Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Пол Фейерабенд. Избранные труды по методологии науки. Часть I. Объяснение, редукция и эмпиризм. Примечания

  1. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 18, с. 139.
  2. См., например: Никифоров А. Л. Критический анализ буржуазных концепций развития науки. — В: Материалистическая диалектика как общая теория развития, т. 2. — М., 1982, с. 300310; он же: От формальной логики к истории науки. Критический анализ буржуазной методологии науки. — М., 1983, гл. 4; Панин А. В. Диалектический материализм и постпозитивизм (критический анализ некоторых современных буржуазных концепций науки). — М., 1981, гл. 4; Зиневич Ю. А., Федотова В. Г. Проблемы теории развития науки и методологический анархизм П. Фейерабенда. — В: Вопросы теории естествознания и техники. — М., 1980, М 3; Касавин. Т. Наука и идеология в эпистемологическом анархизме» П. Фейерабенда. — В: Вестник Московского университета, серия: Философия, 1983, № 1; он же: Традиции и плюрализм: к критике культурологии П. К. Фейерабенда. — В: Вопросы философии, 1984, № 6; Он же и Филатов В. П. История научных традиций в интерпретации П. Фейерабенда, — В: Вопросы истории естествознания и техники. — М., 1984, NQ 4; Нарецкий И. С. Методология и эпистемология К. Поппера в их существе и следствиях. — В: «Критический рационализм»: философия и политика. — М., 1981, с. 90; он же: Методология П. Фейерабенда как антидиалектическая конструкция. — В: Философока думка. — Киев, 1984, NQ 3 (на укр. яз).
  3. Ранние работы Фейерабенда собраны в издании: Fеуеrаbend Р. К. Realism, rationaIism, and scientific method. Philosophical Papers, Vol Sydney, 1981. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 80.
  4. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 80.
  5. См. Ленин В, И. Полн. собр. соч, т. 26, с. 354 и т. 30, с. 133.
  6. См. Wissenschaftstheorie, Wissenschaft und Philosophie. AbhandIungen des internationalen Kolloquiums uber die Philosophie der Wissenschaft. — London, 1965, Bd. 4.1 Вrаunsсhwеig, 1974.
  7. См. Поппер К. Логика и рост научного знания. Избранные работы. — М., 1983, с. 62–65; ер.: «Критический рационализм». Философия и политика. — М., 1982, с. 79–91. Но принцип пролиферации не совпадает с принципом фальсифицируемости в том отношении, что не является критерием демаркации между наукой и тем, что лишено научного смысла: самые разные утверждения «годятся», по Фейерабенду, на роль выразителей научного смысла, в том числе и те, которым Поппер отказывал в научной осмысленности.
  8. Фейерабенд П. Ответ на критику. — Сб.: Структура и развитие науки. Из Бостонских исследований по философии науки. — М., 1978, с. 420.
  9. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 18, с. 145–146.
  10. Фейерабенд П. Ответ на критику с. 421.
  11. Там же, с. 422.
  12. Fеуеrаbеnd Р. Science in а Free Society. — London, 1978, р, 40. См. наст. изд., с. 499.
  13. См., например: Мамчур Е. А. Проблема «несоизмеримости теорий». — С. 6.: Ленинская теория отражения в свете развития науки и практики. София, 1981, т. 2, разд. 2, гл. 6. Автор этой статьи выделила в понятии «несоизмеримость теорий» три момента: несопоставимость, несравнимость и отрицание наличия критерия соизмеримости. Первые два противоречат реальной практике развития науки. Только в последнем из этих трёх моментов имеется некоторый рациональный смысл: абсолютно действующего такого критерия на самом деле не существует, однако имеются относительно действующие критерии, в конечном счёте восходящие к критерию практики. Зарубежную библиографию см. в книге: Воstоп Studies for PhiIosophy of Sсiеnсе, Wаrtоfskу М. М. (ed.), Dordrecht, 1963.
  14. Никифоров А. Л. От формальной логики к истории науки. Критический анализ буржуазной методологии науки. — М., 1983, с. 147.
  15. См. Маркс К. Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 456.
  16. См. Ленин В. И. Полн. собр, соч., т. 29, с. 191–192.
  17. Fеуеrаbеnd Р. Science in а Free Society, р. 70.
  18. См. Фейерабенд П. Ответ на критику. В: Цит. соч., с. 457.
  19. См. Фрезер Д. Золотая ветвь. Исследование магии и религии. — М., 1980, с. 76.
  20. Гегель Г. В. Ф. Наука логики, Соч., т. 1. — М., 1970, с. 107.
  21. Аналогичный упрёк выдвигает и С. Тулмин (см. Тулмин С. Человеческое понимание. — М., «Прогресе», 1984, с. 258).
  22. Fеуеrаbеnd Р. К. Explanation, Reduction, and Empiricism.In: Minnesota Studies in the Philosophy of Science. Vo1. I 11, Feigl Н. апп Maxwell G. (eds). — Minneapolis, 1962, р. 28–97. — Прим. ред.
  23. В последующем изложении я буду придерживаться обычного различия между эмпирическими обобщениями, с одной стороны, и теориями — с другой. Эмпирическими обобщениями являются утверждения вида «все А есть В» (А и В не обязательно должны быть наблюдаемыми сущностями), которые проверяются путём исследования примеров (объекта вида А). Универсальные теории, например теорию гравитации Ньютона, нельзя проверить таким путём. Их проверка, грубо говоря, состоит из двух шагов: 1) выведение эмпирических обобщений с помощью подходящих граничных условий; 2) проверка этих обобщений указанным выше образом. Тот факт, что универсальные теории могут быть выражены (и обычно выражаются) в форме «все А есть В», не должен вводить нас в заблуждение, ибо если в случае обобщений данная форма самым непосредственным образом отображает процедуру проверки, то для теорий не существует столь же непосредственного отношения между их формой и процедурой проверки. Сходство форм привело многих авторов к мысли о том, что и процедура проверни будет одной и той же в обоих случаях.
  24. Нагель изложил свою теорию в работе [281]. я буду цитировать эту статью по её перепечатке в сборнике [70], с. 288–312.
  25. О теории Гемпеля и Оппенгейма см. статью [184]. Я буду цитировать её перепечатку в [94], с. 319–352.
  26. О важных исключениях см. прим. 90.
  27. Относительно этого сходства см. обсуждение эссенциализма Поппером в работе [З05], гл. 111, а также совершенно иной подход Дьюи, высказанный в работе [72], гл. 11.
  28. Как будет покааано в разд, 2, эмпиризм 1930-х годов был очищен в требуемом здесь смысле. Однако позднее современный эмпиризм вновь усвоил некоторые совершенно нежелатеяъные принципы традиционной философии.
  29. см. [308] и [306]. Основные идеи статьи [306] можно обнаружить в работе [304], которая была написана раньше.
  30. Здесь я ссылаюсь на работу Кернера [220] и прекрасную статью Селларса [355].
  31. В лекции, прочитанной в Стэнфордеком университете в сентябре 1960.
  32. См. Патнэм [320], — Прим. ред.
  33. [70], с. 301. Более развёрнутая форма этого условия названа «условием выводимости» на с. З54 работы [282].
  34. [70], с. 301 (курсив мой. — Прим. авт.). См. также [282], с. З45–352.
  35. [З08], равд, 12.
  36. [184], с. З21.
  37. Это сделал лишь один Нагель, который в своей работе 1282], с. 338, определяет редукцию как «объяснение пекоторой теории или множества экспериментальных законов, установленных в одной области исследований, посредством теории, которая обычно, хотя и не обязательно, сформулирована для неиоторой другой области». Отсюда следует, что условие инвариантности значения, сформулированное им для процесса редукции, остаётся справедливым также и для объяснения. На с. 86–87 его работы инвариантность значений терминов наблюдения сформулирована совершенно чётко: экспериментальный закон «сохраняет значение, которое может быть сформулировано независимо от [какой-либо] теории… [Он] … существует сам по себе, независимо от наличия некогорой теории, которая может объяснять этот закон».
  38. Позицию Карнапа см. в [48], в частности на с. 223–224.
  39. Там же, с. 223: «Установлено, что при данных обстоятельствая любое конкретное утверждение можно рассматривать как протокольное».
  40. См. Поппер [308], с. 98.
  41. Поппер [308], с. 103. Сам Поппер не ограничивается характеристикой утверждений наблюдения классической физики.
  42. Карнап [49], с. 63, разъяснение 1. Ссылки на страницы этой статьи даны по её перепечатке в [94], с. 47–92.
  43. Там же. с. 69.
  44. Об этой терминологии см. Моррис [279], с. 6.
  45. Опять см. разъяснеиие 1 в, [4.9], а также моё уточнённе этого разъяснения в [105].
  46. Относительно ссылок на историю см. [63], в частности статьи о теории флогистона (дж. Б. Конант) и о разработке понятия температуры (Д. Роллер).
  47. См. Карнап [46] и [47].
  48. Яркое описание этого различия см. у Поппера [305], гл. 5.
  49. Подробное обсуждение этих парадоксов см. в моей статье [105], особенно разделы 4 и 5.
  50. Изложенная критика той идеи, что интерпретация утверждения однозначно детерминирована ощущениями, сопровождающими его проианесение, была высказана Витгенштейном в его работе [393]. В этой книге подчёркнута также мысль о том, что интерпретация зависит от включения предложения в некоторый язык. Однако я не думаю, что у Витгенштейна было ясное представление о том, что мы называем прагматической теорией наблюдения. Он не осознавал, что языки не замкнуты на самих себя, а являются средством выражения теорий и могут и должны быть отброшены, как только опровергается соответствующая теория. В противоположность этому он подробно останавливается на трудностях, с которыми сталкивается попытка фундаментального изменения языка, и тем самым внушает мысль о том, что серьёзные изменения неосуществимы. Причина столь пессимистического мнения, по-видимому, совпадает с одной из тех, которые я кратко обсудил во вводной части настоящей статьи: считается, что всеохватывающий характер языка не позволяет указать оснований. для его устранения. О проявлении этого пессимизма в решении более конкрегных проблем см. Хэнсон [172]. особенно гл. III и V. Критику см. в моей рецензии на работу Хэнсона в [109].
  51. В работе [107] я проанализировал некоторые следствия использования неопровержимых утверждений наблюдения и указал некоторые основания для их устранения из корпуса конкретных наук и познания в целом.
  52. См. Гемпель [185], особенно прим. 10.
  53. См. Карнап [51], с. 47.
  54. Подробную критику этого утверждения см. в моих статьях [101] и [135].
  55. Карнап [51], с. 40.
  56. Там же, с. 69.
  57. [27], с. 209. Более подробный анализ философии науки Бора см. в работе [106].
  58. В дальнейшем нам нет необходимости проводить различие между Т и Т1, поэтому мы его опускаем. Такие термины, как «совместимо», и не совместимо и «следует из», применяются к парам теорий Т, Т1 и при этом означают, что Т вместе с условиями применимости Т1, или граничными условиями, характеризующими область D1, совместима с Т1 или достаточна для выведения Т1.
  59. [183], с. 105, условие (8.3). Моё внимание к этому свойству теории Гемпеля привлёк Дж. Уоткинс.
  60. [259], с. 364.
  61. Гораздо более ясное провозглашение того, что в [259] выcтупает T лишь в качестве намека, см. в работе [54].
  62. Борн полагает, что это допущение обосновано доказательством фон Неймана. В этом он ошибается, см. [103]. Однако существуют другие, н вполне правдоподоёные аргументы, обооновыеающие несовместимость детерминизма и волновой механики, поэтому я считаю данное допущение несомненным. Обзор этих аргументов дан в [111]. Следует заметить, что сам фон Нейнан не разделял индуктивизма Борна, см. [284], с. 327.
  63. [31], с. 109. В своём истолковании отношения между законами Кеплера и теорией Ньютона, которое, по его мнению, справедливо для всех пар теорий, пересекающихся в определённой области и адекватных в этой области, Борн явно принимает утверждение 5). Анализ индуктивизма Борна см. в работе Поппера [309].
  64. см. [104].
  65. см. [246], с. 22. См. также объяснение Комплов-эффекта фон Нейманом в работе [284], с. 211–215.
  66. Ср. [106], [110], [125] [70], с. 291, Я понимаю, что с точки зрения истории проводимое мною обсуждение неадекватно. Однако здесь меня интересует только методологический аспект, поэтому я позволяю себе вольности, недопустимые в историческом сочинении] Такое предположение высказал мне профессор В. Крафт.
  67. В частной беседе это подчёркивали Крафт (Вена) и Ривин (Беркли).
  68. Как указал мне Дж. Уоткинс, это обесценивает усяовизв 9.1 и 9.2, сформулированные Гемпелем в [183]. Попытка внеста логический порядок в отношение между предложениями наблюдения и более точными предложениями, выводимыми из теории, была предпринята профессором С. Кернером ([220], с. 140).
  69. Ниже будет показано, что даже это условие является чрезмерно строгим.
  70. см. [389].
  71. Что делают Бор, Гейзенберг и фон Вайцаекер в своих философских сочинениях, а также некоторые последователи Витгенштейна. О воззрениях названных физиков см. [108], [125] и конец разд. 7 настоящей статьи.
  72. См. Т. Кун [229]. с. 128.
  73. см. [110].
  74. См. Панофски Е. [291].
  75. Это справедливо главным образом для тех грубых теорий индукции, которых неявно придерживаются многие физики. Мне представляется, что анализ и критика таких теорий являются гораздо более эффективным способом успешного развития научного познания, нежели изобретение технически изощренных теорий подтверждения, которые не представляют интереса для учёных вследствие того, что их нельзя применить к отдельной универсальной теории. К сожалению, многие философы науки считают ниже своего достоинства обсуждать такие грубые, но эффективные теории, и предпочитают разрабатывать высокотехничные, но, увы, совершенно не эффективные и бесполезные теории. Краткое обсуждение статьи Гемпеля призвано показатъ, что аналогичные возражение можно высказать против некоторых идей современных эмпиристов.
  76. См. об этом Карнап [51], с. 40.
  77. Более подробный анализ теорий, разделе, см. в работе М. Клагетта [59]. раздела см. Дж. Бернет [41], а также [309].
  78. См. Аристотель [4], т. 3, О возникновении и уничтожении, А 325 а.
  79. Теофраст. Цит, по: Бернет [41], с. 333.
  80. См. Клагетт [59], с. 425.
  81. Скобки я поставил потому, что в ранних формах теории импетуса рассмотрение направления движения в явном виде отсутствовало.
  82. Существовали теории, в частности теория передачи Абу Бараката, для которых можно было ожидать количественных расхождений с теорией Ньютона: в этих теориях импетус со временем уменьшается аналогично тому; как горячая кочерга, вынутая из огня, постепенно теряет своё тепло; см. Клагетт [59], с. 513.
  83. См. Нагель [70], с. 301.
  84. См. Клагетт [59]. с. 523.
  85. Анализ обсуждения различий между импульсом и импетусом см. в работе А. Майер [262]. В связи с последующим см. Мо Бунге [39]. гл. 4.4.
  86. Нагель [70], с. 302.
  87. Там же (курсив мой. — Прим. авт.).
  88. Наиболее ясно на это указал К. Поппер [308], гл. [10].
  89. Если я не ошибаюсь, этого мнения придерживается мой оллега профессор Т. Кун.
  90. См. Гемпель и Оппенгейм [184], с. 323.
  91. Наряду с другими это «открытие» сделал профессор Баркер.
  92. См. его статью в [95], мою критику и его ответ там же.
  93. Следует указать, что почти все утверждения, которыми заканчиваются многоречивые исследования лингвистических философов, обладают этим двойственным характером. С одной стороны, они как будто относятся только к значениям терминов и поэтому безвредны и неинтересны (хотя находятся покупатели и на такой товар). Однако более тщательный анализ часто обнаруживает, что под этими лингвистическими погремушками укрываются от критики некоторые весьма сомнительные теории и методологические правила. Остановимся на примере, приведённом в тексте: вполне может случиться, что в некоторых дисциплинах слово «объяснение» употребляется так, что оно не нуждается в дополнительных предсназаииях. Этот лингвистический результат можно выразить в утверждении о том, что предсказание несущественно для объяснения (для «объяснения» в новом смысле, характерном для рассматриваемой дисциплины). Затем из последнего результата очень часто делается вывод, что поиск дополнительных предсказаний не нужен и что и без них всё в порядке. Ясно, что такое методологическое следствие можно вывести из лингвистической посылки лишь в том случае, если предположить, что раз объяснение дано, то этого достаточно, уже не обращая внимания на то, в каком смысле слово «объяснение» использовалось в рассматриваемой дисциплине. Это предположение, которое, на мой взгляд, представляет собой умалчиваемую посылку многих современных лингвистических аргументов, выражает мысль о том, что если слово «объяснение» иногда встречается в описании анализируемой процедуры, то этим можно ограничиться. Это, конечно чисто словесная магия. Довольно курьёзно, что под её влияние попадают именно лингвистические философы. Отсюда можно видеть, как плохо понимают язык некоторые из его красноречивых поборников.
  94. Неуклюжие варианты этого аргумента часто встречаются в рассуждениях физиков. Между прочим, следует упомянуть, что условие 8) Гемпеля ведёт к тому же самому результату, то есть к требованию, чтобы новые теории были совместимы с их подтверждёнными предшественницами. Причины, заставляющие нас обсуждать «грубые» аргументы, подобные тому, который приведён в тексте, указаны в прим. 54.
  95. Это рассуждение восходит к Юму. Тот факт, что многие авторы до сих пор все ещё не понимают аргументов Юма, и поэтому их нужно повторять, был подчеркнут Поппером [308], Рейхеибахом [324], Гудменом [160] и другими.
  96. Как уже было отмечено в разд. 4, трудно предположить, что две теории, выдвинутые в разные исторические эпохи, будут опираться на одни и те же наблюдения. Следовательно, данное: условие все ещё является слишком строгим.
  97. см. [183], с. 105.
  98. См. Поппер [308], гл. VI.
  99. Подробный разбор чрезвычайных трудностей, связанных с пониманием движения броуновской частицы, см. в работе Р. Фуэрта [145].
  100. В отношенни последнего требования можно возразить, что если дана определённая теория, то такое расширение её содержания невозможно без изменения самой теории. Это возражение было бы корректно, если бы можно было гарантировать, что интерпретация физической теорин является целиком эмпирической. Как я показал в другом месте (см. [135]), это не так. Поэтому требование роста эмпирической части этой интерпретации вполне разумно.
  101. См. дискуссионные замечания этих двух физиков в [219], а также работу Бома [23].
  102. Интересно детальнее исследовать дилемму индуктивистской философии науки. Начать с того, что радикальный эмпирик требует строго придерживаться фактов и с подозрением относиться к любым обобщениям; суммирование фактов — вот всё, что он может принять, опираясь на опыт. Однако обобщения в конкретных науках играют важную роль; научное познание в конечном счёте есть совокупность теорий. Следовательно, нужно найти методы оправдания этих теорий на основе опыта и построить логику, которая позволит нам, опять-таки на эмпирической основе, придать им некоторую достоверность. Изобретается такая логика, которая обосновывает теории. Однако теперь требование, чтобы будущие теории были совместимы с обоснованными таким образом теориями, оказывается чрезмерно строгим. Выход из этой дилеммы может состоять только в отказе от той идеи, что теории можно обосновать с помощью опыта, и в признании того, что, Поскольку теории выходят далеко за пределы фактов, у нас нет средств (может быть, только психологически) гарантировать их надёжность.
  103. В этом, между прочим, состоит одна из причин, объясняющих, почему аксиоматическое изложение физических принципов, например физики Ньютона, гораздо хуже диалектического изложения, которое сталкивает между собой несколько идей, анализирует их достоинства и недостатки и лишь после этого признает наиболее удовлетворительной одну теорию. Конечно, если считать единственным интересным отношением для теорий отношение между отдельной теорией и фактами и если верить, что эти факты более или менее определённо позволяют выделить единственную теорию, то обсуждение альтернатив можно считать делом истории или психологии и с некоторым смущением стремиться даже умалчивать о тех ситуациях, когда ясное свидетельство фактов ещё не было осознано. Однако как только мы осознаем, что опровержение (и благодаря этому также подтверждение) теории несбходимо связано с её включением в семейство взаимно несовместимых альтернатив, тотчас же обсуждение этих альтернатив приобретает первостепенное значение для методологии и должно быть включено в изложение той теории, которая в конце концов получила признание. По той же причине проведение различия между контекстом открытия (в котором альтернативы рассматриваются, хотя им придают только психологическую функцию) и контекстом оправдания (в котором они вообще не упоминаются) или строгое следование аксиоматическому подходу нужно рассматривать как произвольное и совершенно ошибочное ограничение методологического анализа: многое из того, что в прошлых дискуссиях о научном методе называли «психологическим» или «историческим», на самом деле является важной частью теории научных проверок. Учитывая всё это, увеличение внимания к историческим аспектам методологического анализа и попытки стереть различие между синтетическим и аналитическим следует приветствовать как шаги в правильном направлении. Однако даже здесь встречаются досадные недоразумения. Лишь очень немногие из тех, кто старается привлечь внимание к изучению истории предмета, осознают методологическое значение своих исследований. Для оправдания своего интереса к истории они прибегают либо к психологическим мотивам («исторня даёт мне идеи»), либо к совершенно неприемлемым (гегельянским) понятиям «самовозрастания» знания. Для того чтобы не пасть жертвой всяких псевдофилософских направлений, эти авторы нуждаются в методологической опоре, и я надеюсь, что теория проверки, в самых общих чертах сформулированная выше, даёт такую опору.
  104. В ХХ веке контекстуальную теорию значения наиболее убедительно защищал Л. Витгеншгейн, см. [393] и мой обзор в [102]. Представляется, однако, что эту теорию Витгенштейн был склонен ограничивать рамками его языковых игр: платонизм понятий заменяется у него платонизмом теорий или игр. Краткую критику этой позиции см. в [109].
  105. Учебники и исторические изложения очень часто создают впечатление, будто такие классы никогда не существовали и физики (по крайней мере «великие» физики) сразу же приходили к единственной хорошей теории либо что их существование не заслуживает серьёзного внимания. Это вполне понятно. В конце концов, историки находятся под влиянием индуктивистских идей в той же мере, в какой физики и философы.
  106. Конечно, в наши дни «устранение» принимает более рафинированную форму отказа публиковать (или читать) всё то, что не согласуется с признанной доктриной. Однако такой либерализм действует лишь в отношении физических теорий. Для политических теорий он не существует.
  107. То обстоятельство, что все характеристики абсолютного знания можно воспроизвести, упражняясь в абсолютном конформизме, я считаю наиболее серьёзным возражением против любых претензий на окончательность: можно показать, что, в то время как гипотетическое знание, будучи результатом повторяющихся под огнем критики коррекций, хотя бы отчасти сохраняет контакт с миром, абсолютное знание всецело представляет собой дело рук человека и, следовательно, не может претендовать на фактуальное содержание. Даже устойчивость проверяемых гипотез не может служить знаком их истинности, ибо она может быть обусловлена тем, что наша собственная невнимательность не позволила нам увидеть некоторые наиболее важные проверки. Знака, по которому можно узнать фактуальную истину, не существует. Интересно заметить, что движение к догматизму, описанное в тексте, встречается и в направлениях философии различных школ, и в эмпиризме, особенно в физике: ничто не свидетельствует о том, будто эмпиризм может служить надёжной защитой от мертвящего догматизма. Единственное отличие состоит в том, что его обычно прокламируют в терминах «опыта», а не в терминах «интуиции» или «откровения». См. об этом Дьюи [72], в частности гл. 11.
  108. Как указал мне профессор Агасси, этим методом сознательно пользовался Фарадей, чтобы избежать влияния предубеждений. О роли такого метода в современных дискуссиях по микрофизике см. [111].
  109. Мак-Лаурии [265], с. 28.
  110. [273], с. 445.
  111. Поскольку эта трудность может возникнуть и в области эмпирических обобщений, постольку ортодоксальный подход может оказаться непригодным даже здесь.
  112. Имеется много философов (включая моих друзей из Миннесотского центра), которые согласились бы с тем, что ценность. лингвистического анализа весьма ограниченна. Тем не менее они. считают, что такой анализ необходим, чтобы установить, в какой степени новая теория модифицирует привычный язык. Приведённые выше рассуждения должны показать, что даже эта уступка слишком велика и что лучше двигаться без всякого лингвистического балласта.
  113. Часто можно слышать, что полная замена грамматики и терминологии «старого языка» невозможна, так как этот старый язык нужен для введения нового языка и поэтому заражает своими значениями по крайней мере часть нового языка. На самом деле это рассуждение выглядит странно, если вспомнить о том, что дети усваивают язык без помощи ранее усвоенных способов выражения. Уж не хотят ли сказать, что возможное для маленьких детей будет невозможно для философа, в частности для представителя лингвистической философии?
  114. Нагель [70]. с. 301.
  115. См. Ферми [100], разд. 9.
  116. В данной статье я не буду обсуждать несколько иную ситуацию с первым законом.
  117. Нагель [282], с. 357–358.
  118. см. [107].
  119. Рассуждение, связанное с этим вопросом, можно найти в работе Нагеля [70], с. 293. Мне не совсем ясно, поддержал ли бы Нагель это рассуждение.
  120. Между прочим, кто этот необразованный человек? Цели, для которых его привлекают во многих рассуждениях, показывают, что он не знает ни науки, ни политики, ни религии, ни чего-либо другого. Это означает, что в наше время массовых коммуникаций и всеобщего образования он должен с большой осторожностью читать газету, не включать телевизор на слишком длительное время, а также не слишком часто общаться с друзьями и собственными детьми, и так далее. Таким образом, он должен быть либо дикарём, либо идиотом. Я не знаю, какие мотивы приводят к философии, в которой наиболее интересным языком является язык дикарей и идиотов.
  121. Обсуждение этого и связанного с ним простонародного утверждения о форме и распределении земных вод см. в «Естественной истории» Плиния, кн. П, 161–166, цит. по работе Коэна и Драбкина [60], с. 159–161.
  122. Описание и критику этих попыток см. в [4], т. 3, 294а 12 и сл., см. также [60], с. 143–148.
  123. О понятии пространства у атомистов, которые, по крайней мере начиная с Эпикура, испытали влияние распространённых идей, упомянутых выше, см работу М. Джем мера [201], с. 11.
  124. Этот тезис в дискуссиях со мной высказал Г. Фейгль. О моей собственной позиции см. также работу Ф. Франка [142].
  125. Причиной, объясняющей, почему философы Оксфорда так редко обсуждают влияние астрономии на повседневные языки, является, может быть, дождливая погода, столь частая в излюбленном месте их дискуссий. К сожалению, эта причина не объясняет их невежества в вопросах физики, теологии, мифологии, биологии и даже лингвистики.
  126. [383], с. 150–151.
  127. Астрономия вновь не упомянута. Мне представляется, что проблемы астрономии имели гораздо большее влияние на формирование нашего языка, нежели проблемы восприятия, которые лосят весьма эфемерный и технический характер. Небеса и звезды (которые к тому же считались богами) интересовали каждого.
  128. См. выше, с. 54.
  129. [26], с. 1. Более подробное рассмотрение следующего ниже материала см. в работах [106], [108], [110], [111], [125].
  130. См. Гейзенберг [179], с. 56, и фон Вайцзекер [387], с. 110.
  131. См. также прим. 92.
  132. Это пересказ отрывка из работы Гейзенберга [179], с. 56.
  133. См. исследование Витгенштейном грамматики терминов, относящихся к психическим явлениям, в работе [393].
  134. Глубокий анализ этого условия был дан в [306]. Этот анализ (а также неудовлетворённость работой [381]) послужил исходным пункт от данного исследования проблемы объяснения.
  135. Поппер [306], с. 33.
  136. Как заметил профессор Фейгль, эта трудность возникает также для случая решающего эксперимента.
  137. Разумеется, мотивация робота и воспринимающего субъекта должна быть одной и той же.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения