Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Винсент Руджеро. Руководство по критическому мышлению. Часть II. Проблемы. Глава 10. Стереотипы

Стереотипы можно определить как некую форму обобщения. Когда мы обобщаем, мы группируем или классифицируем людей, вещи или места, в зависимости от их общих черт. Например, мы можем сказать, что большинство представителей племени Масаи очень высокие, или что скандинавы обычно светлокожие. Если наши наблюдения не достаточно точные или они ограничены, обобщение может быть неверным. Примером неправильного обобщения может быть следующее суждение: «За последние пятнадцать лет Голливуд не выпустил ни одного достойного фильма».

Однако некоторые стереотипы могут быть гораздо серьёзнее обычных неверных обобщений. Это могут быть закрепившиеся в сознании людей, непреклонные обобщённые представления о людях, местах или вещах. Человек, который живёт в соответствии с каким-либо стереотипом, вряд ли изменит свою точку зрения и откажется от него, так как стереотипы основываются на искаженном восприятии. Как объясняет Уолтер Липпман (Walter Lippmann, американский эссеист, политический обозреватель, автор концепции общественного мнения. — Прим. перев.), когда мы мыслим стереотипами, «мы не видим определённого человека или определённый закат; мы лишь замечаем, что вот это — человек, а вот это — закат, и затем ищем в своём сознании то, что связано с людьми или закатами». 1

Самые распространённые виды стереотипизации: этнические и религиозные. Евреи проницательные, хитрые, живут кланами, их финансовый гений сопоставим только с их жадностью. Итальянцы вспыльчивые, грубые, страстные. Ирландцы, как и поляки, крупные и глупые; кроме того, они любят скандалы, а также выпить и поболтать. Афроамериканцы примитивны, глуповаты и любят белых женщин. (Иногда среди стереотипов встречается пара достоинств: евреи хорошие семьянины, итальянцы артистичны, поляки храбры, ирландцы искренны, афроамериканцы спортивны и музыкальны).

Кроме этих, существует ещё великое множество менее известных стереотипов: шведские женщины, иностранные режиссёры, южные сенаторы, преподаватели физкультуры, священнослужители, агностики, атеисты, демократы, республиканцы, мексиканцы, учёные, проститутки, политики, учители английского языка, психиатры, строители, чернокожие бойцы, отчисленные из колледжа, гомосексуалисты, сестры милосердия. Также бывают стереотипы институтов: брака, церкви, правительства, военной промышленности, Отцов-Основателей, западной культуры, иудейско-христианской веры. (Полный список включал бы даже Бога и Богоматерь). В ответ на традиционное восприятие женщин, феминистки создали стереотип шовинизма мужского пола.

Факты не имеют значения

Приятно думать, что когда нам известны факты, стереотипы отпадают. Однако такое случается редко. Психолог Гарвардского университета, Гордон Олпорт, в работе «Природа Предубеждения», указывает на то, что «стереотипы усиливаются вопреки всем фактам» 2. Человек, который мыслит стереотипами, просто не принимает факты, которые ему предоставляются. Он рассматривает их как то, что ему уже «известно». Таким образом, он воспринимает факты как стереотипы. И поэтому, вместо того, чтобы увидеть, что его стереотип губителен, он начинает отрицать истинность фактов.

Люди, которые мыслят стереотипами, имеют тенденцию принимать их избирательно. Они не замечают обстоятельств, которые подвергают сомнению их суждения, и обращают внимания на те обстоятельства, которые подкрепляют их. Например, человек, мыслящий стереотипами, может заметить, что работодатель-еврей продвигает по службе другого еврея, но при этом игнорировать десяток «неевреев», которым он точно так же помогает. А в случаях, когда риск оказаться в замешательстве и быть раскритикованным, мешает ему проигнорировать детали, которые бросают вызов его убеждениям, он может, как утверждают Бруно Беттельгейм и Моррис Яновиц (Bruno Bettelheim and Morris Janowitz, американские социологи и психологи. — Прим. перев.), прибегнуть к методу «от противного» 3. Он может сказать: «Я согласен с тем, что О’Тул застенчив, он интроверт и не употребляет алкоголь». А потом добавит: «Его манеры не совсем похожи на ирландские, не так ли?»

Однако в некоторых случаях люди, мыслящие стереотипами, могут проявлять удивительную гибкость. Они могут опускаться до самых ограниченных упрощений и подниматься на уровень вполне справедливых и разумных суждений. Примером этого явления может служить разговор психолога Гарвардского университета, Роберта Коулса (Robert Coles) с сержантом полиции. Сержант сказал следующее: «Я без всяких предубеждений говорю, что цветные люди, как животные, склонны к насилию. Ирландцы напиваются до потери сознания. Итальянцы кричат во все горло. Евреи ищут способ прихватить побольше денег. Чернокожие становятся похожими на диких зверей, когда напьются или примут наркотики. Они начинают обливать друг друга щелочью или кипятком, и Бог знает, что ещё творят». 4

Яркий пример человека, мыслящего стереотипами. Однако в других ситуациях, тот же самый человек, который высказал это суждение, ведёт себя как уравновешенный, вдумчивый, видящий суть, даже если речь идёт о том, о чём он привык судить только с помощью стереотипов. Он может сказать: «Я думаю, что важно знать самого человека, а не то, откуда родом его дедушка» или «Многие темнокожие слишком заняты, чтобы ходить на демонстрации; они так же ходят на работу, как и все остальные».

Противоречие

Роберт К. Мертон (Robert K. Merton, американский социолог. — Прим. перев.) отметил, что те же самые характеристики используются для поддержания противоположных стереотипов. Он заметил, что, хотя и не все признаки совпадают, но Авраама Линкольна (Abraham Lincoln, шестнадцатый президент США — Прим. перев.) любили за те качества, за которые ненавидят евреев: его бережливость (их скупость), его упорство в работе (их чрезмерные амбиции), его жажда справедливости (их настойчивость). 5 Также Джеймс Г. Мартин (James G. Martin) в книге «Толерантная Личность» (The Tolerant Personality) говорит о том, как легко человек может выстроить стереотип из любых имеющихся в его распоряжении фактов. Если мы того захотим, то без труда будем считать «любого представителя группы меньшинств тщеславным и недружелюбным, если он сдержан, или агрессивным и наглым, если он разговорчив». 6

Стереотипное мышление часто обнаруживает метод, который является общим для всех форм предубеждений: постоянное перекладывание ответственности с оценивающего человека на оцениваемый предмет. Мартин объясняет это так: «Согласно общей схеме предубеждения, определённая черта приписывается группе, у которой имеются признаки, связанные с этой чертой; затем этой черте присваивается статус нежелательной; и, в конце концов, группу объявляют инициатором продвижения этой черты и обвиняют в этом». Мартин приходит к заключению, что когда предвзятый человек говорит: «Я не люблю их, потому что они…», — он фактически имеет в виду: «Из-за того, что я их не люблю, они…» 7

Причины стереотипизации

Одной из самых значимых причин стереотипизации является этноцентризм — убеждённость в том, что определённая национальность, раса или религия превосходит другие. В результате иммиграции, за последние столетия население США пополнилось миллионами людей, у которых свой язык и своя культура. Понятно, что поначалу, какое-то время, эти люди держались в пределах своей группы. Затем начался процесс ассимиляции культур, но, несмотря на это, у них сохранились многие укоренившиеся взгляды на людей из других культур. И сейчас, когда многие из тех старых стереотипов распадаются, им на смену приходит расовая и национальная гордость. Например, различные группы, поддерживающие идею «черной» власти или Итало-Американскую Лигу Гражданских Прав. Несмотря на то, что подобные движения выступают в защиту тех, чьи права и эмоциональное благосостояние были нарушены, в них заложен потенциал новой ступени этноцентризма.

Влияние подобного явления сложно переоценить. Джеймс Г. Мартин видит в этом «корень почти всех проблем внутригрупповых отношений». Он говорит, что «в отношениях с другими людьми нам практически всегда приходится выбирать какую-либо позицию: ассоциировать себя с той или иной группой. Обычно не бывает нейтральных отношений… человек либо «за», либо «против», либо враг, либо друг, либо в группе, либо вне нее». 8

Следующей причиной стереотипизации, по мнению Гордона Олпорта, является «принцип наименьшего сопротивления». Согласно ему, человек может мыслить правильно в одних ситуациях, и быть очень уязвимым для стереотипов в других. Например, «доктор не будет прибегать к обобщению, если речь зайдёт об артрите, укусе змеи или эффективности аспирина. Но он может прибегнуть к обобщению в вопросах политики, социального страхования или мексиканцев». 9 Будет ли Роджерс уверен, что его понимание чего-либо более глубоко, если он будет наблюдать, как большинство людей становятся глупцами, когда выходят за рамки своей компетенции.

Эффекты

Стереотипное мышление несправедливо по отношению к человеку. Оно лишает человека самого важного, его индивидуальности, и рассматривает его как безликую каплю, вещь, безымянную статистическую единицу группы. Влияние стереотипного мышления на тех, кто к нему прибегает, так же опасно. Оно вызывает постоянное чувство разочарования и тревоги, подкрепляет их страх заговоров, плетет сеть подозрения. И это не случайно, что люди, к которым предвзято относятся, становятся козлами отпущения, виноватыми во всех проблемах общества. Рассмотрим самые популярные стереотипы: в периоды экономической нестабильности принято поминать недобрым словом евреев, об итальянцах вспоминают, когда резко возрастает уровень преступности, афроамериканцев — когда город находится в упадке, «хиппи» обвиняют в разложении традиционных ценностей, радикалов и атеистов — в уменьшении влияния религии. Стереотипы обеспечивают нас упрощёнными ответами на любые вопросы, доставляющие нам множество неприятностей.

Человеку, мыслящему стереотипами, так же не избежать воздействия своих предубеждений. На самом деле, эти люди являются самыми несчастными жертвами. Такое мышление отрывает их от реальности, делает ограниченными. Как верно сказал А. П. Чехов: «Человек — это то, во что он верит». И если он верит в то, что людей можно разделить по категориям и объединить в группы, не учитывая индивидуальность, то он верит в ложь. И в свете фразы Чехова, этот человек сам становится ложью. Более того, его заблуждения начинают управлять им.

Считая, что все полицейские «свиньи», все профессора колледжа — радикальные подстрекатели, а преподаватели полового воспитания — извращенцы, человек уходит от реальности. И если посмотреть, как велик список самых распространённых стереотипов, то станет понятно, насколько изолирует себя от общества тот человек, который видит мир сквозь их призму. Например, представление об индейцах, не менявшееся с прошлого столетия, только теперь начинает оспариваться. Действительно, у большинства представителей белого (и, как ни странно, чёрного) населения Америки, слово «индеец» вызывает образ диких людей, украшенных перьями, издающих странные булькающие или щебечущие звуки, и готовых в любой момент запустить горящие стрелы в дома цивилизованных «бледнолицых» или, чудовищно визжа, снять скальп с невинных женщин и детей.

Подобный отрицательный стереотип связан с образом бедных людей: их воспринимают как ленивых, безответственных, отвратительных, безнравственных, расточительных, глупых, не заслуживающих уважения мошенников. Такое восприятие рождается из страха многих представителей среднего класса и даёт им возможность спускать свой гнев на бедных. «Они обобрали нас до нитки», — могут кричать они, несмотря на то, что факты говорят обратное.

Часто стереотип, связанный с бедностью, действует сообща со стереотипом о тех, кто помогает бедным. Например, в начале 1971 года в одном из округов большого северо-восточного штата окружная администрация неожиданно отозвала все средства финансовой поддержки общественных организаций (которые получали 10 процентов своего фонда от местного правительства, 10 процентов от частных лиц и 80 процентов от Федеральной службы экономической поддержки). Официальной причиной этих действий они назвали тот факт, что организация по борьбе с бедностью «ведет двойную деятельность и тратит слишком много денег». Это обвинение не было снято, несмотря на то, что общественность настаивала на этом. Однако некоторые чиновники высказали другую причину этого действия: они заявили, что работники организации по борьбе с бедностью «вызывают бедность», информируя бедных о доступных программах и благотворительных акциях. Когда чиновникам указали на то, что очевидной причиной увеличения потребности в благотворительных акциях является увольнение более двух тысяч работников с главного предприятия округа, они проигнорировали этот факт и повторили свою версию.

Стереотипы так же проявляются в вопросе конфликта поколений. Как много непонимания было вызвано стереотипом «хиппи» или «панков»: всегда считалось, что их фенечки и брюки клёш противостоят традиционным пиджакам и галстукам. Сколько молодых людей полиция преследовала только из-за длинных волос или бороды.

Вполне понятно, что причиной многих проблем, возникающих между подростками и их родителями, является даже не различие в точках зрения, а стереотипное восприятие отношений «отцов и детей». Каждая сторона подсознательно берёт на себя стереотипную роль и действует в соответствии с ней. По этой причине, даже в тех случаях, когда есть максимальный потенциал согласия и понимания, могут появиться конфликты. И каждый спор, независимо от его масштаба, может стать «доказательством» непонимания между поколениями. Это не говорит о том, что разрыва между поколениями нет; очевидно, он есть. Это говорит о том, что стереотипное мышление заставляет человека считать, что этот разрыв больше, чем он есть на самом деле, и во многих случаях оно заставляет нас верить в то, что этот разрыв невозможно устранить.

Стереотипы препятствуют пониманию

И всё же самым опасным следствием стереотипного мышления является то, что оно препятствует пониманию и взаимодействию, и если это препятствие достаточно сильно, то оно может блокировать коммуникацию. Студенты, которые перекрикивают говорящего, потому что «знают», что то, что он хочет сказать — неверно или глупо; члены профессорско-преподавательского состава колледжа, которые отказываются рассматривать заявления студентов, потому что они «знают», что студенты не могут выдвинуть стоящие предложения; горожане, которые «знают», что если два или три молодых человека собрались вместе, то они затевают что-то плохое; избиратели, которые, даже не выяснив позицию политической партии, уже «знают», что не согласятся с ней; противники объединений, которые «знают», что, независимо от того, что предлагает то или иное объединение, это наверняка что-то корыстное и неблагоразумное.

Все эти и многие другие люди, которые «знают» что-то не потому, что подвергли это рассмотрению, анализу и размышляли над этим, а от того, что у них есть предубеждение относительно этого, не могут вести продуктивный диалог. Они не могут расширять свои знания касательно этого предмета. Они не могут приблизиться к мудрости. И пока стереотипы останавливают развитие их мышления, эти люди обречены стать «интеллектуальными карликами».

Приме­чания:
  1. Цит. по: William E. Vinacke, The Psychology of Thinking, (New York: McGraw-Hill, 1952), p. 338.
  2. The Nature of Prejudice, pp. 189–90.
  3. Social Change and Prejudice (London: Collier-Macmillan, Ltd., 1950), p. 137.
  4. «A Policeman Complains … «New York Times Magazine, June 13, 1971.
  5. «The Self-Fulfilling Prophecy», pp. 201–2.
  6. The Tolerant Personality (Detroit: Wayne University Press, 1964), p. 19.
  7. Ibid.
  8. Ibid., p. 129.
  9. The Nature of Prejudice, p. 173.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения