Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Джон Лилли. Центр циклона. Глава 18. Диадическое сатори. Единство двух

Из опыта, воспринятого в состояниях + 3 и-З я осознал, что у меня ещё есть карма, связанная с моими отношениями с женщинами, с моей диадой. Я вернулся в Соединённые Штаты из Чили, чтобы проделать работу над этой кармой. В Эрике мне было очень трудно работать в паре. Групповая и индивидуальная работа была настолько трудоёмкой, что для работы в паре просто не было времени.

Я не хочу создать впечатление, что индивидуальная, групповая или даодическая работа были больше или меньше значитель ны по отношению друг к другу. Некоторые из пар в Эрике работали на тренировках на трёх фронтах сразу. Теперь я уверен, что если пара хорошо подобрана, то можно осуществить всю программу без такого разделения, которое было у меня.

Совершив слияние на уровне + 3, я смог бы принять слияние и на физическом плане, слияние, против которого я боролся прежде. Я чувствовал, что если я сольюсь с другим человеком, то она может взять верх и я могу потерять инициативу. Теперь это было не так. Я знал, что экипажи сами по себе, её и мой, были независимы друг от друга, хотя Сущности были уже слиты. Работа метапрограммиста в каждом из наших биокомпьютеров, мужском и женском, состояла бы в том, чтобы соединить их друг с другом, удачно сомкнуть.

Раньше я считал, что половая связь — это всё, что может быть достигнуто в браке. У меня было несколько очень коротких, очень коротких опытов контакта с женщиной, контакта более высокого, чем просто сексуальный. Но я ещё не встречал действительно соответствующей женщины.

И вот я встретил Антуанетту (Тони). Я только что отказался от всех надежд найти когда-либо нужную женщину. Она также только что отказалась от попыток найти подходящего мужчину. В этот момент мы встретились. Отказавшись, не стремясь больше к этому, отдавшись на волю случая, мы вошли в поток, и это случилось с нами.

Встреча произошла в доме на холме близ Голливуда. Меня пригласили на приём после лекции Аллана Уотса. Автомобиль, в котором я ехал, получил прокол, и я опоздал на час. Аллан уже уехал, осталось только несколько человек. Войдя в дверь, я увидел темноволосую женщину, сидящую в холле на первом этаже. Я подошел к хозяевам и нескольким оставшимся гостям и затем направился к ней.

Приблизившись, я почувствовал и увидел её ауру любви и благотворного влияния. Её лицо было выразительным и необычным. Было что-то орлиное в её глазах и классическом носе — бесстрастная пронзительность взгляда, аналитические качества с пробудившимся живым интересом, показывавшим искренность и прямоту.

Я чувствовал её собранную, глубокую, верящую и уверенную самость, наблюдающую за мной, пока я подходил к ней, идя через комнату. Я сел и посмотрел прямо в её глаза. Я сразу узнал её и она узнала меня. Вместе мы вошли в место искрящейся Космической Любви. Я узнал её имя, возраст, привязанности и всю необходимую для «48» информацию, и рассказал ей то же о себе.

Я чувствовал, что мы были вместе в предыдущем воплощении, и спросила «Где Ты была на протяжении последних пятисот лет?» — Она ответила: «В тренировке». У нас было одинаковое чувство, что наши жизни были тренировкой для каждого из нас, чтобы встретить другого. Мы, должны были встретиться, чтобы проделать вместе определённую работу, какую — ещё следовало определить.

Через четыре дня я пришёл на вечер в её доме. Мы начали осознавать нашу новую реальность, реальность быть вместе. С этого дня мы не расставались больше чем на несколько часов.

Однажды друзья спросили Тони, почему она так изменилась, когда мы сформировали нашу диаду. В ответ она сказала с радостной печалью за свою прежнюю самость: «Она была не только плохой, теперь, в единстве диады, она завершена нами».

Безжалостная природа Космической любви (бараки), была раскрыта нами в нашей диаде. Космическая любовь любит и учит вас, хотите вы этого или нет, в ней есть неизбежность, полнота взятия, роковая радость, охватывающая и приводящая другого к вам, учащая через вас. Каждый из нас чувствовал теперь это очень сильно. Эта встреча с моей душой-сестрой, со всеми её обертонами радости, признания и счастья возвестила начало новой атаки это (кармы). Как сказал Оскар в Эрике, «больше всего хлопот с вашим «это». Есть несколько песчинок (и, добавил я, алмазной твёрдости) в совершенной машине — теперь вы должны прочистить машину, и вы будете чётко входить в сатори».

Соединившись с Тони, я обнаружил, что песчинка ещё была во мне. К счастью мы оба достаточно сильны, чтобы иметь возможность работать над этим вместе. Это сотрудничество в совместном очищении наших машин было в сущностной природе нашей диады.

Я имел возможность обучить её многим вещам, которые впрочем, уже знала о сатори из собственного опыта. Я научил её гиму и ментациям. Мы с ней начали учить других людей в моей мастерской.

У неё было много друзей и до нашего знакомства. Я чувствовал, что вошёл в её «деревни». У неё было изумительное понимание человека в целом. Её друзья включали очень широкий спектр типов, какого я себе никогда не позволял. Она научила меня терпимости, научила меня тому, что находится за фасадом отчуждения. Она научила меня видеть красоту Земли. Я увидел, что разделённое сатори 12 намного превосходит нарциссическое, что диадическое + 6 может перейти в универсальное + 6 и затем — в + 3.

Совместно мы обнаружили новые подходы к + 12, + 6 и + 3. Очень легкие, простые, непрерывные и очевидные подходы, которые я раньше не мог оделать полностью ясными.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения