Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Герхард Фоллмер. Эволюционная теория познания. Часть В. Постулаты научного познания

1. Постулат реальности: имеется реальный мир, независимый от восприятия и сознания

Этот постулат исключает теоретико-познавательный идеализм, обращён особенно против концепций Беркли, Фихте, Шеллинга или Гегеля, против фикционализма Файхингера или монизма ощущений Маха. Возможно такая позиция будет объявлена наивной. При этом могут быть приведены факты, которые не оспариваются также и здесь, например, что возможны оптические и иные ошибки восприятия; что мир не независимо от языка разделяется на факты или только возможное положение дел; что имеются галлюцинации, бред и безумие; что наши ощущения, восприятия, представления, знания частично обусловлены субъектом через наш язык и структуры нашего познавательного аппарата.

На основе такой критики заключают, что всё познание якобы субъективно и речи об объективной действительности и объективном познании якобы наивная фикция. По этому поводу нужно сказать, что также и для субъективности всех высказываний нет доказательств; что предположение о существовании внешнего мира является гипотезой, которая имеет выдающееся подтверждение; что имеются аргументы, делающие такую гипотезу очевидной (они приведены далее); что такая позиция совсем не идентична с позицией наивного реализма, так как о структуре и познаваемости этой «объективной реальности» ещё ничего не говорится.

2. Постулат структурности: реальный мир структурирован

Априори ведь следовало бы ожидать хаотического мира, который мышлением никоим образом не постигаем. Можно было бы ожидать, что мир только постольку является закономерным, поскольку мы его упорядочиваем. Это был бы порядок, сходный с алфавитным. Однако тот порядок, который создан, например, в ньютоновской теории гравитации имеет совершенно другой характер. Даже если аксиомы, теории созданы людьми, успех таких начал предполагает высокий уровень порядка объективного мира. (Einstein in Wickert, 1972, 119f)

В качестве структур рассматриваются: симметрии, инвариантности, топологические и метрические структуры, взаимодействия, естественные законы, вещи, индивиды, системы. «Так, например, я верю, что универсум подчиняется никогда не разрушаемому единству не противоречащих друг другу естественных законов 19. Это убеждение, которое для меня лично имеет аксиоматический характер, исключает сверхъестественные события» (Lorenz, 1973a, 87). Сами упорядочивающие принципы (структуры) являются реальными, объективными, действительными. Также и мы, с нашими чувственными органами и когнитивными функциями принадлежим реальному миру и имеем определённую структуру. Лишь для рассмотрения познавательного процесса мы различаем внешний мир и сознание.

3. Постулат непрерывности: между всеми областями действительности существует непрерывная связь

Если иметь ввиду кванты действия, элементарные частицы, мутационные скачки, революции и фульгурации, то, быть может, более подходящим названием будет квази-непрерывность. Во всяком случае, нет непроходимой пропасти между мёртвой материей и живыми организмами, между растениями и животными, между животными и человеком, между материей и духом.

Некоторые гуманитарии настаивают на резком противопоставлении; они говорят: человека мы понимаем, а неживую природу — нет. Не нужно спорить о словах; но важно не забывать о непрерывной связи, которая существует в действительности между резко различными граничными случаями. (V. Weizsacker, 1970, 17)

История науки показывает, как плодотворна была аксиома непрерывности. Ньютоновская теория гравитации (1666/87) показала, что «подлунные» и «надлунные» законы одинаковы. Посредством синтеза мочевины Вёлер в 1831 году доказал возможность получения органических субстанций из неорганических. Шлейден и Шванн в 1838 году установили, что все организмы состоят из клеток. Также и генетический код, согласно исследованиям последних лет, является универсальным. Лишь делом времени является создание биологически активных организмов из нейтрального материала. Уже в 1967 году удалось синтезировать вирус, который размножается и поражает бактерии. Остаётся, правда, вопрос, можно ли рассматривать вирусы как живые существа, так как у них нет обмена веществ и они существуют только в живых субстанциях 16.

4. Постулат о чужом сознании. Также и другие индивиды (люди и животные) имеют чувственные впечатления и сознание

Этот постулат находится в соответствии с предположениями большинства биологов, физиологов и психологов. Его отрицание ведёт к стерильному солипсизму, который исчерпывается в самовопрошании. То, что мы «верим» в субъективные переживания также и у животных, свидетельствуют законы и объединения защиты животных.

Моё знание о субъективных переживаниях окружающих меня людей и моё убеждение, что также высшие животные, например, собака имеют переживания, родственны друг с другом… Большой заслугой моего уважаемого, недавно умершего учителя, Карла Бюлера, является неопровержимая демонстрация того, что предположение о другом переживающем человеческом субъекте есть неизбежный мыслительный ход, в подлинном смысле априорная необходимость мышления и созерцания, такая же очевидная, как какая-либо аксиома. Бюлер говорил поэтому о «ты-очевидности» (Lorenz, 1963, 360)

Альтернативой была бы позиция бихевиоризма, согласно которой исследование должно ограничиваться анализом и описанием поведения и избегать психологических терминов. Бихевиоризм есть разновидность психологического позитивизма. Правда, он (позитивизм) содействовал элиминации из науки ложного антропоморфизма; однако последовательное отрицание психологических понятий не нужно и невозможно. Это является ненужным, потому, что все науки гипотетичны и содержат теоретические понятия. Розенблют (1970, 67) остроумно выразил это следующим образом: «Когда я не согласен с бихевиоризмом, я не согласен не со способом его выражения, не с его синтаксисом или выбором слов, а с его идеями и суждениями». Но отрицание также совершенно невозможно, потому что сложные психические процессы ещё совершенно недостаточно или совсем не объясняются соответствующими физиологическими процессами (Rensch, 1968, 191).

5. Постулат взаимодействия: наши чувственные органы аффицируются реальным миром

Это значит, что внешняя поверхность нашего тела обменивается энергией с окружением. Некоторые из изменений в чувствительных клетках обрабатываются как сигналы и направляются далее. Некоторые из этих возбуждений подвергаются специальной обработке в нервной системе и в мозге. Они становятся воспринимаемыми, интерпретируются как информация о внешнем мире и осознаются. С этой каузальной теорией восприятия (causal theory of perception) работает в принципе любой психолог. Уже восприятие состоит в бессознательной интерпретации чувственных данных и в реконструкции гипотетически предполагаемого внешнего мира (подробнее мы обратимся к этому далее).

6. Постулат функции мозга: мышление и сознание являются функциями мозга, естественного органа 17

Результаты исследований мозга, например электроэнцефалография (запись волн мозга), фармакологии и экспериментальной психологии, например, исследований сна, подтверждают гипотезу, что все явления сознания связаны с физиологическими процессами. Эта гипотеза называется иногда психологической аксиомой. Насколько далеко распространятся такая связь, — вопрос, на который можно дать эмпирический ответ, — обсуждается в главе «Сознание и мозг».

Очень распространённой сегодня является точка зрения, которая исходит из представлений о параллелизме и учитывает тождество души и тела; согласно ей, одно состояние воспринимается внешним и внутренним восприятием различным образом, как бы двумя различными органами. Аналогично тому, как одно и то же яблоко дано нам как нечто такое, что можно попробовать и одновременно как оптический образ, согласно теории тождества, состояние мозга познаваемо в двояком аспекте, с одной стороны, по меньшей мере, принципиально через посредство физико-химических структур, с другой — как переживания сознания. Согласно этой теории, сознание есть эпифеномен живого, последний и высший орган, которые развили живые существа и который предоставляет им дополнительную подробную информацию об их собственных внутренних состояниях и их возможностях. (Sachsse, 1968, 229)

7. Постулат объективности: научные высказывания должны быть объективными

Объективность означает здесь отнесённость к действительности. Научные высказывания относятся (кроме как, быть может, в психологии) не к состояниям сознания наблюдателя, а к (гипотетически постулируемой) реальности. Эта интерпретация покоится, следовательно, на постулате реальности. Постулаты 1 и 7 вместе утверждают, что объективные высказывания в принципе возможны. (седьмой только их требует.) 18

Для объективности высказываний следует указать различные критерии, которые необходимы, но лишь в их конъюнкции могут быть достаточными.

  1. Интерсубъективная понятность — наука не частное предприятие. Научные высказывания должны передаваться другим, а потому должны быть сформулированы на общем языке.
  2. Независимость от системы отнесения — не только независимость от личности наблюдателя, но также его местоположения, состояния его сознания, его «перспективы» (См. Инвариантность).
  3. Интерсубъективная проверяемость — каждое высказывание должно контролироваться, то есть должна иметься возможность проверки его правильности посредством соответствующих мероприятий.
  4. Независимость от метода — правильность высказывания не должна зависеть от метода, который используется для его проверки. Согласно этому критерию, утверждение «электрон есть частица» не объективно (и потому в научном отношении является ложным).
  5. Неконвенциональность — правильность высказывания не должна основываться на произвольном акте (решении, конвенции).

8. Постулат эвристичности: рабочие гипотезы должны содействовать исследованию, а не затруднять его

Это методологический постулат. Он ничего не говорит о мире или о нашем познании; скорее он принцип нашей исследовательской стратегии. Он не ведёт конструктивно к новым предположениям, но помогает выбрать между равноценными, но противоречащими друг другу гипотезами. Эвристично осмысленной является та гипотеза, которая рассматривает объект как наличный и наблюдаемый, свойство как измеримое, факт как объясняемый.

Ещё большую значимость имеют высказывания, которые доказательно ограничивают или отрицают наблюдаемость событий, измеримость величин, доказуемость утверждений, например, принцип эквивалентности теории относительности (Эйнштейн), соотношение неопределённостей квантовой механики (Гейзенберг) или неполнота и неразрешимость в логике (Гёдель). Напротив, было бы не эвристично постулировать принципиальную границу между неживыми и живыми системами, потому что пришлось бы отрицать (очень успешные) исследования в этой области. Эвристически неплодотворным является также строгий позитивизм, который считает действительными только явления и тем самым без нужды утяжеляет путь к микрофизике или к космологии. (Мах не верил в существование атомов!) Постулат эвристичности противоречит тем самым бихевиоризму, который запрещает использование психологических терминов, таких как сознание, внимательность, мотивация.

Запрет заниматься сознанием является в первую очередь проявлением того «позитивистского» духа, который многие учёные иногда отождествляют с «позитивным» или научным и который исчерпывается установлением границ или препятствий для экспериментальных исследований, с тем единственным результатом, что методологические предсказания с замечательной регулярностью опровергались в ходе исследовательской работы. (Piaget, 1974, 49)

9. Постулат объяснимости: факты опытной действительности могут анализироваться, описываться и объясняться посредством «естественных законов»

Этот постулат следует, собственно, из постулата об эвристичности. Рассматривать процесс или факт в качестве принципиально необъяснимых не только не эвристично, но означает во многих случаях безответственное отрицание знаний. Постулат объяснимости представляет собой отказ от любых форм иррационализма, телеологии или витализма. Такие теории, например, утверждают, что эволюция, прежде всего биологическая эволюция якобы необъяснима и дают этой необъяснимости различные имена:

Демиургический интеллект (Беннет); жизненный порыв (Бергсон); сознание клетки (Буис); энтелехия (Дриш); ортогенез (Эймер); жизненная сила (Мюллер); целефинальность (де Ной); аристогенез (Осборн); витальная фантазия (Палагий, Бойтендик); самоизображение организма (Портман); точка Омега, эволюционное тяготение, натиск сознания (Тейяр де Шарден) — список можно было бы продолжить. Однако жизненный порыв объясняет эволюцию не лучше, чем порыв локомотива объясняет работу паровой машины (Дж. Хаксли).

Выступления виталистов, финалистов и холистов, к сожалению, показывают, что только для процессов, которые ещё не проанализированы каузально, конструируется «принцип», относительно которого нет никаких позитивных указаний… Все эти гипотезы существуют до тех пор, пока не проанализированы многочисленные жизненные явления… Представление о принципиальной возможности каузального истолкования всех биологических процессов, во всяком случае, без всяких исключений действует как эвристический принцип. (Rench, 1968, 227)

Постулат объяснимости не есть постулат познаваемости. Возможно ли, как и почему объективное познание (реального мира), — этот вопрос мы должны будем ещё обсудить.

10. Постулат экономии мышления: следует избегать ненужных гипотез

Это есть методологическое правило, а не онтологический принцип; оно может служить только для выбора, а не для формирования гипотез. Вильгельм фон Оккам также рассматривал свой принцип экономии: entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem («бритва Оккама») в качестве методологического правила для исследования. Мах, напротив, толковал принцип экономии мышления как сущность законов природы, даже как цель науки вообще 20. Против этого утверждения Макс Борн выдвинул оправданные возражения:

Наилучший путь сделать мышление экономичным, это совсем его прекратить. Как хорошо знает любой математик, такой принцип-минимум имеет смысл только тогда, когда подчинён ограничивающим условиям. Мы должны быть едины в том, что наша задача состоит не только в наведении порядка в необозримой области накопленного опыта, но и в его беспрестанном расширении посредством исследований; к этому следует добавить, что без внешних достижений была бы утеряна и ясность в мышлении. (Born, 1964, 207)

Постулат экономии требует, следовательно, минимума объяснений: что из теоретических понятий и предпосылок, как минимум, необходимо, чтобы наблюдаемые явления были объяснены полностью и непротиворечиво. Он, правда, не гарантирует однозначности объяснения, но значительно ограничивает произвол толкований.

Ненужной, например, с позиций этого постулата, является гипотеза эфира, то есть предположения, что электромагнитные волны распространяются в определённой среде. Понятие эфира из физики поэтому исчезло.

Приведённые постулаты не независимы друг от друга, Так, постулат объяснимости выполняет требование аксиомы эвристичности и постулат непрерывности может быть выведен из 8 и 10. Они приведены по отдельности для достижения большей эксплицитности.

Приме­чания: Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце издания.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения