Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Курт Хюбнер. Критика научного разума. Примечания

  1. Я имею в виду работы московского методологического кружка 1960–1970-х годов (Г. П. Щедровицкий и другие), исследования по проблеме структуры и динамики науки, проводившиеся в 1970-х годах в Институте философии АН СССР, в Институте истории естествознания и техники и в Институте системных исследований АН СССР (работы И. С. Алексеева, Л. Б. Баженова, П. Л. Гайденко, Г. Г. Горохова, З. З. Казютинского, Р. С. Карпинской, Е. А. Мамчур, Г. А. Лекторского, Г. Н. Рузавина, В. Н. Садовского, В. А. Смирнова, Ю. В. Сачкова, В. Н. Поруса, Б. Г. Юдина, В. С. Швырёва и других); труды киевских философов и методологов (П. С. Дышлевой, Б. С. Крымский, В. И. Кузнецов; М. В. Попович и других); исследования ленинградских философов (М. В. Мостепаненко, Л. А. Микешина, А. С. Кармин); работы новосибирских методологов (М. А. Розов и других), исследования минской методологической школы (В. С. Стёпин, Л. А. Томильчик и других). — Прим. ред.
  2. Кант И. Соч.: В 6 т. — М., 1964. Т. 3. С. 261.
  3. Reichenbach H. Wahrscheinlichkeitslehre. Leiden, 1935. S. 420.
  4. Otto R. Das Heilige. Uber das Irrationale in der Idee des Göttlichen und sein Verhältnis zum Rationalen. München, 1936.
  5. Heisenberg W. Ueber den anschaulichen Inhalt der quantentheoretischen Kinematik und Mechanik // Zeitschrift fr Physik.1927. B. 43. S. 197.
  6. Ibid.
  7. Ibid.
  8. Stegmüller W. Das Problem der Kausalität/Probleme der Wissenschaftstheorie, Festschrift fr Victor Kraft. — Vienna, 1960. S. 183.
  9. Heisenberg W. Physikalische Prinzipien der Quantentheorie. Mannheim, 1958. S. 45.
  10. Weizscker von C. F. Zum Weltbild der Physik. Stuttgart, 1958. S. 85 f.
  11. Physical Review. 1952. Vol. 85. № 2. P. 187. Не столь важно, что данный пример, как и пример с копенгагенской школой, также можно отнести к разряду «исторических». Оба эти примера следует рассматривать как case studies [case studies — ситуативные эпистемологические исследования, часто тесно связанные с историко-научными данными. — Прим. перев.)], в которых демонстрируются и подвергаются проверке некоторые фундаментальные теоретико-эпистемологические ориентации. Они также указывают на связь этих ориентаций с отдельными философскими концепциями.
  12. Physical Review. 1952. Vol. 85. № 2. P. 166 и далее; Progress of Theoretical Physics, 1953, Vol. 9, № 3, p. 273 и далее; Physical Review, 1954, Vol. 96, № 1, p. 208.
  13. Heisenberg W. The Development of the Interpretation of the Quantum Theory // Niels Bohr and the Development of Physics. — L., 1955. P. 17 и далее.
  14. Bohm D. Causality and Chance in Modern Physics, L., 1958. P. 170.
  15. Heisenberg W. The Development of the Interpretation of the Quantum Theory, P. 18.
  16. Вычленив достаточно большое число эквивалентных систем и подвергнув статистической обработке данные, можно получить следующую результирующую разность:

    которая выступает как аппроксимация:

    Применяя специальные математические методы, можно вывести функцию, удовлетворяющую статистическому значению:

    и

    и в то же время представляющую решение второго уравнения Шрёдингера.

    В таком случае можно говорить об «экспериментально определённой» — функции. Такого рода определённость указывает на то, что она возможна лишь как некое грубое приближение и не допускает точного измерения.

  17. Против этого может быть выдвинуто возражение в духе эмпирицизма, что, дескать, подобная формулировка основывается на слишком узком, а потому неудовлетворительном понятии эмпирической проверяемости. Если принять аргументацию, развитую в работе Карнапа «Теоретические понятия науки» (Theoretische Begriffe der Wissenschaft // Zeitschrift fr Philosophische Forschung. 1960. Vol. 14. P. 209 и далее), то некоторая комбинация универсальных и экзистенциальных предложений, подобных принципу причинности, могла бы также считаться «эмпирически значимой», то есть обладать определённым эмпирическим содержанием.

    Я не имею возможности здесь входить в детали рассуждений Карнапа, приведённых в данной работе. Однако позволю себе лишь небольшое замечание: в этой работе Карнап явно отошёл от своих более ранних требований, получивших большую известность после его знаменитой работы «Проверяемость и значение» (Carnap R. Testability and Meaning // Philosophy of Science, 1936–37, Vol. 3–4), состоявших в том, что все теоретические предикаты и предложения должны редуцироваться либо полностью, либо частично к непосредственно наблюдаемым. Теперь вместо этого его критерий «эмпирической значимости» звучит следующим образом: теоретическое понятие значимо, если его применение в «частной гипотезе» приводит в итоге к предсказыванию некоторого наблюдаемого события. Таким путём это понятие входит в «теоретический язык», который посредством «правил соответствия» может быть косвенно связан с предложениями о непосредственно наблюдаемом, от которых теоретический язык строго отграничен. (Это концепция, которая, по-моему, основывается на совершенно правильном анализе научной теории).

    Вообще говоря, Карнап поступает правильно, сменив исходную позицию, отказавшись от ригористического деления на теоретическое и перцептуальное в пользу практических требований науки. Но в таком случае позволительно спросить: что же собственно эмпирицистского остаётся в его критерии значимости? Больше нельзя говорить о полной или частичной редукции теоретических понятий к наблюдаемым предикатам; решающим фактором становится то, получают ли теоретические понятия роль соучастия в предсказаниях вместе с предложениями наблюдения, теоретическими постулатами и правилами соответствия. Но тогда эти понятия являются порождениями мышления, а не ощущений, и, следовательно, не имеют чисто эмпирической природы. Итак, мы видим, что эта работа Карнапа есть не улучшение эмпирицистской позиции, выраженной в «Проверяемости и значении» и свойственной Венскому кружку, а скорее является определённым отречением от этой позиции.

    Таким образом, упомянутое ранее возражение, основанное на том, что идеи работы Карнапа «Теоретические понятия науки» позволяют считать принцип причинности эмпирически значимым и практически верифицируемым, следует отвести. Я утверждаю, что это возражение основывается на неправильном употреблении понятия «эмпирическое». Теперь мы видим, что в отличие от более ранних работ эта статья Карнапа свидетельствует о его признании решающего значения спонтанности мышления, которое стимулируется, но не детерминируется наблюдениями во всей области науки (а не только в сфере логики). В этой связи важно понять, что имеет в виду Карнап, когда говорит о «реальном» объяснении в науке, а именно: лишь то, что теория признается до тех пор, пока её постулаты вместе с правилами соответствия могут использоваться для направления ожиданий исследователя, точнее, для выведения предложений наблюдения, которыми выражаются эти ожидания. Следовательно, «реальное» для него — это то, что применимо для достижения поставленных целей, а не то, что теоретически основывается на ощущениях. См. также: Stegmüller W. Das Problem der Kausalität // Probleme der Wissenschaftstheorie, Festschrift fr Victor Kraft. — Vienna, 1960. S. 87; Pap A. Analytische Erkenntnistheorie. — Vienna, 1955. S. 138 и далее.

  18. См. Пуанкаре А. Наука и гипотеза // Пуанкаре А. О науке. — М., 1983. С. 5–152; Эйнштейн А. Геометрия и опыт // Эйнштейн А. Собрание научных трудов. — М., 1967. Т. 2. С. 83–94; Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени. — М., 1969; Riemann B. Ueber die Hypothesen, welche der Geometrie zugrunde liegen Gottingen, 1892; Dingler H. Relativittstheorie und konomienprinzip. — Leipzig, 1922; Reihenbach H. Philosophie der Raum-Zeit-Lehre. — Berlin, 1928.
  19. См. Duhem P. La theorie physique: Son objet, sa structure. — P., 1914; Cassirer E. Das Erkenntnisproblem in der Philosophie und Wissenschaft der neueren Zeit von Hegels Tod bis zur Gegenwart. Stuttgart, 1957; Carnap R. Theoretische Begriffe der Wissenschaft // Zeitschrift fr philosophische Forschung, 1960.
  20. У нас всегда есть лишь конечное число n отдельных измерений, результат каждого из которых отличается от остальных: l1, l2, … ln; но мы не располагаем «истинным значением» X, существование которого определяется правилом. Пусть ek = lk-X — это отклонение частных результатов от предполагаемого «истинного значения» X. Допустим, далее, что погрешность измерения с равной вероятностью может быть со знаком «+» и со знаком «-» (то есть её алгебраическая сумма аппроксимирует к крайнему пределу), тогда истинная средняя погрешность для частного lk вычисляется по формуле:

    Наконец, сделаем ещё одно допущение, что среднее арифметическое отдельных значений — назовём его оптимальным значением L — наиболее близко подходит к истинному значению. Тогда, взяв vk = lk — L как среднюю погрешность по отношению к L, получим

    Применяя все эти неэмпирические правила, мы с помощью простых преобразований приходим к уравнению:

    где

    Если обозначить среднее отклонение L от X как L, то в конечном счёте мы получаем

    (Более подробный анализ см. в: Westphal W. Physikalisches Praktikum. Braunschweig, 1963. S. 290 и далее.)

  21. Если, например, интерполяционная формула Ньютона используется для того, чтобы более точно определить функциональное координирование парных значений x, y, полученных в измерениях, то тем самым уже предполагается, что это вполне рациональная функция.
  22. Эйнштейна можно назвать ярчайшим представителем такой концепции (см. Эйнштейн А. Рассуждения об основах теоретической физики // Эйнштейн А. Собрание научных трудов. — М., 1967. Т. 4. С. 229–238).
  23. Такая концепция, по-видимому, разделяется фон Вейцзеккером в его книге Zum Weltbild der Physik. Stuttgart, 1958; см. об этом также: Hübner K. Beitrage zur Philosophie der Physik / Philosophische Rundschau. Bd. 4. Tübingen, 1963.
  24. Tertium comparationis (лат.) — общий признак сравниваемых предметов (Пер).
  25. См. Кун Т. Структура научных революций. — М., 1975. С. 135. Со времени первого издания книги Куна (1962) появились публикации, более подробно освещающие темы «предельного случая», однако здесь я не имел возможности рассмотреть их. Должен признаться, у меня сложилось впечатление, что они не внесли ничего принципиально нового в обсуждение нашей проблемы.
  26. Это обобщение идей, выдвигавшихся уже Пуанкаре, Рейхенбахом и Эйнштейном, в связи с проблемой взаимоотношений между геометрией и опытом. См. библиографию к примечанию I в этой главе.
  27. Duhem P. The Aim and Structure of Physical Theory. — Princeton, 1954.
  28. Ibid. P. 268 и далее.
  29. Ibid. P. 134.
  30. Ibid. P. 148.
  31. Ibid. P. 166.
  32. Duhem P. Op.cit. P. 183 и далее.
  33. Quaestio juris (лат.) — здесь: проблема оправдания. — Прим. перев..
  34. Ibid. P. 216 и далее.
  35. Duhem P. Op.cit.P. 26 и далее.
  36. Duhem P. Op.cit. P. 26.
  37. Ibid. P. 335.
  38. Ibid. P. 220 и далее.
  39. Oikeios topos (греч.) — аристотелевское понятие «естественного места». — Прим. перев..
  40. Blumenberg H. Die Kopernikanische Wende. Frankfurt a.M., 1965; Die Genesis der Kopernikanischen Welt. Frankfurt a.M., 1975.
  41. Можно сказать, что философия Аристотеля по самим своим фундаментальным основаниям противоречит идее единства в том виде, в каком эта идея обозначена здесь. Она главным образом связана с рассмотрением частных форм и качеств, которые и служат конечными основаниями объяснений и не могут быть выведены из универсальных законов (как известно, у Аристотеля мы находим не так уж много попыток сформулировать подобные законы). Этим объясняется и постоянное стремление аристотелизма к накоплению новых качеств, которое усиливалось, не встречая сопротивления.
  42. Поппер К. Логика научного исследования // Поппер К. Логика и рост научного знания. — М., 1983.
  43. Kepler. Gesammelte Werke / Ed. W. v.-Dyck, M. Caspar. — Munich, 1937, Vol. 3. Astronomia Nova. T. 19. S. 178.
  44. О философских основаниях теории Коперника см. Blumenberg H. Dei Kopernikanische Wende (Frankfurt a.M., 1965); Die Genesis der Kopernikanischen Welt (Frankfurt a.M., 1975).
  45. Коротко напомним наиболее важные аргументы Коперника: Солнце не движется, а пребывает в покое, поскольку покой в большей степени соответствует его божественной природе, чем движение, которое характерно для более низкой природы; вращение Земли вокруг своей оси следует из её сферической формы и соответствует её субстанциональной форме; с этой точки зрения вращение есть естественное движение Земли, и по этой причине центробежные силы не проявляют своего действия, как это бывает при вынужденных движениях; но, что важнее всего, все вещи участвуют в движении Земли благодаря своей «земной природе». Мы видим, что эти аргументы либо ставят аристотелевскую метафизику с ног на голову, либо обращают её против нее же самой. Коперник особенно любил отмечать, что его теория проще птолемеевской. Однако это верно только в очень ограниченном смысле. Как уже отмечалось, Копернику потребовалось не 34, а 48 эпициклов. Александр Койре («Galilee et la loi d’inertie». — P., 1939) подробно описывает историю проблемы принципа инерции, начиная её с системы Коперника.
  46. Формальные аспекты излагаются мной по работам: Small R. An Account of the Astronomical Discoveries of Kepler. — Madison, 1963; Dijksterhuis E. Y. Die Mechanisierung der Weltbildes (см. примечание I. гл. 4). Ссылки на «Новую астрономию» соответствуют целям данного изложения, поэтому идеи Кеплера представлены здесь только в самых существенных чертах.
  47. Вычисление параллакса было проведено по методу Коперника.
  48. Точно так же, как система Птолемея не была в строгом смысле «геоцентрической».
  49. Kepler. Gesammelte Werke. Bd. XV. «Briefe 1604–1607». S. 146.
  50. Kepler. Geasmmelte Werke. Bd. 3. S. 346.
  51. Кеплер предполагал, что все тела притягиваются к Земле в направлении, в котором действует сила её притяжения. Эта сила, считал он, распространяется по бесконечному числу линий, пучки которых образуют конусы. Притягиваемое тело попадает в вершину конуса, когда касается Земли. Равнодействующая этих силовых линий вертикальна и направлена сверху вниз. Таким образом, Кеплер пытался объяснить, почему, когда тело поднимается вверх над Землёй, противодействие больше, чем когда оно брошено под углом к этой поверхности. Но это, конечно, не могло объяснить, почему противодействие движению тела не возрастает, когда тело движется в направлении, обратном движению Земли.
  52. Поппер К. Логика и рост научного знания. Избранные работы. — М., 1983. С. 53–54.
  53. Там же. С. 135 и далее. Интересно было бы, с этой точки зрения, более подробно остановиться на тех базисных высказываниях, которые выполняют фальсифицирующую функцию у Кеплера. Здесь мы встречаемся с данными, которые помимо прочего фабрикуются с помощью теорий и не являются непосредственно наблюдаемыми (как, например, гелиоцентрическая долгота). С помощью этих данных он затем определял другие, например: расстояния между светилами, положения точек в пространстве и тому подобное. И эти данные также могли выражаться высказываниями, которые не были предложениями наблюдения. Далее, Кеплер отвергал некоторые гипотезы, если они не соответствовали такого рода данным. Поппер однозначно требует, чтобы базисные высказывания были интерсубъективно проверяемыми посредством «наблюдения» (там же, с. 137); к этому он, однако, добавляет, что «наблюдаемое» есть первичное, неопределяемое понятие, и ограничивается требованием, «чтобы каждое базисное высказывание являлось или высказыванием об относительном положении физических тел, или было бы эквивалентно некоторому базисному высказыванию такого «механистического», или «материалистического «рода» (там же, с. 13). Поэтому, если даже допустить, что базисные предложения Кеплера удовлетворяли этому требованию Поппера, то это только ещё раз показало бы, как осторожно следует подходить к понятию «наблюдаемое».
  54. Поппер К. Цит. соч. С. 115–116.
  55. Там же. С. 116.
  56. Поппер К. Цит. соч. С. 116. Здесь надо отметить, что experimentum crucis между теорией Кеплера и теорией Птолемея в эпоху Кеплера был неосуществим из-за малости эксцентриситета планетарных орбит.
  57. Popeer K. R. The Logic of Scientific Discovery. — L., 1959. P. 268. Аподиктичность этого правила, если даже оставить в стороне его непродуктивность для развития науки, как это показывает пример Кеплера, явно противоречит требованию Поппера о том, что базисные высказывания, или точнее, гипотезы более низкого уровня общности, всегда допускали дополнительные проверки и никогда не претендовали на свою окончательность. Не следует ли из этого вывод, что решение о фальсификации теории такого рода базисными высказываниями или гипотезами вновь обнаруживает свою проблематичность?
  58. Поппер К. Логика и рост научного знания. С. 64, 108–111.
  59. Поппер К. Цит. соч. С. 173.
  60. Там же. С. 172.
  61. Там же. С. 175.
  62. Поппер, конечно, понимает, что всегда можно продолжать проверки базисных высказываний. Но мы можем остановить этот процесс на каком-то шагу, и было бы лучше, если бы остановка происходила тогда, когда такие высказывания «особенно легко» проверить. Он пишет: «Если бы однажды для учёных, занимающихся наблюдениями, оказалось более невозможным прийти к согласию относительно базисных высказываний, то это было бы равносильно признанию негодности языка как средства универсальной коммуникации. Это было бы равносильно новому вавилонскому столпотворению, которое свело бы научное исследование к абсурду. В этом новом Вавилоне устремляющееся ввысь здание науки вскоре превратилось бы в руины» (там же, с. 139). Очевидно, что при этом возникает вопрос об объективном критерии для выражения «легко проверить». Будучи зависимыми от теории, базисные высказывания не выражают некие абсолютные факты, относительно которых уместны безоговорочные суждения. Обычно распознавание фальсифицирующего базисного высказывания — это сложная и многослойная процедура, в которой проблематичны практически все элементы. И тем не менее наука не останавливает своего движения по этой причине — и это правильно, потому что призыв к единообразию мнений в среде учёных есть догматизм.
  63. Если бы Кеплер мог выбирать между своей и современными ему теориями, опираясь на попперовские степени проверяемости, ему пришлось бы предпочесть круговую гипотезу, имевшую меньшую размерность (по Попперу, это значит — меньшее число параметров, по которым теория может быть фальсифицирована). Но этот критерий оказал бы ему плохую услугу (другой критерий — отношение «элемент-класс» — здесь был неприменим), поскольку все эти теории, не исключая и его собственной, были, спустя некоторое время фальсифицированы. Так бывает всегда. Теории не похожи на автомашины, выставленные в автосалоне, так что всякий может вначале детально ознакомиться с их техническими данными в спокойной обстановке и только потом проверить их на шоссе; скорее можно было сравнить их с постоянно движущимся автомобилем, который с самого первого момента, как только мы доверяемся ему, обнаруживает все свои более или менее существенные недостатки.
  64. Lakatos J. Falsification and the Methodology of Scientific Research Programmes // Criticism and the Growth of Knowledge. — Cambridge, 1970. P. 118.
  65. См. Лакатос И. История науки и её рациональные реконструкции // Структура и развитие науки. Из Бостонских исследований по философии науки. — М., 1978. С. 219–220. Здесь Лакатос даёт рекомендации в отношении теорий, которые не соответствуют его правилу.
  66. Carnap R. Induktive Logik und Wahrscheinlichkeit. — Vienna, 1959. S. 84.
  67. The Philosophy of Rudolf Carnap. The Library of Living Philosophers. Vol. II. — L., 1963. P. 980.
  68. На первый взгляд могло бы показаться, что здесь мы имеем дело с универсальным (если пользоваться терминологией индуктивной логики) выводом, лежащим в основе закона радиуса, а именно: выводом, который получается, когда скорость планет, взятую как функция расстояния до Солнца, переносится с двух измеренных случаев на все прочие случаи, то есть превращается в универсальный закон. Но трудность в том, что в соответствии с индуктивной логикой Карнапа в данном случае c (h, e) = 0. (Ср. Carnap R. Induktive Log., S. 226). Карнап пытался отвести возражения против этого (ведь отсюда следовало, что законы природы вообще не могут быть подтверждены), интерпретируя различным образом практический смысл такого закона. Формулирование закона, по Карнапу, не означает, что он должен быть верен для бесконечного числа возможных случаев (здесь — для всех точек орбитальной кривой), он может быть верен только в конечном множестве случаев, границы которому положены ограниченностью человеческого опыта и практическими целями (здесь — практическая цель заключена в получении достаточно большого числа точек на орбитальной кривой).

    Думаю, это значит, что универсальный вывод такого рода следует интерпретировать как предиктивный вывод, то есть как вывод от одной наблюдаемой выборки случаев к другой (не наблюдаемой). (Другие возможные формы индуктивного вывода — прямой вывод, аналогия, инверсный вывод здесь не рассматриваются). Однако согласно Карнапу предиктивные выводы подчиняются следующей формуле:

  69. Ср.: Carnap R. Induktive Logik. S. 226.
  70. Philosophy of R. Carnap. P. 972–986.
  71. Carnap R. Induktive Logik. S. 86.
  72. Ibid.
  73. Ibid. S. 87.
  74. Ibid. S. 80.
  75. Ibid. S. 97.
  76. The Philosophy of R. Carnap. P. 978.
  77. The Philosophy of R. Carnap. Op. Cit. P. 990.
  78. Carnap R. Induktive Logik. S. 8.
  79. Ibid. S. 10.
  80. Ibid.
  81. The Philosophy of R. Carnap, P. 973. Разграничивая индуктивную логику и методологию, Карнап, тем не менее, подробно останавливается на пяти правилах, в соответствии с которыми практические решения основываются на индуктивно-логических выводах. Он отказывается от четырёх из них ввиду их крайне ограниченной значимости, но пятое правило считает приемлемым. Оно гласит: «Из возможных способов действия следует выбрать тот, оценка конечного успеха которого максимальна» (см. Carnap R. Induktive Logik. S. 108–124).
  82. «Здесь следовало бы напомнить о нетривиальной мысли Лакатоса, согласно которой мы, по крайней мере задним числом, можем определить, была ли теория (в данном случае теория Кеплера) прогрессивной. Однако на самом деле мы можем сказать только, что теория Кеплера была прогрессивной для Ньютона в том смысле, что Ньютон придал новый смысл результатам Кеплера. И, кроме того, что это за правило, которое можно применять только задним числом?» Этот многократно повторенный афоризм впервые был использован мной в 1969 году (Was zeigt Keplers «Astronomia Nova» der modernen Wissenschaftstheorie? // Philosophia Naturalis, Vol. 11); Лакатос впервые высказал то же самое в 1970 году (History of Science and Its Rational Reconstructions // Boston Studies in the Phil. of Science, Vol. 8). Это значит, что мы независимо друг от друга пришли к одному и тому же.
  83. Эйнштейн А., Подольский Б., Розен Н. Можно ли считать квантовомеханическое описание физической реальности полным? // Эйнштейн А. Собр. науч. тр. Т. 3. — М., 1966. С. 604–611.
  84. Там же. С. 605.
  85. Там же.
  86. Согласно принципу неопределённостей обе величины не могут быть измеримыми одновременно.
  87. Только одна из двух взаимно исключающих величин может быть измерена в соответствии с принципом неопределённостей.
  88. Бор Н. Можно ли считать квантовомеханическое описание физической реальности полным? // Бор Н. Избранные научные труды. Т. 2. — М., 1971. С. 187–188.
  89. Бор Н. Указ. соч. С. 190–191.
  90. См. Meyer-Abich. Korrespondenz, Individualitt und Komplementaritt: Eine Studie zur Geistergeschichte der Quantentheorie in den Beitrgen Niels Bohr’s. Wiesbaden, 1965. В этой работе представлено развитие фундаментальных философских понятий Бора и приведена обширная библиография.
  91. Подобным образом описывает ситуацию П. Фейерабенд в своей блестящей статье (Feyerabend P. K. Niels Bohr’s Interpretation of Quantum Theory // Current Jssues in the Philosophy of Science. — NY, 1961. P. 372–390, 398–400). Здесь мы читаем: «Я хотел бы ещё раз напомнить…, что Бор своими аргументами не стремился доказать, что квантовомеханические состояния индетерминированы; он хотел лишь показать, что мысленный эксперимент Эйнштейна, Подольского и Розена при определённых условиях совместим с индетерминированностью квантовых состояний» (p. 384). В связи с различием мнений Бора и Эйнштейна я приведу ещё один отрывок из этой статьи: «Более внимательный анализ аргументации [Эйнштейна, Подольского и Розена] должен показать…, что выводы, следующие из неё, верны только в том случае, если предположить, что динамические состояния являются свойствами систем, а не отношениями между системами и действующими измерительными приборами» (p. 381). Ниже (p. 383) Фейерабенд пишет, что Бор мог защитить свою позицию от критики Эйнштейна, допуская, что «состояния являются отношениями между системами и действующими измерительными приборами, а не свойствами этих систем». Фейерабенд также отмечает, что Эйнштейн не может определить величины, которые, как он полагал, существуют сами по себе, и потому простое обусловливание некоторых значений в таких случаях повлекло бы за собой нарушение принципа сохранения энергии. Однако Эйнштейн непосредственно не рассматривал ни одной из этих проблем. Он прежде всего хотел показать, что возможна совершенно иная интерпретация квантовой механики, чем та, которая преобладала в то время, и, таким образом, стимулировать новые теоретические исследования, как бы ни было трудно в данный момент определить их результаты.
  92. Albert Einstein: Philosopher-Scientist. (Evanston, Ill., 1949. P. 669).
  93. Блохинцев Д. И. Критика философских воззрений так называемой «копенгагенской» школы в физике // Философские вопросы современной физики. — М., 1952. С. 366.
  94. См. Hbner K. Beitrge zur Philosophie der Physik // Philosophische Rundschau. Beiheft 4; 1963. S. 74–78.
  95. Шрёдингер Э. Современное положение в квантовой механике // Шрёдингер Э. Новые пути в физике. — М., 1971. С. 66–106.
  96. Albert Einstein. Op. cit. P. 669–673.
  97. Zeitschrift fr Physik. 1952. Vol. 133. S. 101–108.
  98. Reichenbach H. Philosophische Gründlagen der Quantenmechanik. Basel, 1949. S. 36.
  99. Reichenbach H. Op. cit. 7, 8, 25, 26, 27.
  100. Нейман фон И. Математические основы квантовой механики. — М., 1964.
  101. Пусть:

    где k — собственные функции величины A, k — собственные значения A. Если N систем находятся в состоянии (чистый случай), то можно предвидеть, что в будущем измерения величины A дадут значение a1 N|c12 раз, значение a2 N |c22 раз и так далее. Пусть 1 — собственные функции величины B, b1 — её собственные значения и [AB-BA] 0.

    Тогда:

    если:

    Следовательно, можно предсказать, что мы получим:

    раз значение 1, измеряя величину B.

    С другой стороны, если мы имеем смесь, то есть ансамбль, состоящий из подансамблей, каждый из которых был чистым, то, например, Nc1 2 систем этого ансамбля имеют значение 1 и состояние 1;Nc2 2 систем этого ансамбля имеют значение 2 и состояние 2 и так далее. Следовательно, мы можем предсказать, что в будущем измерения дадут Nc1 2 d1l 2 + Nc2 2 d2l 2 + … раз, или

    раз значение 1 (Вероятность 1 — Nc1 2; вероятность 1 такова же, как 1 — Nc1 2 dl 2 и так далее для всех состояний k).

    Из этого следует, что предсказания для чистого случая отличаются от предсказаний для смеси, потому что:

    вообще говоря не суть одно и то же.

  102. Если:

    — ожидаемое значение величины U, то:

    где pi — вероятность появления ui. Но можно также написать:

    где P — матрица плотности и U — матрица оператора U в данной базовой системе fn (Здесь fn не рассматриваются как собственные функции U). В свободном от дисперсии ансамбле каждый элемент будет иметь одно и то же значение uk.

    Поэтому:

    и, следовательно:

    так же, как:

    Теперь допустим, что U — оператор, проецируемый на подпространство, образуемое собственным вектором fm, тогда, благодаря идемпотенции U, мы также получаем:

    и поскольку в данном случае Tr (PU) = Pmm (Pik — элементы матрицы плотности P), то исходя из того, что Tr (P) = 1 и Tr (PU) = 1, получаем для всех i:

    или 1.

    Но этот результат несовместим с тем, что для всех возможных ортогональных декомпозиций функции состояния в:

    в гилбертовом пространстве условие:

    сохраняется и, следовательно:

    Из этого следует, что значения P всегда могут быть найдены для каждого:

    и

  103. Bohm D. A Suggested Interpretation of the Quantum Theory in Terms of «Hidden» Variables // Physical Review. 1952. Vol. 85. P. 166 и далее; P. 180 и далее; Proof that Probability Density Approaches (Y) 2 in Causal Interpretation of the Quantum Theory // Physical Review. 1953. Vol. 9. P. 458 и далее; Comments on an Article of Tabakayashi concerning the Formulation of Quantum Mechanics with Classical Pictures // Progr. Theor. Phys. 1953. Vol. 9. P. 273 и далее; Bohm D., Vigier Y. P. Model of the Causal Interpretation of Quantum Theory in Terms of a Fluid with Yrregular Fluctuations // Physical Review, 1954. Vol. 96. P. 208 и далее; Bub Y. Hidden Uariables in the Copenhagen Interpretation — a Reconciliation // Brit. J. for Philosophy of Sci. 1968. Vol. 19. P. 185–210; What is a Hidden Variable Theory of Quantum Mechanics? // Int. J. Theoret. Phys. 1969. Vol. 2. P. 101–103.
  104. Bub J. Hidden Variables and the Copenhagen Interpretation — a Reconciliation. P. 186.
  105. Об интеллектуально историческом фоне физики Бора см. Джеммер М. Эволюция понятий квантовой механики. — М., 1985; Meyer-Abich K. M. Korrespondenz, Individualitt und Komplementaritt. Op. cit.
  106. Bub J. Hidden Vauables. P. 206; Feyerabend P. K. Problems of Empiricism // Beyond the Edge of Certainty: Essays in Contemporacy Science and Philosophy. New Jersey, 1965.
  107. Weizsacker von C. F. Zum Weltbild der Rhysik. Stuttgart, 1958. S. 301.
  108. Reichenbach H. Philosophische Gründlagen der Quantenmechanik. Basel, 1949.
  109. Mittelstaedt P. Philosophical Problems of Modern Physies. — Dordrecht, 1976.
  110. Lorenzen P. Meta-Mathematik, Mannheim, 1962.
  111. Mittelstaedt P. Op. cit. P. 177.
  112. Stegmller W. Theorie und Erfahrung. — Berlin, 1970.
  113. Suppes P. The Probabilistic Argument for a non-classical Logic of Quantum Mechanics // Philosophy of Science. 1966. Vol. 33. P. 14–21.
  114. Stegmller W. Theorie und Erfahrung. — Berlin, 1970.
  115. Suppes P. The Probabilistic Argument for a non-classical Logic of Quantim Mechanics // Philosophy of Science. 1966. Vol. 33. P. 14–21.
  116. Stegmüller W. Op. cit. S. 440.
  117. Stegmüller W. Op. cit. S. 452.
  118. Stegmüller W. Op. cit. S. 455.
  119. Здесь нет надобности рассматривать работы по квантовой логике, например: Scheibe E. Die kontingenten Aussagen der Physik: Axiomatische Untersuchungen zur Ontologie der Klassischen Physik und der Quantentheorie. Frankfurt a.M. 1964; Zenk H. Kritik der logischen Konstanten. Berlin. 1968; Sneed I. D. Quantum Mechanics and Probability Theory // Synthesis. 1970. Vol. 21, поскольку я ограничиваюсь только теми авторами, которые утверждают несовместимость квантовой теории и классической логики.
  120. Читатель, возможно, заметит, что вначале я говорил о фактах, а затем о фактуальных высказываниях. Но если вторые зависят от теории, то первые не могут быть чем-то абсолютным, поскольку содержание факта имеет научное значение, если только оно выражено в некотором высказывании. Если я утверждаю: «Сила тока равна 100 ампер», я выражаю некий факт. Если это утверждение зависит от теорий, что совершенно очевидно, то и факт, который является предметом этого суждения, также зависит от теорий.
  121. Впервые понятие «исторической системы» я ввёл в моей статье «Philosophische Fragen der Zukunftsforschung» // Studium Generale. 1971. Vol. 24.
  122. Ср. главу 5.
  123. Ср. главу 6.
  124. Webb W. P. The Historical Seminar: Its Outer Shell and Its Inner Spirit // Mississipi Valley Historical Rewiew. 1955–1956. Vol. 42.
  125. См. главу 13.
  126. См. главу 5.
  127. Вслед за этим коротким пассажем, в котором я обозначил свою оппозицию Гегелю, я хотел бы добавить небольшое замечание о Марксе. Когда Маркс пытается представить исторические процессы как в конечном счёте зависящие от производительных сил, по-моему, это должно означать, что одни и те же элементы системного ансамбля объявляются основанием для всего исторического движения. Но таким образом Маркс конструирует структуру истории как таковой по мерке системной структуры, свойственной только одной конкретной исторической эпохе — периоду так называемой первой промышленной революции — мерке, которая даже к этой эпохе применима лишь частично. Такая концепция представляет собой крайнюю форму исторического монизма.
  128. Бессмысленность абсолютных высказываний о характере пространства следует из того, что все результаты измерений, применимые в исследованиях, всегда можно интерпретировать как отражение геометрии пространства или как простое следствие из той физики, которая лежит в основании этих результатов. Например, в Античности пространственная геометрия универсума развивалась на основании аристотелевской натурфилософии и не совпадала с евклидовой. Декарт, напротив, разрабатывал свою физику, исходя из евклидовой геометрии пространства и, как уже отмечалось, обосновывал это в своей рационалистической философии. Наконец, Эйнштейн, также основываясь на физике — на принципе ковариантности всех систем координат, — интерпретирует универсум в терминах римановой геометрии пространства.
  129. См. Philosophische Fragen. Op. cit.
  130. Кун Т. Структура научных революций. — М., 1975.
  131. Фукидид был, вероятно, первым, кто интуитивно осознал причины такого упадка, когда писал, что истинное бедствие его времени заключено в губительном смешении, сопровождавшем разрушение прежней гомеровской гармонии.
  132. См. Декарт Р. Первоначала философии // Декарт Р. Соч.: В 2 т. Т. 1. — М., 1989. С. 374.
  133. Там же.
  134. Декарт Р. Указ. соч. С. 377.
  135. per probationem (лат.) — в силу очевидности (пер).
  136. Декарт Р. Указ. соч. С. 372.
  137. Там же. С. 373.
  138. Там же. С. 337.
  139. Декарт Р. Указ. соч. С. 337.
  140. Там же. С. 360.
  141. Там же. С. 362.
  142. Декарт Р. Указ. соч. С. 367–368 (Выделено мной. — Авт.)
  143. Муи пишет: «Это ошибочно, поскольку такое представление о движении полностью противоречит понятию относительности, фактически признаваемому Декартом. Если движение относительно, его «определение» не есть абсолютное свойство, которое можно рассматривать отдельно от самого движения, например, заменяя его на противоположное» (Mouy. Le divloppement de la physique cartésienne. — P., 1934. P. 22). Койре замечает: «На самом деле кинетическая относительность движения не просто несовместима с законами столкновения тел, но она несовместима и с принципом сохранения движения, который Декарт явно трактовал как сохранение количества движения. Очевидно, что если одна и та же скорость приписывается и большему, и меньшему телам как до, так и после столкновения, как при движении навстречу друг другу, так и при обратном движении, то с точки зрения принципа относительности на самом деле мы имеем совершенно различные количества движения. Но мы не можем предположить, что Декарт не чувствовал здесь столь вопиющего противоречия, что они как-то ускользнули от его внимания». И далее Койре добавляет: «Ультрарелятивизм его понимания движения не был действительно картезианским. Он, как я думаю, принял это понятие, чтобы примирить коперниканскую астрономию, проще говоря, учение о движении Земли, очевидным образом следовавшее из его физики, с официальным учением Церкви. Результатом этого стремления стало то, что механика Декарта оказалась противоречивой и неясной» (Koyre A. Galilé et la Loi d’inertie. — P., 1939. P. 329.)
  144. Декарт Р. Цит. соч. С. 386.
  145. clare et distinсte (фр.) — ясными и отчётливыми. — Прим. перев..
  146. Декарт Р. Рассуждение о методе, чтобы верно направлять свой разум и отыскивать истину в науках (Декарт Р. Соч. Т. 1. С. 286).
  147. Декарт Р. Первоначала философии // Декарт Р. Цит. соч. С. 419–420.
  148. kriterion veri — (греч., лат.) — критерий истины. — Прим. перев..
  149. Цит. по: Mouy. Le développement de la physique cartesienne. P. 193.
  150. Там же.
  151. См. сноску 18 на стр. 190.
  152. principe du mouvement relative (фр.) — принцип относительности движения. — Прим. перев..
  153. en nostre pense (фр.) — в нашей мысли. — Прим. перев..
  154. Albert Einstein als Philosoph und Naturforscher / Hrsg. von P. Schilp. Stuttgart, 1951. S. 281.
  155. Ibid. S. 282.
  156. Ibid. S. 281.
  157. Ibid. S. 281. Значение понятия «реальность» остаётся как бы за скобками в этом контексте. Оно связано с содержанием теории; это означает, что «страсть исследования» не может быть утолена произвольными или непостижимыми теориями, которые можно, например, наугад конструировать при помощи компьютеров в любом количестве; эта страсть стремится к построению картины природы теми способами, какие доступны исследователю в определённый период времени.
  158. Albert Einstein als Philosoph und Naturforscher. Op. cit. S. 281.
  159. Ibid.
  160. Ibid. S. 279.
  161. Ibid. S. 273.
  162. Ibid. S. 274.
  163. На более точном языке это означает, что точки четырёхмерного пространственно-временного многообразия, у которых пространственные координаты имеют одни и те же значения в различных синхронизированных системах координат (отмеченных здесь наличием или отсутствием черточки над буквенной переменной), то есть таких системах, в которых:

    удовлетворяют следующему равенству:

    где:

    обозначает компоненты метрических тензоров при, = 0, 1, 2, 3.

  164. Бонди усматривает в космологическом принципе предпосылки того, что одни и те же экспериментальные данные могут быть получены при равных условиях в любой части вселенной. Поэтому он предпочитает такую формулировку космологического принципа, которая точнее, чем приведённая в данном тексте, но которая, однако, сохраняет свою значимость только для теории равновесных состояний. См.: Bondi H. Cosmology. — Cambridge, 1961. P. 11 и далее.
  165. Это можно объяснить следующим образом: из постулата космического субстрата и космологического принципа можно вывести:

    а все другие:

    с индексом 4 исчезают.

    Таким образом, линейный элемент:

    приобретает вид:

    где t — время, i, k = 1, 2, 3. Если при этом геометрические отношения изменяются изотропно и гомогенно со временем в соответствии с космологическим принципом:

    Здесь R (t) — зависимый от времени коэффициент экстенсиональности, возведённый в квадрат из-за ранее данной квадратичной формы линейного элемента. При соответствующем выборе координат получим линейный элемент Робертсона-Уокера:

    где k — параметр кривизны, принимающий только значения — 1, 0, + 1.

  166. Формула имеет вид:

    Здесь C — константа энергии, l — космологическая константа, фигурирующая в уравнениях поля общей теории относительности, c — скорость света. Различные решения этого уравнения зависят от того, какое из трёх возможных значений (–1,0, + 1) приписывается k, и от того, является ли l больше, меньше или равно 0.

  167. Eddington A. S. Space, Time, and Gravitation. — Cambridge, 1920; Jeans I. Physics and Philosophy. — Cambridge, 1942.
  168. Gödel K. Relativitätstheorie und idealistische Philosophie // Albert Einstein. Op. cit. S. 412.
  169. Кант И. Соч.: В 6 т. Т. 3. — М., 1964. С. 404.
  170. См. главу «Infinity and the Actual» в книге: North I. D. The Measure of the Universe. — Oxford, 1965. Норт также показывает, каким образом энумеративная процедура Кантора могла бы применяться к бесконечным множествам галактик.
  171. Кант И. Цит. соч.
  172. Augustinus. Dc Civitate Dei. XI, 6.
  173. Bunge M. // The Monist. 1962. Vol. 1. P. 126; Whitrow // Brit. J. for the Philosophy. Sei., 1954. P. 215; Harre R. Ibid. 1962. P. 110.
  174. Кант И. Цит. соч.
  175. Кант И. Цит. соч.
  176. Там же. С. 130.
  177. Там же. С. 135.
  178. В решении Шварцшильда полевых уравнений Эйнштейна предполагается, что существуют определённые привилегированные системы отсчёта, в которых gmv имеют значения бесконечности Минковского. Как показал А. Грюнбаум, различные условия бесконечности играют ту же роль, что ньютоново абсолютное пространство. См.: Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени. — М., 1969. С. 144.
  179. Dicke R. H. Cosmology, Mach’s Principle, and Relativity // Relativity, Groups, and Topology / Ed. by C. Dewitt, B. Dewitt, NY, 1964. P. 222–236.
  180. Synge I. L. Relativity: The General Thepry. — Amsterdam, 1960.
  181. Поппер К. Логика и рост научного знания. — М., 1983. С. 50.
  182. Там же. С. 60.
  183. Мы исходим из следующего уравнения, выводимого из релятивистской космологии:

    Здесь l0 обозначает световую энергию, излучаемую галактикой в единицу времени единицей её площади, доступной наблюдению в момент t0; L0 — общая энергия, излучаемая той же галактикой за время t0;

    выражает площадь поверхности волнового фронта сферической волны света в момент t0 в римановой геометрии; k — параметр кривизны (-1,0, + 1); (1 + z) — красное смещение.

    По закону Вебера-Фехнера, отношение величины воспринимаемого свечения m и энергии излучения l представлено уравнением:

    Логарифмируя исходное уравнение, приведённое выше, получаем:

    где M = —2,5 logL1. Это результат, получаемый из отношения между наблюдаемым m и наблюдаемым z, посредством которого аргумент функции sk в свою очередь зависит от z.

  184. Отношение между наблюдаемым m и наблюдаемым z, о котором идёт речь в сноске 30 этой главы, может быть получено только посредством данного логарифмического уравнения, если (помимо прочего) M рассматривается как константа, так что энергия излучения галактики либо всегда одна и та же, либо одинаковым образом зависит от времени. Другие проверки релятивистской космологии — например, проверка плотности и возраста — проводились на основе сходных предпосылок, которые сами основываются на космологическом принципе. Следовательно, проверка на излучение не является исключением, если речь идёт о проблеме фальсификации.
  185. Что и требовалось доказать (лат.). — Прим. перев.
  186. Априорный характер принципа эквивалентности всех систем отсчёта совершенно очевиден, несмотря на то, что этот принцип входит в игру через применение принципа простоты природы, входящему в контекст ситуации, в которой находился Эйнштейн. Действительно, можно считать эмпирическим фактом, что вблизи Земли нельзя различить гравитационное и инерционное ускорения. Это основано на равенстве инерционной и гравитационной массы, которое может быть установлено экспериментально. Но этот экспериментальный факт говорит только о возможной эквивалентности систем отсчёта; он не обосновывает эту эквивалентность. Чтобы обосновать её, мы должны предположить, что такого различия нет в любой и каждой локальной лоренцовой системе, где бы и в какое бы время она ни находилась во вселенной.
  187. Кант И. Соч. Т. 3. С. 404–405.
  188. Норт пишет: «Естествознание не обладает гарантией бессмертия. Ничто в нём не имеет абсолютной и постоянной ценности. Конкретная космологическая теория не истинна и не ложна: как всякая другая научная теория, она является только инструментом нашего понимания» (North I. D. Measure of the Universe. P. 407).
  189. Я благодарен профессору Фолкеру Вайдерману из Института теоретической физики Кильского университета, прочитавшему рукопись этой главы и сделавшему ценные замечания.
  190. Теория истины Поппера изложена в его работах «Предположения и опровержения. Рост научного знания» и «Объективное знание. Эволюционный подход» (см. Поппер К. Логика и рост научного знания. — М., 1983).
  191. Эти тезисы были представлены философами ЛШЭ на симпозиуме, проведённом Фондом Тиссена (Schlof Kronberg. July. 1975). На этом симпозиуме присутствовали почти все философы из этой школы, разделяющие концепции Поппера и Лакатоса.
  192. См. Stegmller W. Theorie und Erfahrung. — Berlin, 1970; Theoriendynamik und logisches Verstndnis // Beitrge zur diachronen Wissenschafts theorie. Fr. a. — M., 1974.
  193. Здесь Штегмюллер ссылается на куновское различение нормальной и революционной науки. Читатель может обратить внимание на то, что я нигде в этой книге не занимаюсь критическим разбором теории Куна о структуре научных революций. Нисколько не умаляя той роли, какую сыграли работы Т. Куна в исследовании весьма важных фундаментальных проблем теории науки, всё же нужно признать, что как новые направления в попперианской философии, так и концепция Снида-Штегмюллера стали реакцией на слабости, присущие концепции Куна, и те её недостатки, которые в настоящее время столь часто обсуждают. Именно поэтому я и сосредоточил внимание на этих, более поздних теориях. См. также мою рецензию на книгу Куна (Philosophische Rundschau. 1968. Bd. 15. S. 185–193).
  194. Hempel C. G. Aspects of Scientific Explauation. — NY, 1965; Gardiner P. The Nafure of Hisforical Explanation. — Oxford, 1961; White M. Foundations of Historical Knowledge. — NY, 1969; Danto A. C. Analitical Philosophy of History. — Cambridge, 1968.
  195. Например, Гердер в своём историко-философском исследовании рассматривает нации как организмы, фон Гумбольдт сравнивает исторические процессы с растительными метаморфозами, Ранке называет народы «целостностями», то же видим и у Дильтея: в своих поздних работах он говорит о смысловых, деятельностных и структурных связях.
  196. «Вчувствованием» это называет, например, Гердер, Дильтей говорит о «понимании», Трёльч именует это «угадыванием», Ранке — «дивинацией».
  197. Langer W. L. The Next Assignement // American Historical Review. 1963. Vol. 69.
  198. Ср.: Stegmüller W. Probleme und Resultate der Wissenschaftstheorie und Analytischen Philosophie. Bd. 1: Wissenschaftliche Erklärung und Begrundung. Berlin; Heidelberg; NY, 1969.
  199. Вебер М. Избранные произведения. — М., 1990. С. 389.
  200. Здесь следует указать также на интереснейшую работу Savigny E, von. Dur Rolle der deduktiv-axiomatischen Methode in der Rechtswissenschaft // Rechtstheorie. Fr. a.M., 1971.
  201. Schopenhauer A. Samtliche Werke. Bd. 2: Die Welt als Wille und Vorstellung. — Leipzig, 1938. S. 505.
  202. Ibid. S. 506.
  203. Gibbon E. History of the Decline and Fall of the Roman Empire. Bd. 7. — L., 1896–1900.
  204. Niebuhr B. G. Römische Geschichte. Bd. 3. B., 1811–1832.
  205. Mommsen Th. Das Römische Staatsrecht. B., 1887; ders: Römische Geschichte. B., 1854–1856.
  206. Rostovtzeft M. Social and Economic History of the Roman Empire. 1926; dt. — Leipzig, 1931.
  207. Heuss A. Römische Geschichte. Braunschweig, 1971. S. 575.
  208. Meyer E. Kaiser Augustus. Hale, 1924.
  209. Вопрос в законности дела, правовой вопрос (лат.). — Прим. перев.
  210. Ср.: Stegmüller W. Der sogenante «Zirkel» des Verstehens // Natur und Geschichte. 10. Deutscher Kongress fr Philosophie. Kiel, 1972. hrsg. von K. Hübner und A. Menne. — Hamburg, 1974.
  211. Хочу подчеркнуть, что несмотря на критические замечания, я во многом согласен с герменевтиками. Но мне кажется, что многое из того, что они пытаются сказать, может быть выражено более ясно и корректно, если освободить их мышление от смутности, свойственной их стилю, и перенести на исторические науки те аналитические методы, которые до сих пор применялись теоретиками науки главным образом к естественным наукам. То, что это можно сделать именно потому, что обе эти ветви познания имеют сходные логические формы — путь даже это и не бросается в глаза — я рассчитываю показать в данном исследовании с достаточной очевидностью. По вопросу критики герменевтики см. также: J. Patzig. Erklären von Verstehen, in: Nenu Rundschau 1973 Vol. 3.
  212. Борхес Хорхе Луис. Проза разных лет. — М., 1984. C. 159.
  213. О значении гёттингенской школы см. Buttcrfield H. Man on his Past. — Cambridge, 1969.
  214. Ср. также: Cassirer E. Die Philosophie der Aufklärung. Tübingen, 1932. S. 269–279.
  215. Webb V. P. The Historical Seminar. Its Outer Shell and its Inner Spirit // Mississippi Vallery Historical Review. 1955–56. Vol. 42.
  216. Voltaire. Essai sur les moeurs et l’esprit des nations, in: Oeuvr. XVIII. Le Pyrrhonisme de l’histoire // Oeuvr. XXVI.
  217. Монтескьё. О духе законов // Избранные произведения. — М., 1955. С. 159–734.
  218. Ср. со статьёй о лорде Актоне: Batterfield H. Man on his Past. — Cambridge, 1969. P. 341.
  219. См. Danto A. C. Analytical Philosophy of History. — Cambridge, 1968.
  220. Согласно мифу Елена, жена Менелая, была дочерью Леды и Зевса. Троянская война, вызванная похищением Елены троянским царевичем Парисом, закончилась разрушением и сожжением Трои. Предводитель осаждавших Трою ахейских племен царь Агамемнон был предательски убит своей женой Клитемнестрой и её любовником Эгисфом после возвращения из троянского похода. — Прим. ред.
  221. Я благодарен профессору Трунцу за указание на то, что сходные мысли и похожим образом выразил Гёте в своём сочинении «Повторные отражения» (Wiedersholte Spiegelungen Goethes Werke. Bd.12. — Hamburg, 1959. S. 322). Там он пишет: «Длительное время пережитое перетекает внутри туда и сюда многие годы. Долго хранившееся, наконец, выговаривается вовне в виде живого воспоминания и снова отражается. Из этого рождается потребность сделать действительным всё то, что удалось вызвать из прошлого. Потребность растёт и, чтобы удовлетворить её, совершенно необходимо вернуться на старое место, чтобы овладеть хотя бы им… И здесь, в этой опустошенной локальности становится возможным создать для себя второе настоящее из обломков бытия и преданий. Как подумаешь о том, что повторные … отражения не только сохраняют прошедшее, но ещё и превращают его в жизнь более высокого порядка, то сразу вспоминается тот оптический феномен, когда изображение, переходя из зеркала в зеркало, не бледнеет, а только ярче разгорается; и это есть символическое выражение того, как история искусств, науки, церкви, а возможно, и политического мира неоднократно повторялась и повторяется до сих пор».
  222. Schadewaldt W. Die Geschichtsschreibung des Thukydides. B., 1929.
  223. Schwartz E. Das Geschichtswerk des Thukydides. — Bonn, 1929.
  224. Schadewaldt W. Die Geschichtsschreibung des Thukydides. S. 7.
  225. «Эргон» есть то «деяние», совершение которого есть выход вещи к полноте своего присутствия; «эргон» есть то, что в собственном и высшем смысле присутствует» (Хайдеггер М. Время и бытие. — М., 1993. С. 241). — Прим. ред.
  226. Schadewaldt W. Op. eit.
  227. Ibid. S. 24.
  228. Ср.: Hübner K. Philosophische Fragen der Zukunftsforschung // Studium Generale. 1971 Vol. 24.
  229. Ср.: Philosophische Fragen der Zukunftsforschung.
  230. Ср.: Rehm W. Der Untergang Roms im abendländischen Denken. — Leipzig, 1930.
  231. Ктесибиос из Александрии сконструировал, помимо всевозможных безделушек, водяной орган и водяной насос. Heron von Alexandria: Druckwerke und Automatentheater. — Leipzig, 1899. Он создал аппараты, основанные на использовании давления сжатого или подогретого воздуха или пара. При этом он применял зубчатые колеса, винты, цилиндры с поршнями и так далее. Вот несколько примеров: жертвенный сосуд, из которого вытекает святая вода, когда в него бросают монету; механический театр, изображающий храм, двери которого сами собой открываются, когда зажигается жертвенный огонь, и закрываются, когда огонь гаснет; и так далее.
  232. Tartaglia N. Quesiti et inventioni diverse. Venezia, 1546.
  233. См. об этом: Hübner K. Von der Intentionalität der modernen Technik // Sprache im technischen Zeitalter — 1968. — Heft 25.
  234. Искусство для искусства (фр.). — Прим. перев.
  235. Далее Нэсмит пишет: «Ни один винт не имел ничего общего со своими собратьями. И эта практика заходила столь далеко, что винт и гайка, принадлежащие к одной паре, помечались специальными значками. Любая путаница влекла за собой множество неприятностей и потерю времени, особенно если детали машин предназначались на запчасти … Своей системой винторезных машин, а также метчиков, чеканов, и вообще винтовых устройств Модсли показал пример и заложил основу для всего того, что впоследствии было сделано в этой наиболее важной отрасли машиностроения. Господин Модсли был также столь любезен, что продемонстрировал мне правильную систему и соответствующие методы обращения с различными материалами, применяемыми в механической технике». (цит. по: Klemm F. Technik. Eine Geschichte ihrer Probleme. Freiburg/Muenchen, 1954. S. 289f).
  236. Примечательно также следующее высказывание Нэсмита: «Работу такого рода он (Модсли) гораздо больше любил ради неё самой, чем ради её материальных результатов» (цит. по: Klemm F. Op. cit. S. 291).
  237. Wendt U. Die Technik als Kulturmacht in sozialer und geistiger Beziehung. — Berlin, 1906.
  238. Fink E. Technische Bildung als Selbsterkenntnis. // VDI-Zeitschrift. 1962. Bd. 104. S. 678f.
  239. Foerster G. Machtwille und Maschinenwelt. — Potsdam, 1930.
  240. Царство человека (лат.). — Прим. перев. Бэкон Ф. Новый органон. // Бэкон Ф. Сочинения, т. 1. — М., 1977.
  241. Dessauer F. Streit um die Technik. Frankfurt a.M., 1956. S. 216f.
  242. Marx K. Grundrisse der Kritik der politischen konomie. — Berlin, 1953.
  243. Jünger F. Der Arbeiter. — Hamburg, 1932.
  244. Litt Th. Naturwissenschaft und Menschenbildung. Heidelberg, 1954.
  245. Spranger E. Lebensformen. Halle, 1922.
  246. Fischer H. Theorie und Kultur. Stuttgart, 1958.
  247. Jünger F. G. Die Perfektion der Technik. Frankfurt a.M., 1949.
  248. Mayer E. von. Technik und Kultur // Kulturprobleme der Gegenwart. Bd. 3. — Berlin, 1906.
  249. Spengler O. Der Mensch und die Technik. München, 1931.
  250. Scheler M. Probleme einer Soziologie des Wissens. Ges. Werke, Bd. 8. Bern; München, 1960.
  251. Хайдеггер М. Вопрос о технике // Хайдеггер М. Время и бытие. — М., 1993. С. 221–238.
  252. См. об этом: Hübner K. Philosophische Fragen der Zukunftsforschung // Studium Generale. 1971. Bd. 24.
  253. Dessauer F. Op. cit. S. 140–142.
  254. Kapp E. Grundlinien einer Philosophie der Technik. Braunschweig, 1877.
  255. Bois-Reymond A. du. Erfindung und Erfinder. — Berlin, 1906.
  256. Mach E. Kultur und Mechanik. Stuttgart, 1915.
  257. Spengler O. Der Mensch und die Technik. München, 1931.
  258. Diesel E. Das Phänomen der Technik. Berlin/Leipzig, 1939.
  259. Ortega y Gasset J. Betrachtungen über die Technik. Stuttgart, 1949.
  260. Хайдеггер М. Вопрос о технике // Хайдеггер М. Время и бытие. — М., 1993.
  261. С точки зрения вечности (лат.). — Прим. перев.
  262. По преимуществу (лат.). — Прим. перев.
  263. Ср.: Stegmüller W. Probleme und Resultate der Wissenschaftstheorie und Analytischen Philosophie. // Personelle und statistische Wahrscheinlichkeit. Bd.IV — Berlin, 1973.
  264. Сжатое изложение этого вопроса можно найти в цитируемой выше работе: Lakatos I., Musgrave A. (Eds.) Criticism and the Growth of Knowledge. — Cambridge, 1970. См. также: Diederich W. (Ed. ) Beitrage zur diachronen Wissenschaftstheorie. Fr. a.M., 1974.
  265. Cassirer E. Philosophie der symbolischen Formen. 2. Teil: Das mythische Denken. Darmstadt, 1953. Кассирер, которому в значительной мере принадлежит эта идея, был, по-видимому, первым и до сих пор последним, кто использовал кантовские категории и формы созерцания в качестве средства анализа мифологических структур. В предлагаемом читателю исследовании использован тот же подход. Вместе с тем это лишь внешнее сходство, поскольку я избрал иной, чем у кантианца Кассирера, исходный пункт: как будет показано, категории и формы чувственности истолковываются здесь совершенно по-другому.
  266. Этот процесс во всей его отчётливости можно проследить в трудах Платона: боги исчезают в образе потустороннего мира абсолютных идей, в то время как искусство отвергается, поскольку, будучи связано с чувственным миром, отражает лишь видимость. Поэты лгут, как сказано в «Государстве» (377 d-e).
  267. Клод Леви-Строс, чьи исследования мифологического мышления основаны на изучении не греческой, а южно-американской и австралийской культуры, суммирует свои результаты под общей рубрикой «pense sauvage». В одноимённой книге он пишет: «До сих пор существуют области, в которых первобытное мышление, как и первобытные виды животных и растений, относительно защищены. Такой областью, например, является искусство, которому наша цивилизация отвела статус национального парка со всеми преимуществами и неудобствами, присущими столь искусственной форме; в особенности же это относится ко многим все ещё «непрозрачным» сферам общественной жизни, где то ли из-за нашего безразличия, то ли из-за неспособности что-либо изменить, а чаще неизвестно почему, первобытное мышление все ещё процветает» (La pense sauvage, P. 1962. P. 290). Следовательно, Леви-Строс исходит в своей работе из универсальных мифологических структур, которые обнаруживают, в сущности, глобальное сходство в масштабах всего мира и поэтому не ограничены лишь сферой греческой культуры. Наше же рассмотрение ограничивается греческим мифом по двум причинам: во-первых, эта область нам наиболее знакома, а во-вторых, как мы уже сказали, наука развивалась в ходе критического взаимодействия с греческим мифом и на его основе. Именно на эту связь следует обратить здесь особое внимание.
  268. Эти представления продолжают заявлять о себе и в трудах Платона: Эрос воодушевляет речь Сократа (Федр, 236–37, 244 а): любящий может быть «одержим богом» (Ibid. 249 c-d) и так далее.
  269. В «Федре» Платон замечает, что каждый бог обладает властью в некоторой определённой сфере (247 а). Такие представления о порядке, очевидно, характеризуют структуру мифологического мышления. Леви-Строс пишет в «Первобытном мышлении» (с. 10): «Первобытный мыслитель проницательно замечает, что «все сакральные предметы должны иметь своё место». Можно даже сказать, что их делает священным нахождение в данном месте, ибо если их переместить в другое, пусть даже мысленно, весь вселенский порядок будет уничтожен. Сакральные предметы поддерживают тем самым вселенский порядок, занимая предназначенное им место. Если тонкости ритуала объяснять извне искусственным образом, они теряют смысл. Они объяснимы лишь с помощью «микро-географии» (microadjustment), приписывающей каждому отдельному творению, объекту или свойству место в некотором классе».
  270. Otto W. F. Die Götter Griechenlands. Fr. a.M., 1970.
  271. Аналитическое разделение мира на абстрактные качественные кирпичики совершенно неведомо мифу. Это было введено философией позднее. Среди «кирпичиков» мы находим то, что напоминает платоновские «эйдосы», так же как и понятия влажного, сухого, тёплого, холодного, земли, воздуха, огня, воды и прочего. С точки зрения мифа, конституирующие мир элементы всегда являются одновременно и гештальтами.
  272. Геродот. Персидские войны. Ч. 2.53; Платон также замечает, что в Гомере усматривали того, кто привил грекам их форму жизни, познакомив их с богами (panta ton autou bion — «Республика», 606 е).
  273. Ранее я говорил о мифе как «закрытой» исторической структуре. Чтобы избежать непонимания, это следует уточнить. Само собой, я не имел в виду, что миф, в той форме, которую ему придали Гомер и Гесиод, навязывал всем грекам мифологической эпохи какой-то жёсткий контроль или что эти два автора могут быть тем самым объединены в качестве представителей единой и унитарной доктрины. Я никогда не оспаривал того факта, что оба они демонстрируют очевидный упадок мифа (в особенности Гесиод). Всё, что я здесь и в дальнейшем утверждаю, касается только очевидных структурных элементов, характеристических признаков мифа, и Гомер, Гесиод и Пиндар служат тому лишь примером. Возможно, что в некоторых местах я допустил излишние упрощения, обобщения и идеализации, но я надеюсь, что классические филологи извинят этот грех и укажут мне на ошибки. Однако им также следует понимать, что начало всегда чревато такими простительными ошибками и что единичное и особенное в принципе невозможно обнаружить, увидеть и упорядочить, если не начать с введения некоторых общих категорий, которые могут в дальнейшем корректироваться своего рода оборачиванием метода (Ruckkoppelingseffekt).
  274. Леви-Строс замечает: «Ошибка Манхарда и школы натуралистов состояла в том, что они представляли миф как объяснение природных явлений, в то время как он является, скорее, средством, при помощи которого миф стремится объяснить явления логического, а не природного свойства» (La pense sauvage, p. 126). Эти «логические сущности» — ничто иное, как априорные представления о порядке, присущие мифу.
  275. Г. Крюгер приходит к аналогичному выводу. В своей книге о Платоне (Einsicht und Leidenschaft. Fr. a.M., 1947) он пишет: «То, что Кант продемонстрировал применительно к современному научному опыту, имеет отношение к опыту вообще: он не только представляет собой не одно лишь чувственное восприятие, но, более того, является схватыванием и пониманием данного в чувственности с помощью априорных возможностей. Там же, где сущностные основания вероятной и изменчивой реальности не обнаруживаются в природе суверенного Я, но полагаются за его пределами, там опыт принимает религиозную форму. Личность, воплощающая в себе внешние по отношению к человеку силы, находится в обратном отношении к фундаментальному сознанию свободы внутри человека» (S. 14).

    Тем самым Крюгер выходит далеко за пределы категориального различия между мифологическим и научным типами мышления, рассматриваемым здесь, и пытается отнести оба к единой первооснове — человеческому самосознанию. По Крюгеру это априорное самосознание человека, будучи абсолютным условием его «возможного опыта», является мифологическим в том смысле, что характеризуется сознанием своей подчинённости внешним силам, в то время как научному сознанию свойственна обусловленность «актом спонтанности и свободы», который, как трансцендентальная апперцепция, принадлежит сущности человека. Крюгер также считает (S. 23), что «мифологический способ миропонимания результируется в таком образе мира, который, будучи в высшей степени чуждым современности, всё же является эмпирическим видением мира».

    И, наконец, последнее (S. 24): «Раскованная впечатлительность (здесь имеется в виду свойство человека мифологической эпохи) позволяет рассматривать непреодолимые природные силы в качестве того, что осуществляется через личное начало». И здесь, по-видимому, подходящий момент, чтобы выразить своё несогласие с типичным возражением, часто выдвигаемым против такой интерпретации, которую я в значительной мере разделяю с Крюгером. Такого рода возражение представлено в рецензии Манассе на книгу Крюгера (Philosophische Rundschau. 1957. Вып. 1): «Однако поскольку исследование Крюгера направлено на различение между современным и мифологическим образом мышления, оно базируется … на весьма сомнительных упрощениях. Изображение мифологического бытия как полностью лишённого самосознания, как это сделано Крюгером, может быть отнесено к абстрактному пониманию последнего». Это так же правомерно, как и утверждение, что, к примеру, в Средние века не все поголовно верили в христианство, если говорить о Средневековье в целом; но это ничего не меняет применительно к правомерности разработки вопроса о фундаментальных и универсальных структурах некоторого типа мышления, чтобы иметь возможность чётко отличить его от других типов. Если же такое право отрицается, то это чревато большой опасностью для истории культуры, а именно, опасностью впасть в филологические детали и стать тем самым бесплодной. К примеру, современный упадок классической филологии, которая сегодня стала лишь тенью этого ценного и значительного феномена прошлой культуры, в немалой степени может быть выведен из этого недостатка — потери перспективы и воображения.

  276. Платон описывает это с особенной ясностью в Ионе (533 d-e), где он говорит о поэтическом воодушевлении как божественной силе в человеке и уподобляет его магниту, поскольку оно переносит свою силу от музы к поэту и от рапсода к аудитории.
  277. Прочитав рукопись настоящей главы, Фейерабенд привлёк моё внимание к тому обстоятельству, что в мифологическую эпоху были такие периоды, когда бог мыслился как находящийся лишь в одном месте, а именно там, где была его резиденция. Представление о том, что бог присутствует лишь в некотором определённом месте, к примеру, в Дельфах или на Олимпе, является верованием также и последующей эпохи, когда богу уже приписывалась большая свобода передвижения. Я вместе с тем не вижу здесь противоречия с моим описанием отношения целого и части, субстанции и личности, поскольку присутствие бога может переживаться весьма различным образом: иногда присутствует лишь неясное чувство или ощущение божественного, в других случаях его можно и непосредственно увидеть. Бог мог быть поистине вездесущим, однако, наиболее полное чувство его присутствия переживалось, по-видимому, лишь в определённых священных местах.
  278. Grönbech V. Götter und Menschen. Griechische Geistesgeschichte II. Reinbeck; Hamburg, 1967. Здесь я стремился ввести понятие «архэ» в некотором более точном смысле, чем Гренбех.
  279. Кассирер использует это понятие в сходном контексте. По этому поводу в уже упомянутой книге Крюгера «Рассудительность и страсть» есть одно замечание: «Если современное понимание времени, производное от ньютоновской физики, полагает его как само по себе «пустое» и независимое — как, согласно формулировке Канта, предмет «чистого созерцания», то в античном мышлении оно выступает как конкретное время субстанциального бытия (die Zeit eines Seienden), то есть прежде всего как длительность и конечность живого, принадлежащего этому жизненному времени (Lebenszeit). И слово, обозначающее вечность, — эон — первоначально значило именно «жизненное время». Ньютоновское «абсолютное время», определяющее современное популярное представление о времени, является, собственно говоря, абстрактным обобщением всех возможных конкретных «времен» в античном смысле» (с. 166).
  280. Очевидно, что для того, чтобы прояснить различие между современным и античным типом созерцания, не нужно обращаться, как это делает Крюгер, к ньютоновскому пониманию времени (см. пред. прим). Понятие времени как континуума точек, внутри которого явления упорядочиваются в соответствии с законами причинности и которое тем самым полагает время как полностью оторванное от объектов, можно найти также, например, в теории относительности. Единственное отличие состоит в том, что «пустое» время, никак функционально не связанное с движущейся материей, здесь исчезает.
  281. Fränkel H. Die Zeitauffassung in der frühgeschichtlichen Literatur // Tietze (Hrsg.): Wege und Formen frühgeschichtlichen Denkens. München, 1955.
  282. Здесь мы, по-видимому, снова имеем дело с универсальной структурой, которая встречается во всех мифологически-детерминированных культурах. Так Элиаде, вероятно, второй по значительности современный исследователь неевропейского мифа после Леви-Строса, пишет: «В качестве обобщающей формулы можно сказать, что «проживая» миф, человек выходит из профанного, хронологического времени и вступет в иное качество времени, в «сакральное» время, пра-бытийственное и циклическое одновременно» (Eliade M. Myth and Reality. — NY, 1968. P. 18).
  283. См. снова Элиаде. P. 8: «Главная функция мифа в том, чтобы предоставить примерные модели всем человеческим ритуалам и важным формам человеческой деятельности — питанию или браку, работе или образованию, искусству или мудрости». И здесь же (р. 18): «Поэтому миф образует парадигму всех значительных человеческих действий». Очевидно, что выражения «модель» и «парадигма» неточны, поскольку речь идёт не о копировании этих структур, но скорее о реальном воспроизведении пра-событий. Вместе с тем Элиаде именно такой смысл и вкладывает в данные термины, что станет ясно из нижеследующих цитат.
  284. Cassirer E. Ibid. S. 52.
  285. Ibid. S. 51.
  286. Ср.: Элиаде. Цит. соч. P. 19: «Проживание мифа тем самым предполагает подлинно «религиозный» опыт, поскольку он отличается от обычного опыта повседневной жизни. «Религиозность» этого опыта обязана тем, что в нём воспроизводятся сказочные, волнующие, важные события; человек вновь присутствует при исторических деяниях сверхприродных сил, прерывает своё повседневное существование и вступает в запредельный лучезарный мир, пронизанный присутствием божества. Здесь происходит не представление, а восстановление мифологических событий. Протагонисты мифа присутствуют в нём, он становится их современностью. Это предполагает, что они живут уже не в хронологическом времени, но в пра-времени, именно тогда, когда данное событие случилось впервые… Стремление вновь пережить это время, воспроизводить его по возможности часто, вновь присутствовать на спектакле божественных деяний, встречаться со сверхъестественным и повторять их креативный урок оказывается образцом всех ритуальных способов воспроизводства мифов».
  287. Леви-Строс также обрисовал мифологическое представление о времени, сильно отличающееся от предлагаемого мной, на примере ритуалов скорби и исторических ритуалов австралийских аборигенов: «Можно видеть, что функция системы ритуалов состоит в преодолении и интеграции трёх противоположностей: диахронного и синхронного; периодических и непериодических свойств, причём последние могут тоже повторяться; и наконец, в рамках диахронности обратимого и необратимого времени, поскольку хотя настоящее и прошлое теоретически разведены, исторические ритуалы вносят прошлое в настоящее, а ритуалы скорби — настоящее в прошлое, и эти два процесса не идентичны: можно сказать, что мифологические герои и в самом деле возвращаются» (Цит. соч., с. 237). «Праздничные и похоронные ритуалы постулируют возможность перехода от прошлого к настоящему» (там же). Следовательно, можно было бы также напомнить, что ритуал католической мессы может быть постольку понят мифологически, поскольку пра-событие Эвхариста действительно повторяется и не является простым «представлением». О связи католического ритуала и античной жертвы см. в: H. Lietmann, Messe und Herrenmahl, Bonn, 1926. И ещё одна цитата из Элиаде, р. 13: Именно здесь мы обнаруживаем величайшее отличие античного человека от современного: необратимость событий, считающаяся характерным признаком истории сегодня, тогда вовсе не рассматривалась в качестве таковой».
  288. Именно в силу этого человек мифологического образа мышления не воспринимает вечное возвращение как статичное и безжизненное бытие явлений, как это может казаться нам, ориентированным на беспокойный и непрерывный прогресс. Для человека Античности все удостоверяется ссылкой на то (Леви-Стросс, с. 236), что это было получено от предшествующих поколений. Говоря об австралийских аборигенах, Леви-Строс цитирует Стрехлова: «В мифах мы видим дикаря в его привычных занятиях — охоте, рыболовстве, собирательстве растительной пищи, приготовлении еды, изготовлении орудий. Все занятия восходят к тотемическим предкам; и здесь также дикарь слепо следует традиции: он привязан к примитивному оружию, используемому его предками, и его не посещает мысль об его усовершенствовании» (р. 235).
  289. Grönbech. Götter und Menschen. P. 169.
  290. Ibid.
  291. Ibid. P. 170.
  292. Ibid. Крюгер также замечает (цит. соч. S. 38): «В мире мифа все имеет иное лицо, чем в последующем, рационально организованном мире». (Очевидно, он имел тем самым в виду не то, что античный мир был в некотором смысле «иррациональным», но скорее то, что он не был под контролем научного разума).
  293. Одну из следующих публикаций я посвящаю специально теории мифа.
Приме­чания: Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце издания.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения