженерных изысканий.

5

Если всё сказанное выше относительно происхождения полученного нами задания правдоподобно, то в задании не могло быть слов о методике типологии ситуаций. Даже если мы оставим в стороне само это бессмысленное сочетание двух объектных существительных и «методику типологии» будем читать как «методику типологизации», всё равно это задание остаётся бессмысленным. В задании, если оно возникло именно так, как мы это реконструировали, не могло появиться слов о методике типологизации, ибо лаборатории методологии изысканий нужны не средства постоянного ситуативного воспроизведения работ по типологизации, а одна идеализированная, рассчитанная на все времена и все ситуации типология ситуаций проведения инженерных изысканий. Если такую типологию, пусть в самом плохом и неудобоваримом виде, удастся один раз создать, то работы по типологизации ситуаций уже не придётся воспроизводить, а следовательно, не будет нужна и методика типологизации. Начнётся совершенно другой исторический процесс — совершенствования и развития существующей типологии ситуаций проведения работ. Он может затянуться в рамках первой стратегии организации работ на 200–300 лет, но всё равно никто и никогда в сфере инженерных изысканий не перейдёт от этой первой стратегии ко второй.

Опять-таки, если это осмысленно и правильно, то нужно объяснить, откуда и как появилась эта добавка с методикой типологии, запутавшая и обессмыслившая всё дело. Есть целый ряд разных соображений, объясняющих это, которые надо рассмотреть в определённой системе и по порядку.

6

Прежде всего надо понимать, что если бы задание было поставлено в лоб и именно в той форме, в какой мы его разбирали, то вряд ли для этого задания когда-нибудь нашлись бы исполнители. Поэтому можно предположить, что эта добавка появилась в порядке облегчения темы и адаптации её к возможным исполнителям. Скажем, мы не требуем от вас типологии ситуаций проведения инженерных изысканий, ибо понимаем, что за полтора года или за пять лет эту тему нельзя выполнить, но мы просим вас сделать ряд предварительных и подготовительных работ, вникнуть в тему, разобраться в ней, провести методологический анализ, выяснить, насколько она выполнима и что нужно сделать в порядке подготовки. Так или примерно так можно было бы представить себе появление этой добавки.

Правда, в таком случае, конечно, так и надо было бы формулировать задание: «Разработать методологию типологизации ситуаций проведения инженерных изысканий» и не камуфлировать это выражением «методика». Но мы достаточно хорошо представляем себе реальные ситуации подготовки тем исследований и разработок и утверждения их ответственными сотрудниками Госстроя СССР, чтобы не настаивать на своём пожелании. Вполне возможно, что в лаборатории методологии изысканий замысливалась методологическая тема и это было отражено в формулировке задания. Но затем, при утверждении её в инстанциях Госстроя какой-либо ответственный чиновник мог глубокомысленно заметить (как это неоднократно бывало при утверждении других тем): «Мы в Госстрое обсуждали этот вопрос и решили, что пухлые методологические и научные отчёты нам не нужны: нам всё равно некогда читать их и, тем более, вникать в них. Нам нужно практическое. И мы теперь решили, что утверждать будем только разработки, направленные на создание методик. Это, во всяком случае, короче, понятнее и идёт в реальное производственное дело. Так что решайте: либо делаете методику, либо придётся вашу тему отклонить». А замысливший тему с типологией ситуаций научный сотрудник в это время размышлял: «Вот тебе реальная жизнь, вот тебе начальник, вот тебе ситуация… Но ведь и я уже не маленький и кое что в этой жизни понимаю… Типология ситуаций мне нужна, и человек, который мог бы это сделать или, во всяком случае, наметить программу работ, свободен… Надо соглашаться, а делать будем всё равно то, что нам нужно. Главное — не спорить и не задираться, как это делают обычно молокососы; ведь я то знаю, чем это кончается. Важно, чтобы тему утвердили и открыли финансирование. А там, смотришь, либо шах помрет, либо ишак сдохнет, а работу мы организуем, и дело хоть немного вперёд продвинется… В конце концов, неважно, как это назвать, — важно, что делать будем. А это зависит уже от нас…».

И в результате всех этих быстротечных размышлений следовал ответ: «Пишите методика». А задумываться над тем, что же получилось в результате, было уже некогда и, главное, ни к чему, ибо получилось то, что получилось, а вникать будет уже тот, кому над этим заданием придётся работать.

Итак, мы примерно реконструировали ситуацию, в которой методологический анализ возможной организации работ по созданию типологии ситуаций проведения инженерных изысканий, необходимый по делу и, по-видимому, единственно возможный в существующей ситуации, мог быть заменён на требование разработать «методику типологии» ситуаций. Но эта реконструкция только объясняет, как мы дошли до жизни такой и нисколько не продвигает нас в решении вопроса, что же теперь делать. Поэтому нам придётся ещё анализировать, как возможна разработка методики типологизации ситуаций проведения инженерных изысканий, с одной стороны, и в чём может состоять разработка методологии типологизации ситуаций, с другой стороны.

7

В настоящее время существует два подхода в разработке методик: (1) профессионально-эмпирический и (2) теоретико-методологический. Профессионально-эмпирический подход строится на предположении, что в мировом опыте уже существуют образцы необходимой деятельности, или мыследеятельности, эти образцы являются достаточно хорошими, и тогда методика может быть создана как описание тех моментов этой мыследеятельности (в первую очередь — её средств и процедур), которые существенны для получения определённого продукта выбранной группой профессионалов.

Теоретико-методологический подход, наоборот, строится на предположении, что в мировом опыте нет достаточно хороших образцов необходимой деятельности, или мыследеятельности, что эти образцы ещё только должны быть созданы и поэтому нельзя идти по пути описания уже существующей деятельности, а нужно создать проект будущей деятельности и зафиксировать в методике её основные характеристики и показатели.

Поскольку методика, получаемая теоретико-методологическим путём, имеет своим объектом не реально существующую, а лишь проектируемую мыследеятельность, она не может быть создана путём эмпирического анализа, а создаётся всегда путём своеобразного выведения её из сложного набора теоретических и методологических знаний; по сути дела, составление методик совпадает здесь с проектированием новой мыследеятельности и поэтому требует точно таких же теоретических и методологических знаний, каких требует проектирование любых новых объектов.

Различие условий и способов получения методик при профессионально-эмпирическом и теоретико-методологическом подходах проявляется среди прочего в изменении характера и структуры той кооперации профессионалов, которая необходима в этих двух случаях для её создания. Если в первом случае достаточно одного методиста с его профессиональными средствами работы и само конструирование методики выступает прежде всего как особое искусство, то во втором случае необходима уже очень сложная структура кооперации, включающая многих профессионалов, в том числе — нескольких учёных, нескольких проектировщиков и нескольких методологов, причём главная тяжесть в создании методики падает на научные исследования, то есть на получение необходимых для конструирования методики научных знаний.

Но это обстоятельство тотчас же сказывается на характере методики, в частности — на её содержании и форме. Если в первом случае методика была предметом и продуктом деятельности изолированного методиста и не предполагала в качестве условия своего создания ничего, кроме предметно-профессиональной подготовленности самого этого методиста, то теперь, в контексте теоретико-методологической работы она является предметом и продуктом мыследеятельности сразу многих разных специалистов, организованных в единую иерархированную «мегамашину». Это значит, что все профессионалы, включённые в эту «мегамашину», независимо от того, что они делают, — занимаются научными исследованиями, проектируют новую мыследеятельность или конструируют методику — на всех этапах своей работы должны иметь в виду и подразумевать в качестве предмета своей мыследеятельности одну и ту же методику. Но это возможно только в том случае, если методика как их общий предмет мыследеятельности задаётся и определяется методологически и научно-теоретически с позиции, как бы надстраивающейся над всей этой кооперацией и её рефлектирующей.

Одним словом, при теоретико-методологическом подходе содержание и форма методики задаются и определяются не только в соответствии с её назначением и обусловленными этим требованиями, но также в соответствии с необходимостью организовать сложную кооперированную мыследеятельность по созданию методики.

Поскольку в этой кооперации научные исследования и методологические проработки превалируют над собственно конструктивными разработками, изображения методики как предмета знания (включая изображения её содержания и формы) подчиняют себе представления её как предмета практической и конструктивно-технической мыследеятельности.

И этот принцип распространяется также на все случаи, когда методика разрабатывается не чисто методологически, а в смешанной стратегии, объединяющей оба пути — теоретико-методологический и профессионально-эмпирический: как только в разработке методики появляются теоретико-методологические элементы, содержание и форма методики начинают меняться, перестраиваясь в соответствии с знаниями, получаемыми на верхнем уровне кооперации и используемыми при создании методики.

8

Вместе с тем меняются функции и назначение методики, а значит, опять-таки их форма и содержание. В характере той мыследеятельности, которая должна организовываться методикой, в нашем случае — мыследеятельности по созданию типологии ситуаций проведения инженерных изысканий, происходят примерно такие же изменения, которые мы выше наметили и обсудили для мыследеятельности по разработке самой методики. Она точно так же переходит от профессионально-эмпирической формы организации к теоретико-методологической, меняется состав той кооперации профессионалов, которая её производит, а вместе с тем и состав работ. Формируется или должна формироваться новая «мегамашина», включающая нескольких разных учёных, нескольких проектировщиков и нескольких методологов, между ними устанавливаются новые по своему типу взаимоотношения, и методика как таковая, сколь бы сложной по своему строению она ни была, уже не может организовать и направить работу этой «мегамашины». Поэтому работа по созданию методики типологизации ситуаций становится беспредметной и заменяется работой по созданию проектов организации «мегамашин» такого рода и программ их работ.

Это последнее положение является исключительно важным не только в теоретическом, но и в практическом плане и может быть сформулировано в общем виде в качестве принципа. В условиях методологической организации работ методики в традиционном профессионально-эмпирическом смысле слова теряют все своё значение и должны заменяться программами работ. Эти программы должны носить комплексный характер и обеспечивать объединение и соорганизацию работы методологов, программистов, учёных-исследователей, проектировщиков, изыскателей, конструкторов, нормировщиков, методистов, организаторов и руководителей. Мыследеятельность каждого из них должна рассматриваться в системе целого и в рамках программно-целевой организации всей системы работ. И в этом состоят основные практические требования сегодняшнего дня.

Таким образом получается, что единственный содержательный и практически осмысленный продукт, который мы можем разрабатывать в ответ на задание «Разработать методику типологии ситуаций проведения инженерных изысканий» — это программа комплексных работ, которые необходимы, чтобы научиться программировать инженерные изыскании и через какое-то время путём обобщения практического опыта программирования получить эффективную типологию ситуаций проведения инженерных изысканий.

Теперь нам остаётся ещё ответить на вопрос, что такое программа комплексных работ и что в неё должно войти на первом этапе работ по программированию, и тогда мы будем достаточно вооружены, чтобы приступить к самой работе.

9

Но параллельно с ней весьма полезной может быть и опережающая, или прожективная, рефлексия линий предстоящей работы и их возможных продуктов и результатов, в особенности — в плане определении функций и интерпретаций понятия методики.

Если после различения двух стратегий работы (см. пп. 0.3–0.4), мы встанем на первый путь и будем практически выращивать работы по программированию инженерных изысканий и в этом контексте построим программу предстоящих работ, включая туда все научные и теоретико-методологические исследования, обеспечивающие программирование инженерных изысканий и реализацию этих программ, то дальше в процессе реализации этой стратегии мы обязательно выйдем к такому пункту, когда нам опять понадобится методика типологизации ситуаций проведения инженерных изысканий, но уже совсем в особом смысле, новом и отличном от тех смыслов этого выражения, которые мы обсуждали выше. Дело в том, что опыт программирования инженерных изысканий, сколь бы обширным и богатым он ни был, мы только в том случае сможем свести воедино и обобщить в виде типологии ситуаций проведения инженерных изысканий, когда параллельно к работе программирования придумаем ещё особую метапроцедуру представления ситуации, в которой или относительно которой осуществляется программирование, в виде определённого типа из единой типологической таблицы ситуаций проведения инженерных изысканий. А это значит, что нам постоянно, параллельно с работами по программированию, придётся ещё осуществлять метапроцедуру подведения каждой ситуации под тип и, следовательно, понадобится то, что может быть названо методикой типологизации ситуаций.

Эта процедура будет именно не производственной и не практической, а метапроцедурой, но её придётся постоянно повторять, и с этой точки зрения хотелось бы иметь единую методику, организующую эту метапроцедуру и за счёт этой организации обеспечивающую воспроизводимость метапроцедуры. И это — новая сторона всего дела, которую, мы выше не принимали в расчёт, сторона дела, существенно корректирующая все наши предшествующие рассуждения о природе методики и условиях её использования.

10

Но в этой новой ситуации есть ряд своих тонких моментов, без учёта которых нельзя правильно разобраться в деле. Хотя мы исходили из того, что метапроцедура подведения каждой ситуаций под тип должна всё время повторяться и потому нуждается в методике, это повторение ни в коем случае нельзя рассматривать как машинообразное и простое применение методики, то есть как функционирование её в разных ситуациях. Скорее, речь идёт о том, что процедура подведения ситуации под тип должна осуществляться в процессе поиска самой процедуры, которая могла бы этой ситуации удовлетворить.

С этой точки зрения названной нами метапроцедуры просто нет — это гипостаза нашего допущения, что такая процедура могла бы быть, если бы мы смогли её создать. Следовательно, здесь анализу подлежит само допущение, что можно такую процедуру и фиксирующую её методику создать. И это отнюдь не очевидно. Вполне может оказаться, что вся мыследеятельность, обеспечивающая подобное подведение ситуаций под типы, принадлежит к тому, что в литературе последних 20 лет получило название «логики научного поиска», а это значит — не представимо в процедурах и методических описаниях (в узком и точном смысле), а должно осваиваться в категориях метода исследования и метода проектирования или в категориях методологии развития исследовательских и проектных систем мыследеятельности. Другими словами, в этой ситуации нам понадобятся не процедуры и методики подведения наличных ситуаций под наличные типологические представления о типах ситуаций, а методологические знания о том, что такое типологическое представление ситуаций проведения работ и как такое типологическое представление набора ситуаций строится.

И мы, таким образом, снова уходим от проблем методики и её разработки к проблемам «большой» методологии, обеспечивающей научный поиск и развитие наших систем мыследеятельности. Проблемы методики подведения ситуаций под тип остаются, но уже не сами по себе, а в контексте методологии создания необходимой и адекватной типологии ситуаций, а следовательно, как проблемы построения типов, соответствующих ситуациям.

11

Проведённые рассуждения определяют структуру нижележащего отчёта. Его основное содержание должно представлять собой набор основных понятий, или концепций, обеспечивающих реализацию выбранной нами стратегии выращивания работ по программированию инженерных изысканий и собирающихся в методологию типологизации ситуаций проведения инженерных изысканий. И это — тот единственный разумный и содержательный ответ, который можно дать на задание «разработать методику типологии ситуаций проведения инженерных изысканий».

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения