Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Винсент Руджеро. Руководство по критическому мышлению. Часть II. Проблемы. Глава 13. Поспешные заключения

Поспешное заключение — это преждевременное суждение, выведенное до того, как достоверность фактов, на которых оно основано, была подтверждена. На самом деле, количество фактов, которые составляют достаточное основание для суждения, меняется от случая к случаю. В общем, можно сказать, что основания недостаточны, когда есть, как минимум, два заключения и ни одно из них не является очевидно правильным.

Например, рассмотрим заключение, которое весьма охотно делают многие люди: «Средний американский студент посещает колледж только для того, чтобы хорошо провести время». Большинство людей, поддерживающих такую точку зрения, скорее всего, пришли к подобному заключению под воздействием стереотипа весёлого, любящего развлечения студента, и подтверждающих этот стереотип знакомых им студентов. Возможно, они знают соседского мальчика, который был отчислен из пары колледжей, или слышали истории о безответственности молодых людей, или убеждены, что их собственные сыновья и дочери уделяют слишком мало внимания учебе.

Достаточно ли этих доказательств для того, чтобы вывести заключение? Едва ли. Даже пример знакомых студентов может быть неправильным. Возможно, соседского мальчика заставили выполнять задания, которые превосходили его возможности, и он провалился, несмотря на все свои усилия. Подобная информация о других студентах также может быть неточной или упрощённой. Да и собственные дети, возможно, более добросовестны, чем кажется на первый взгляд. И всё же, даже если во всех приведённых выше случаях суждения были верны, это ещё не говорит о том, что подобное поведение является типичным для «среднего студента колледжа».

Более подробное исследование большего количества студентов, несомненно, покажет, что для многих из них не существует одного единственного фактора, который мотивирует их на обучение в колледже. Есть несколько таких факторов. Их интерес в определённой области знаний. Надежда получить дополнительные возможности для будущей карьеры, которые обычно даёт человеку научная степень. Желание соответствовать ожиданиям родителей. Или желание общаться с другими молодыми людьми, имеющими такие же интересы. В этих случаях, возникает мотивация хорошо провести время, и это естественно, и она является частью общей мотивации.

Разумеется, если поспешное заключение уже сделано, то вероятность того, что человек будет пересматривать эти факты, очень мала.

Взвесить все плюсы и минусы

Следующий пример поспешного заключения: «Всеобщий эффект технологий дегуманизирует западного человека». Многие приходят к этому заключению после прочтения одной или нескольких статей, оплакивающих снижение способностей людей или возрастающий уровень преступности в городах. Существует множество дополнительных фактов, с помощью которых можно нападать на технологии: характер задач, которые приходится выполнять миллионам рабочих, расширение пригородов, снижение ценности человеческих отношений, увеличение личной мобильности, и как результат, уменьшения количества семей и упразднение семейных ценностей.

Но даже таких веских доказательств не будет достаточно, чтобы подтвердить правильность подобного заключения. Любое суждение о «всеобщем эффекте» требует взвешивания всех плюсов и минусов. В данном случае необходимо учесть ещё один параметр — положительные эффекты технологического прогресса. Если бы кому-нибудь пришло в голову сделать это, то он бы обнаружил, что технологии уменьшили бремя тяжёлого физического труда, возложенное на миллионы людей. Они вдвое сократили четырнадцатичасовой рабочий день и дали людям возможность в свободное время заниматься тем, чем им хочется. Технологии дали нам электричество и отопление, транспорт, чтобы быстро и с комфортом преодолевать большие расстояния. Они победили чуму и голод. Любое суждение о технологиях, которое не учитывает эти и другие преимущества, является несправедливым и узким.

Поспешные заключения удел не только необразованных. Они часто имеют место в суждениях высокообразованных людей, даже учёных. Причина этого состоит в том, что поспешные заключения являются следствием человеческой природы. Другими словами, они существуют благодаря нашим естественным особенностям и особенностям обстоятельств.

Причины поспешных заключений

Для некоторых людей самое главное в мышлении — удобство. Они боятся напряжённого анализа и давления трудностей. В результате они хватаются за любое заключение, которое первым пришло им в голову. Они могут услышать, как кто-то рассуждает о том, что мировой энергетический кризис 1974 года был вызван ошибками американского или русского правительства. И они, не раздумывая, примут это заключение. После того, как они пару раз повторят эту точку зрения, она прочно укрепится в их голове.

Составляющим элементом этой тенденции является желание быть авторитетным. Чувствуя неуверенность и пытаясь устранить её или желая сделать беседу более оживлённой, многие люди начинают обобщать каждое своё утверждение. «Вчера в супермаркете один подросток вёл себя очень некультурно» превращается в «Современные подростки так некультурны». «Господин Изел, учитель рисования, поставил моему сыну несправедливо низкую оценку» превращается в «Учителя несправедливо ставят оценки». В тысячах различных утверждений «один» меняется на «многие» или «все», «однажды» становится «часто» или «всегда».

Даже люди, которым удалось достичь высокого уровня мышления и интеллектуальной зрелости, не могут избежать ещё одной тенденции: тенденции думать, что одна идея обязательно лучше других. Человек может сознательно следовать этой тенденции, даже если она осложняет его мышление. Или же он может делать это бессознательно. Разумеется, в последнем случае вероятность того, что это окажет на него влияние, больше. Однако в любом случае эта тенденция звучит очень привлекательно.

Многие читатели глянцевых журналов становятся жертвами этой тенденции. Они проглатывают любую, даже неправдоподобную, статью о скандальном поведении «звезд». И каждый вымысел, например: «На меня напал дядя брата моего парня», — они принимают, как Евангелие. Несомненно, многие из таких заключений усиливают их собственные желания и фантазии. Скорее всего, они совпадают с их видением жизни и людей.

Вот пример того, как предпочтения человека могут влиять на его суждения. После продолжительной официальной встречи, два бизнесмена ужинают в переполненном людьми ресторане. В другом конце зала они замечают знакомого, который ужинает с девушкой. Они понимают, что эта девушка не его жена. Первый бизнесмен несколько раз изменял своей жене и полагает, что такое поведение в порядке вещей. Его возбуждает идея, что любовники могут обманывать своих супругов. Он заключает, что и эта пара делает то же самое.

Второй бизнесмен предпочитает хорошо думать о людях. Его расстраивают мысли о непорядочности и неверности. Он заключает, что эти люди ни в чём не виновны.

Какое заключение разумно? Никакое. За неимением дополнительных доказательств, оба заключения являются поспешными. Может быть, эти люди действительно встречаются. А может, и нет. Можно придумать множество ситуаций, в которых этих люди были бы невиновны. Таким образом, единственное разумное решение в данном случае: не делать вывод раньше времени.

Непредсказуемый элемент

Другая важная причина поспешных заключений — особенности определённой ситуации — более непредсказуема. Поэтому она может ввести в заблуждение даже самого осторожного мыслителя. Подобные примеры можно найти в любой сфере жизни. Хорошим примером такой ситуации является проблема, с которой сталкиваются производители лекарств. Каждое новое лекарство должно быть тщательно проверено на безопасность применения ещё до того, как оно поступит на рынок. Но подобные исследования очень дороги и занимают много времени. А конкуренция между фирмами фармацевтической промышленности заставляет их ускорять этот процесс. В результате это приводит к тому, что некоторые лекарства не отдают на экспертизу.

В 60-х годах XX века самым трагичным примером этой тенденции стала история препарата талидомид, который был объявлен безопасным и продан тысячам беременных женщин по всему миру. Только после того, как сотни детей родились с отклонениями, вредность этого лекарства стала очевидной. В 1973 году «безопасный» препарат Инновар стал использоваться в качестве анестетика. Многие люди, принимавшие его, перенесли обширный паралич и повреждение головного мозга. 1 Какое исследование лекарств можно считать достаточным? Это сложный вопрос. Препарат Арран широко известен как лекарство от астмы (вернее, это лучшее из известных нам средств её сдерживания). Это порошок, который распыляется в бронхиальные проходы. Он снижает чувствительность этих проходов, чтобы они не сжимались, когда аллергены (например, пыльца) попадает внутрь. Этот эффект длится некоторое количество времени. В то время, когда была написана эта книга, этот препарат успешно продавался и многие доктора выписывали его своим пациентам. И всё же в литературе упоминается, что у одной группы обезьян, на которых тестировали этот препарат, развилась почечная недостаточность. Более поздние эксперименты не подтвердили этот факт. Было ли это случайным совпадением? Или препарат действительно вызывает болезни почек? Здоровье, и, возможно, даже жизни многих людей зависят от ответа на этот вопрос. Однако мы можем не найти его даже через много лет.

Как только мы выносим какое-либо заключение, наш интерес к проблеме начинает угасать. Другими словами, мы нашли решение проблемы. И прежде, чем мы сможем прийти к другому заключению, мы должны будем разрушить наши предыдущие доводы. Это довольно сложно. Как только мы вынесли решение, все наши действия будут направлены на то, чтобы его не могли изменить. Поэтому если мы сделаем неправильный выбор, то ошибка так и будет преследовать нас. (Разумеется, это можно изменить — в следующих главах мы рассмотрим, как это сделать).

Итак, нельзя делать заключения, пока мы не рассмотрели все возможности, не получили адекватные доказательства и не учли влияние наших собственных предпочтений и привычек.

Приме­чания:
  1. Ruth Ellen Thompson, «Lawsuits Link Human Catastrophes, Drug», Binghamton Press, March 13, 1973, p. 9A.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения