Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Герхард Фоллмер. Эволюционная теория познания. Часть D. Врождённые структуры

Является ли человеческий дух изначально действительно tabula rasa в смысле строгого эмпиризма? Или уже с рождения он обладает определёнными структурами? В столкновении между этими альтернативами, начиная с Демокрита и Платона до Юма и Канта, «врождённые идеи» играли ключевую роль. В части А, посвящённой историческому рассмотрению, этому вопросу уделено особое внимание. Ответы зависели прежде всего от того, что понималось под врождёнными идеями. Это могли быть представления или понятия, категории, суждения и предрассудки, истины, привычки, логические, моральные или естественные законы, инстинкты, формы созерцания, образцы переживаний (архетипы) или познавательные структуры. Так, в качестве врождённых выступали у:

Платона все абстрактные идеи благо; равенство
Аристотеля аксиомы логики принцип противоречия
Ф. Бэкона идолы рода восприятие образа
Юма инстинкты, правила заключений вывод из опыта
Декарта первые принципы следствия из опыта собственного существования
Лейбница все необходимые истины, многие интеллектуальные идеи, некоторые практические принципы математика и логика, единство, субстанция, стремление к удовольствию, избегание несчастий
Канта «основы» форм созерцания и категорий возможность созерцания
Гельмгольца созерцание пространства трёхмерность
Лоренца образцы поведения, формы созерцания, категории токование, созерцание простран., причинность
Пиаже нормы реакции, когнитивные структуры восприятие
Юнга архетипы анима, дуальность
Леви-Стросса структуры кулинарный треугольник
Хомски универсальная грамматика принцип А-через-А

Кроме Локка, все мыслители, из тех, которые вообще обсуждали эту проблему, рассматривали некоторые структуры в качестве врождённых. Несмотря на это, не было уточнено, что же, собственно, следует понимать под врождённым. Так, понятия врождённого и инстинктивного приобрели дурную славу, потому что оба служили больше в качестве уловки или обозначения чего-то необъяснимого, исключительно мистического.

Было время, когда «врождённое» стояло в списке запрещённых понятий. Между тем в официальной цензуре понятие менялось, но всегда находились учёные, которые предположение о чём-то врождённом рассматривали как ловкий трюк, которым фокусник отвлекает от «действительно научных» исследований. (Lennenberg, 1972, 479)

Так, в XIX и XX столетии вопрос о врождённых идеях рассматривался как преодолённый, как вопрос, на который невозможно ответить или на который дан негативный ответ, или как псевдопроблема. Однако, в последние десятилетия ситуация принципиально изменилась. Благодаря биологии, прежде всего генетике и этологии, мы сегодня лучше знаем, что означает врождённый. Так, инстинкты признаются как наследственные координации, как врождённые, родоспецифические схемы поведения, образцы поведения, нормы реакции, которые доступны эмпирическим исследованиям. «Открытие и описание врождённых механизмов — совершено эмпирическое предприятие и интегральная часть современных научных исследований» (Lenneberg, 1972, 479).

Строго говоря, понятия врождённый и унаследованный нуждаются в различении. Признак является врождённым, если он с рождения имеется в наличии; он является унаследованным, если развит на основе наследственных механизмов. Имеются уродства, которые вызваны ранениями или медикаментами во внутриутробной фазе развития. Они являются врождёнными, но не наследственными. Наоборот, шизофрения является наследственно обусловленной, но не врождённой в строгом смысле, так как возникает обычно после периода детства. Так как, однако, большинство врождённых свойств является также наследственным и, наоборот, наследственные свойства можно рассматривать как «врождённые в латентном состоянии», данное различие не может быть очень строгим. Поэтому мы будем говорить в общем о врождённых структурах и только в сомнительных случаях о врождённых в строгом смысле.

Вопрос о наследственных, генетически обусловленных структурах поднимается, причём всё чаще, в этической, социальной или эстетической областях. Так, в этической области многие этологи (Лоренц, Ардри, Моррис) и психоаналитики (Фрейд, Адлер, Митчерлих) защищают тезис, что имеется врождённая агрессивность, инстинкт агрессивности, который существенно влияет на поведение; но другие это оспаривают 72. Сюда относятся также вопросы о морально-аналогичном поведении у животных, «биология десяти заповедей» (Виклер). В социальной области обсуждают групповые связи, инстинкт ухода за потомством, импонирующее поведение, естественное право и другое. В эстетике — вопросы золотого сечения, симметрии, информационной психологии и информационной эстетики; сопоставляются способности к рисованию у обезьян и маленьких детей.

Некоторые темы психологии животных принадлежат принципиально к этому кругу проблем, например, учение Юнга об архетипах. Их, правда, труднее упорядочить.

Таким образом, в принципе во всех областях духовной активности можно ставить вопрос о врождённых структурах. Мы ограничимся, однако, когнитивной областью, познавательными способностями. Имеются ли врождённые структуры познания? Применительно к животным, ответ прост и однозначен.

Цыплята, высиженные в темноте и не имевшие ещё опыта обращения с пищей, в десять раз чаще клюют шарообразную, нежели пирамидальную пищу; шарик они предпочитают плоской шайбе. Они имеют, таким образом, врождённую способность воспринимать трёхмерность, образ и величину 73. Свежевылупившийся фазанёнок «понимает» призыв ведущей матери своего вида и отвечает на него (и только на него) интенсивными движениями. Кряква, которая выращена изолированно от себе подобных, реагирует на взгляд селезня (и только на него) токованием. Молодой чёрный стриж, который не мог иметь пространственного опыта, глубинных критериев и так далее, так как вырос в тесном гнезде, где невозможно расправить крылья, попадая в воздушное пространство, оказывается полностью готовым оценивать расстояния, понимать запутанные пространственные структуры и находить путь между антенной и дымовой трубой. (Lorenz, 1943, 239; 1965, 315)

Имеется бессознательная, устанавливаемая посредством задатков, органов восприятия классификация окружающего мира на основе значимости его общих признаков для индивида… Большая часть этой классификации является врождённой для животных, она является частью мозговых структур, с которыми, как с другими органами, входят они в окружающий мир. (Sachsse, 1967, 3⅔⅔0)

Как обстоит дело у людей? Ранее было подчёркнуто, что уже любое восприятие богаче простых ощущений. Оно поставляет не только бесструктурную мозаику, но даёт уже интерпретацию находящихся в распоряжении данных. Эта интерпретация является достижением, конститутивным для познания. Восприятие является показательным для всех познающих существ.

Примечательно, что это конститутивное достижение познавательного аппарата одинаково у всех людей (за исключением цветовой слепоты), то есть, хотя и субъективно, но в определённом смысле также и интерсубъективно. Это было бы объяснимо, если бы все субъективные структуры отображали только объективные структуры. Такого эмпирического факта у нас нет. Правда, конструктивный вклад субъекта может состоять в реконструкции внесубъективных структур, например, построении трёхмерных предметов; но он может также производить свои собственные, не соответствующие реальности структуры, такие как цветовой круг, невозможные фигуры, иллюзия движения в кино.

Откуда происходят эти «подлинно субъективные» структуры и почему они одинаковы у всех людей? Ссылка на то, что некоторые из этих структур имеются уже у ребёнка, у новорождённого, не только даёт ответ на этот вопрос, но и ведёт к окончательному опровержению строгого эмпиризма. Если эмпиризм прав, то оптический мир младенца представляет собой ужасный двумерный хаос, в котором практически ничего нет константного, в котором величины, образы, контуры, цвета постоянно изменяются. Результаты психологии доказывают обратное.

В состоянии ли младенцы различать цвета можно проверить, передвигая цветовой пятно на фоне другого цвета одинаковой освещённости, например, красное на зелёном, жёлтое на голубом и так далее. Даже 15 дневные младенцы следят глазами за цветовым пятном и, следовательно, могут различать цвета. (Этот эксперимент одновременно показывает, что дети могут воспринимать движение.) трехмесячные дети рассматривают цветную бумагу дольше, нежели обычный светлый лист бумаги.

Как обстоит дело с пространственным восприятием? Опыты с «канавой» показали, что дети в ползунковом возрасте способны оценивать глубину. Также и по глубинному восприятию маленьких детей (6–8 недель) имеются эксперименты, которые основаны на скиннеровских методах инструментальных условий. Эти дети различали предметы, которые вызывали одинаковый образ на сетчатке, посредством их удаления. В качестве глубинных критериев им служил прежде всего параллакс и, кроме того, бинокулярные критерии.

Врождённые структуры гештальт-восприятия для оптических образцов также легко проверить, так как экспериментатору, как в случае цветового зрения, движение глаз может служить критерием интереса. Новорождённые с первых дней реагируют на карты с рисунком сильнее, нежели на одноцветные. Дети в возрасте между одной и пятнадцатью неделями больше внимания уделяют сложным образцам, нежели простым. Они рассматривают лица дольше, чем другие картины и так далее. Представляется, что лицо для них является наиболее значительным объектом до всякого обучения.

Эксперименты ясно показывают, что определённые способности, например, восприятие движения, цвета, глубины, образа в строгом смысле являются врождёнными 74.

Эти современные открытия тем самым в определённом новом смысле оправдывают Декарта и Канта перед радикальным эмпиризмом, который в течение последних двухсот лет имел в науке почти непререкаемое господство и выдвигал подозрение в ненаучности по отношению к любой гипотезе, которая использовала категорию «врождённости» как категорию познания. (Monod, 1971, 186)

Это, однако, ни в коем разе не означает, что физиологический рост и обучение на основе опыта не играют никакой роли. Скорее, уже в восприятии имеется, без сомнения, сложное взаимодействие врождённых способностей, созревания и обучения. Также и эти фаты должны учитываться в теории познания, которая должна сочетаться с результатами науки.

Приме­чания: Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце издания.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения