Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Винсент Руджеро. Руководство по критическому мышлению. Часть II. Проблемы. Глава 9. Потребность сохранить лицо

У каждого из нас есть свой собственное идеальное представление о себе. Вполне естественно хотеть видеть себя положительным героем: мудрым, ответственным, понимающим, заботливым, внимательным, мужественным, щедрым, думающим о других и так далее. И нет ничего плохого в желании произвести хорошее впечатление на других людей. Это желание лишь часть желания быть хорошим человеком и жить в соответствии со стандартами, принятыми в обществе.

К сожалению, порой, это естественное и здоровое желание заставляет нас прибегать к различным спасительным маневрам. Эти маневры призваны сохранить нашу репутацию, когда действительность угрожает ей. Например, ребёнок, который вышел из себя и показал кулак своему обидчику, может сказать: «Я не виноват: это он меня заставил, он надо мной смеялся». Взрослый, совершив серьёзную ошибку, которая принесла компании убыток, может сказать: «Я ничего не мог поделать: указания, которые мне дали, оказались неверными». Оба человека пытаются спасти свою репутацию, найти оправдание своему поведению. Большинство людей готовы принять похвалу, но не готовы осознать свою вину. Ярким примером этого может быть рассуждение студента о своих оценках; он скажет: «Я получил четвёрку», но «Он поставил мне двойку».

Казалось бы, зрелый, эмоционально уравновешенный человек должен быть в состоянии положить предел этим маневрам и не унижаться до такого поведения. То есть он не должен переносить свою вину на других людей. На самом деле, так делает большинство людей. Никто не может вести себя сдержанно в любой ситуации.

Ситуации, помогающие сохранять лицо

У каждого в жизни были моменты, когда ему приходилось безрассудно и бессознательно бороться, чтобы защитить свой имидж. Некоторые люди ведут себя так, когда затронута какая-либо сторона их образа. Например, вполне зрелый и уравновешенный человек может гордиться тем, что он хорошо разбирается в людях. Но если обнаружится, что тот, за которого он голосовал, злоупотребляет своими полномочиями, то этот человек будет отрицать этот факт, кричать о лицемерии обвиняющей стороны и утверждать, что в будущем его невиновность подтвердится. Он сделает всё, чтобы сохранить репутацию человека, разбирающегося в людях.

Точно так же, человек, который верит в то, что обладает необыкновенным самоконтролем, может отрицать свою зависимость от курения или употребления алкоголя, и придумывать разумное объяснение своим привычкам. («Ещё не доказано, что курение вредно; кроме того, оно снижает напряжение» или «Я пью не потому что нужно, а потом что мне нравится; я могу остановиться, когда захочу»). Если человеку, который уверен в своей полной независимости, напомнят, что он должен другу денег, он может сказать, что друг ошибается. Или человек, уверенный в том, что он внимателен к людям, а также полностью свободен от предубеждений, может осудить любого, кто скажет обратное, даже если он прав. В каждом из этих случаев человек действует так, чтобы поддержать свой собственный образ.

Для многих людей сохранение репутации означает сохранение роли, которую они играют в своей жизни:

  1. Сэм думает, что он очень хороший отец, который жертвует собой во благо детей, имеет хорошие отношения с ними. Однажды во время спора его сын сгоряча говорит, что на протяжении многих лет Сэм уделял больше внимания работе и отдыху, чем своим детям; игнорировал их и отказывал им. Сэм идёт к жене и просит её объяснить сыну, что его обвинение беспочвенно. Жена пытается аккуратно сказать ему, что мальчик прав. Сердитый и обиженный Сэм уходит из дома, хлопая дверью.
  2. Агнес считает себя превосходной домохозяйкой. Однажды её муж замечает, что уже давно пора почистить плиту. Она теряет самообладание, начинает плакать, а потом обвиняет своего мужа в том, что он её оскорбил, в том, что он эгоистичен, равнодушен к ней и груб с её родителями.
  3. Арнольд считает себя очень умным и добросовестным студентом. Каждый раз, когда учитель возвращает ему проверенный тест, с которым Арнольд не справился, тот начинает спорить и говорить, что вопросы были поставлены некорректно. Если это не помогает повысить оценку, то он жалуется своим одноклассникам и друзьям, что учитель некомпетентен или просто не любит его из-за цвета его волос, религии или точки зрения. А занятия, с которых он постоянно сбегает, он называет скучными и бесполезными.

Однако для некоторых людей подобное поведение не являются ни частью их образа, ни реакцией на опасность изменения их роли в обществе. Кто эти люди? Друзья или незнакомцы? Родители или сверстники? Начальники или коллеги? Мы можем не заботиться о том, что думают о нас одни люди; но нас может очень сильно беспокоить то, что думают о нас другие.

Причины и следствия

Существуют различные теории того, почему люди чувствуют потребность сохранить лицо. Одна вполне состоятельная теория, предложенная психологом Альфредом Альдером (Alfred Adler), говорит, что все люди, в определённой степени, страдают от чувства собственной неполноценности. Томас А. Харрис основывает на этом свою теорию «Я в порядке — Ты в порядке». Он считает, что опыт раннего детства, когда ребёнок чувствует себя во власти взрослых, в той или иной степени, оставляет на каждом печать ненадёжности и неуверенности в дальнейшем. 1 Эта теория помогает объяснить, почему некоторые люди чувствуют такую потребность в поддержании своего имиджа, которая заставляет их занимать оборонительную позицию в различных ситуациях. Не только в тех, в которых они проявляют себя не с лучшей стороны, но и в тех, в которых они могли бы проявить себя не лучшим образом; и даже в тех, в которых их подозрение своей собственной неполноценности заставляет их вообразить, что они могут ошибиться.

Как показывают все приведённые выше примеры, процесс сохранения репутации может мешать развитию нашего самосознания, заключая нас в рамки жёсткого и желательного представления нас самих. Менее очевидно, но так же опасно то, что он может стать большим препятствием ясному мышлению. Потворствуя нашим страхам, он мешает нам исследовать проблемы. И ограничивая нас только заключениями, которые укрепляют наш образ, он препятствует рассмотрению целого спектра стоящих решений.

Но как это проявляется в реальных ситуациях? Давайте рассмотрим три конкретных случая.

Недавно мы с моим другом, который работает учителем в колледже, обсуждали провокационную статью о марихуане. Эта статья появилась на страницах Журнала Американской Медицинской Ассоциации и в ней были результаты клинических исследований марихуаны. 2 Авторы статьи заключили, что «вопреки тому, что обычно говорят исследователи, нам удалось выяснить, что марихуана не просто слабый интоксикант, который вызывает лёгкое возбуждение; её эффект гораздо более опасен: она вызывает особый клинический синдром»… Они отметили, что среди самых часто встречающихся эффектов «нарушение самовосприятия, апатия, волнение и плохое восприятие действительности». Они детально рассмотрели тринадцать конкретных случаев, чтобы продемонстрировать эти эффекты.

Мой друг отметил, что когда он учился в колледже, то пробовал курить марихуану, и эффект, который она произвела на него, был точно таким же, как описано в статье; он испытал те же изменения в поведении, что описаны в этих тринадцати случаях. Он стал неряшливым, раздражительным, забывчивым, ему было сложно сконцентрироваться на учебе и быть внимательным в классе, у него начались постоянные головные боли. Однако ему удалось убедить себя, что его поведение не изменилось: просто занятия стали менее интересными и важными, что другие специально раздражают его и так далее. Почему? Видимо потому, что его самовосприятие — «спокойный» человек, который очень хорошо контролирует себя и своё поведение, на которого марихуана не оказывает влияния — было настолько сильным, что он предпочитал отрицать свои собственные ощущения и очевидную логику ситуации, нежели понять, что его имиджу грозит опасность. Его желание сохранить лицо было столь сильным, что прошло пять лет, прежде чем он смог принять правду.

Второй случай касается студента, который посещал курс критического мышления пару лет назад. Одной из тем курса, предложенной для анализа, была тема абортов. Были разработаны специальные упражнения, чтобы определить сильные и слабые стороны аргументов «за» и «против». (Например, тенденцию многих людей, выступающих за совершение абортов, игнорировать вопросы о том, когда зародыш приобретает права человека и приобретает ли он их вообще; и тенденцию многих людей, которые выступают против абортов, игнорировать вопрос о том, как снизить эмоциональный ущерб, вызванный рождением нежелательного ребёнка). В одном из заданий требовалось посмотреть телевизионные дебаты двух профессоров на тему абортов и определить сильные и слабые стороны их аргументов.

В письменном анализе этого студента было сказано, что у профессора, который выступал за проведение абортов, не было слабых аргументов, в то время как у его оппонента их было множество. Студент не отказался от своей точки зрения даже во время обсуждения, когда его одноклассники говорили о том, что у обоих профессоров были и сильные, и слабые аргументы. (На самом деле, большинство студентов были на стороне профессора, выступавшего против абортов). Даже после того, как класс ещё раз просмотрел запись дебатов и студенту доказали, что в нескольких важных моментах он услышал неправильно, он стоял на своём и утверждал, что аргументы одного профессора были абсолютно правильными, а другого — абсолютно неверными. Чем более очевидной становилась его неправота, тем сильнее он настаивал на своём. Он не сдавался до последнего, чтобы сохранить лицо.

Третий случай произошёл с профессором колледжа. Читая книгу об эффективном обучении, он наткнулся на главу, в которой приводилось исследование одного из подходов к обучению и говорилось, что этот метод является не только неэффективным, но и вредным. Прочитав начало главы, профессор понял, что речь идёт об одном из его любимых подходов. Чем дальше он читал критику этого метода (как он признался позже), тем больше злился и принимал оборонительную позицию. «Нет», — бормотал он себе под нос, — «Автор неправ. Подход хороший. Он просто не понимает». У профессора не было никакого разумного объяснения своей позиции — лишь желание сохранить лицо. Рядом никого не было. Только он и слова автора. Однако для него оказалось важнее защитить свой подход и освободить себя от необходимости признать то, что он знает меньше, чем думал, чем принять истину.

Сильные черты характера этого профессора проявились тогда, когда, осознав, что он делает, он пересмотрел своё поведение и заставил себя снова рассмотреть аргументы автора, теперь уже спокойно и здраво. Все мы время от времени оказываемся в подобной ситуации. Мы вряд ли можем устоять перед искушением сохранить лицо. Оно слишком укоренилось в нас. Но мы можем научиться определять такое поведение и попытаться контролировать его. Это сделает наше мышление лучше.

Приме­чания:
  1. «T. A.: Doing OK», Time, August 20, 1973, p. 44.
  2. Harold Kolansky, M. D. and William T. Moore, M. D., «Toxic Effects of Chronic Marijuana Use», Journal of the American Medical Association, October 2, 1972, pp. 35–41.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения