Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Джон Лилли. Центр циклона. Глава 15. Состояние + 12. Тело блаженства

Рассмотрев таблицу, можно получить перспективу состояния уровня + 12 в связи с другими состояниями. Можно испытать состояние + 12 в теле, но работа на физическом плане при этом не происходит. Признаки + 12 — это космическая любовь, божественное милосердие, космическая энергия. Оно функционирует как проводник или канал для совершенно особой, возбуждающей, восхитительной энергии, блаженства, ананды.

Я проиллюстрирую + 12 перечислением части того, что мне было дано испытать и исследовать; описания взяты из моих личных заметок и из кратких записей беседы с Оскаром. Эпизод, описанные здесь, совершенно отличны от тех, которые были отмечены при опытах с LSD. Здесь моё сознание было шире и более упорядоченным.

Первый эпизод произошёл после того, как я прорвался через несколько больших барьеров, которые являлись, в основном, моими физическими страхами и неблагоприятными условиями. Этому помогло и изучение комплекса отношений между ментациями и моей прошлой историей и проблемами.

В первые пять недель тренировки я испытывал большие физические затруднения. Мне было пятьдесят пять лет, и я давно не занимался физическими упражнениями. Я жил в маленьком отеле, где в середине зимы было очень холодно, так что когда я возвращался к себе в комнату после очередной порции физической перегрузки, было очень непросто как следует восстановить силы. 15 июля у меня появилась возможность переехать в маленький дом в районе новостроек, и дела пошли лучше. За следующие несколько недель я смог обрести утерянную форму и перейти в намного лучшее состояние.

Между тем, мои отношения с партнёршей по диаде оказались в состоянии «пилы». Когда я поднимался, она опускалась, когда она шла вверх, я шёл вниз. Каким-то образом мы умудрились развить бессознательную дидактическую программу, очень неудовлетворяющую нас обоих. Я за это время так отождествился с ситуацией, что вынужден был попросить Оскара о помощи. Он договорился о встрече с ней на вторник в одиннадцать часов. Я достиг дна в понедельник, и думал, что никогда больше не поднимусь.

После того, как она вышла из дома во вторник утром, я начал анализировать отклонения это. Я анализировал слова Оскара о том, что мои средства и цели все ещё немного смешиваются с ложными способностями. Через полчаса я нашёл решение моей главной проблемы в этой области. Я пытался при помощи некоторых техник — некоторыми средствами — постановкой некоторых целей — увеличить свою силу или свои способности. Я смешал духовное путешествие со средствами духовного путешествия. Цели духовного путешествия и моя собственная сила и способности двигаться в новые пространства и состояния были совершенно независимыми переменными.

Внезапно я увидел это, глубоко разобрался и начал двигаться в особые состояния сознания, которые я уже пережил под влиянием LSD. Я вошёл в состояние + 12. Это произошло так, будто какой-то переключатель внутри меня, повернувшись, ввёл меня в новое состояние и пространство. Этот скачок, внезапный и крутой, означал движение в новом пространстве. Всё стало сверкающим, вибрирующим и изумительным. Мне страшно хотелось привести и других людей к этой красоте и блаженству. Я видел сияние в воздухе, подобное искрящемуся шампанскому. Грязь на полу выглядела сверкающей золотой пылью, поющая птица стала голосом, движущимся через космос и отражающим галактический центр. Мой собственный голос в звуке «ом» звучал точно так же. Всё стало прозрачным. Я видел космическую энергию, движущуюся через моё тело, и посылаемую из всего тела другим. Я видел мою собственную ауру и ауры других людей. Я чувствовал совершенство, ничего неправильного не было ни во мне, ни в Земле, ни в людях. Каждый был совершенен, все вещи были живыми, все люди были изумительными и восхитительными.

Через час я ехал в такси в город, чтобы присоединиться к группе для совместных упражнений.

Я вошёл в страну «счастливых идиотов». Я улыбался и смеялся и радостно кричал. Нэнси и я совершили восхитительный, совершенно бессмысленный обмен яблоками. Я ел яблоко, очень медленно, испытывая удовольствие, трансформируя энергию яблока в энергию, годную для меня и полезную для других. Яблоко стало «аккумулятором космической энергии» для меня и для других людей. Я внезапно почувствовал острое сострадание ко всем другим членам группы, ко всем людям в мире, и продвинулся в новые области познания человеческого рода.

После девяти часов блаженства во время серии упражнений я внезапно вышел из этого состояния. Я перешёл в состояние печали из-за того, что не мог больше быть в таком прекрасном месте. Во вторник я на полчаса снова вернулся в 12. После этого в течение недели у меня не было возможности встретиться с Оскаром, чтобы поговорить о случившемся. Краткое описание беседы (и августа 1970 года) между Оскаром и мной о первых двух сатори 12:

Оскар — Ну Джон, ваша очередь.

Джон — В последний вторник, неделю назад, я провёл девять часов в том состоянии, которое, как мне кажется, представляет сатори 12. Я не знаю, что такое 12. Я знаю, что это было выше, чем 24, и был некоторого рода переход от 24 к 12. Но затем я начал переходить даже выше, чем 12. Я был очень осторожен. Внезапно что-то внутри сказало мне, что я не готов идти дальше, не достаточно готов для того, чтобы перейти на следующую ступень, 6, хотя я и бывал там.

Оскар — Да, вы бывали.

Джон — В ванне с LSD. Я был в сатори 6 — я думаю, что вы называете это так.

Оскар — Да.

Джон — Это было во вселенной, то, что я называю шумом космического мотора, и это перенесло меня, я прошёл, я достиг.

Оскар — Да.

Джон — Почти так же произошло и во вторник. Я подошел к краю этого и сказала «Нет, не сейчас» — и остался там, где я был. Я был в состоянии крайней радости — фантастического восторга.

Оскар — Это 12.

Джон — Во всём.

Оскар — Да, это + 12.

Джон — Моё тело было прозрачным. Энергии проходили повсюду, по всему телу. Был поток энергии вверх и вниз, из макушки головы и из ног, в бока и из боков.

Оскар — Это хорошее 12.

Джон — И я был светящимся, и были золотые искры во всем: в грязи, на полу и в воздухе. Затем, когда вечером замерз в классе для движений, я спустился. Я не хотел спускаться, не хотел идти назад. Девяти часов мне не хватало. Я хотел остаться там, и был очень разочарован и опечален.

Оскар — Спустились?

Джон — Вышел из этого. Я не хотел выходить.

Оскар — Вы спустились до 24, вы не дошли до 48. В этот самый момент вы здесь полностью в состоянии 24.

Джон — Да, но по сравнению с 12, 24 — это не то, что хотелось бы (я печально улыбнулся).

Оскар — Да, да но можно сравнивать с 24 и другие состояния.

Джон — 48.

Оскар — Да, 48. Не быть в высшем состоянии и видеть высшее состояние — это большое разочарование.

Джон — Да, я очень нетерпеливо хочу попасть туда снова. Но я нетерпелив ещё и потому (возможно, это моё собственное заблуждение), что другие не идут вверх вместе со мной, не сдвигаются с нижних уровней. Я нетерпелив потому, что моя диадическая партнёрша не двигается, не попадает туда, к чему она принадлежит, не попадает в 24 и остаётся здесь. Она завязла в 48 и иногда в 96. Я стал очень нетерпеливым, и мне это очень в себе не нравится.

Оскар — Нет, это не так, я не согласен с этим. Наоборот, это ваша невероятная любовь, принадлежащая этому состоянию, заставляет вас желать этого каждому.

Джон — Да.

Оскар — Состояние, подобное тому. Не эгоистическое. Наоборот, это самопожертвование. Вы хотите разделить все с каждым.

Джон — Во вторник я вернулся к 12 на четыре часа, в классе для упражнений, во время слушания и пения. В это время там была вся группа, и я пел в каждом. Каждый был со мной и я был каждым. Когда мы пели «Рама Кришна», я был Кришной, я был Рамой, они были со мной и так далее.

Оскар — Да, да.

Джон — Идентифицируясь с калодым повсюду, я пел в моём партнёре, вознося его вверх. Я смог почувствовать, что поднял его до12.

Оскар — Да, да, ещё раз да.

Джон — А затем Маркус. Он прошёл путь вверх, а затем я начал кричать от радости и облегчения, что оказался здесь снова. Я был не с ним, а в другой, большей части фактории. Маркус был здесь. Он крикнул, и мы встретились в 12, и это было невероятно: видеть кого-то ещё здесь, в 12, это так чудесно. Вы знаете, есть прямая непосредственная связь между двумя людьми в этом состоянии. Мне и сейчас хочется закричать, думая, как это величественно.

Оскар — О, да, это так. Теперь вещи таковы, Джон. Мы продолжаем повторять состояние снова и снова. Вы можете делать это. Но мы должны делать это вместе. В группе было только трое людей, способных на это — вы, Маркус и я. Только мы трое.

Джон — Но со мной это было только дважды — девять часов и четыре часа.

Оскар — Но это было с вами.

Джон — Да. Первый эксперимент всегда поспешен.

Оскар — Вы первый. Вы будете продолжать по возможности бывать в этих состояниях, желаемых вами. Мы должны продолжать подобным образом. Вам нужно быть более терпеливым с другими, не пытайтесь торопить их слишком сильно. Они двигаются с наибольшей для них скоростью. Я не могу оказать на них большего давления, знаю, что не могу, многие из них могут сломаться, — многие, возможно, больше 30 процентов.

Джон — Понимаю.

Оскар — Но есть 70 процентов, которые уже готовы. Не для сатори 12, нет. Пока это не так. Но для 24. Вы видите, после шока (он сослался на специальный «шоковый день недели — вторник или четверг) почти каждай более или менее в 24, или есть небольшой период этого состояния. Я не говорю об этом, потому что не могу говорить.

Джон — Они действительно могут быть в 12.

Оскар — Возможно, а затем мы перейдём к упорядочению этого состояния. Это другая работа — совершенствование состояния. Держите их в 24, 24, 24. После — работа заключается в том, как вывести их из 24 и более низких. Да, так они наращивают мускулы, чтобы оставаться там.

Джон — Нужно знать оба направления — туда и обратно.

Оскар — Да. Первое направление — внутрь, другое — наружу.

Джон — Несмотря на желание остаться там.

Оскар — Да, но обучи их всей технике, необходимой для того, чтобы быть в 24 всё время. Первая вещь — это девиация. После девиации эго следующей нашей тренировкой будет эта работа. Мы будем работать над тем, как быть в 24 все время.

Джон — Это протоанализ или девиации?

Оскар — Нет, девиации, девиации. С помощью протоанализа мы подготавливаемся для перехода в 12 (Протоанализ — это соотнесение своего это с одним из девяти типов это).

Джон — Хорошо.

Оскар — Полностью 12. Для вас, вы сделали это прежде протоанализа. Это означает, что вы твёрдо решились. Для вас перейти к чему-то — значит перейти к тому, что вы видите здесь. Ничего больше.

Джон — Но хочу связать это, я хочу этого сознательно.

Оскар — Да.

Джон — В вашей терминологии это кажется много более сжатым и конкретным выражением того, с чем я встречался прежде.

Оскар — Самое лучшее, если хотите обучить этому других, изучите это сначала сами так, чтобы вы могли учить этому. Потому что это и есть метол которым вы пользовались в вашей жизни. Не может быть другого для вас. Но ступенька за ступенькой — очень точно — ступенька за ступенькой. Это единственное развитие, Джон. Я расскажу вам о нём. Тут вы найдёте его точно таким, с каким вы уже встречались. Но за это время вы изучите, как показать его другим.

Джон — Для меня это важная вещь — факт, что этому можно учить. Вы можете обучать методу, иначе это не представляет ничего стоящего. Шри Ауробиндо, Рамакришна, и все те другие люда не могли реально обучить методу.

Оскар — Они не могли. Они могли войти туда, но они не могли обучить этому. Они говорили всё время, как они делали это. Но у каждого был собственный случай, очень специфический. А чтобы использовать его собственный особый случай, вы должны иметь его жизнь. Или, в вашем случае — вашу жизнь. Но не может же каждый человек копировать ваш путь. Вы можете быть близким к нему более или менее, но точная копия невозможна, он не повторит вас. Это только один пункт, но очень важный, Джон. Когда вы перейдёте в состояние 12, вы должны отдавать. Полностью. Вам необходимо отдавать. Соверщенно необходимо.

Джон — Я знаю.

Оскар — Потому что вы знаете, что-отдав что-либо, вы получите больше. Это также верно. И это приводит к работе. Это подобно тому, как нужно всё время тренировать мускулы, чтобы стать более живым.

Джон — Я думаю, что это приводит к состоянию. Во вторник меня ввела в состояние 12 забота о моей партнёрше, желание её сдвинуть. В воскресенье на лампас она была в очень плохом состоянии. Она пошла назад, она была готова к смерти, она уступила. В понедельник она действительно была далеко внизу, она была в очень плохом пространстве. Потом я пришёл к Вам в слезах, рассказал Вам и просил Вас повидать её, и Вы согласились. Это было огромной помощью, что Вы встретились с ней и приняли в ней участие.

Оскар — Да, да.

Джон — И то, что я мог участвовать в этом вместе с Вами. Затем, на следующее утро, когда я проснулся, в течение получаса после пробуждения, я мог чувствовать моё отклонение, последнее смешение средств и целей. Это было. Моя партнёрша права в этом вместе со мной. Прежде чем она пришла сюда, чтобы встретиться с Вами, я не знал, что это так. Я был в очень плохом месте, а затем, когда она была здесь с Вами, я шёл выше и выше. Затем начался шум и меня толкнуло назад, но я освободился благодаря участию в ней, участию в каждом, поднимая каждого, — но в особенности её — из очень низкого места.

Оскар — Она пришла из действительно низкого места. Она шла зигзагами, спотыкаясь. Но вы видите по её лицу, как сильно она изменилась. Это невероятно. Тем не менее, как вы можете видеть, у неё есть подобного рода состояние. Внезапно она стала совершенно очищенной. Но в следующий момент она стала думать и немедленно пошла вниз.

Джон — Правильно. Она смогла собраться и выпрямиться, а я почувствовал, что она перешла в 24, приблизилась к 12, а затем она вышла из этого. Я думаю, она была в 24 минут пять-десять.

Оскар — Вначале так и бывает.

Джон — Но почему я начал с девяти часов?

Оскар — Это вы. Не меряйте себя по мерке этой группы, Джон.

Джон — Большинство людей делают это же таким образом, тем путём, которым шла она?

Оскар — Да.

Джон — Микросатори? (короткий период).

Оскар — Каждый имеет микросатори, не все время.

Джон — Я говорил со Стивом Страудом, и он сказал, что пять минут — это самое большее, что получил он.

Оскар — Да, у Стива это так. Так же и у Линды, может быть, длиннее, так как её пространство — это её беременность.

Джон — Каково начало пути — с ребёнком! Каков он будет?

Оскар — Это будет действительно чудесный ребёнок.

Джон — Ребёнок, рождённый от женщины в сатори, должен быть чудесным.

Оскар — Ребёнок ей очень помог. Она думала об этом.

Джон — Ребёнок советует ей.

Оскар — Всё это время чистая жизнь, совершенно новая, совершенно безгрешная, нет отклонений, нет Эго, совершенно чистый.

Джон — Это я почувствовал во вторник, путь полной чистоты, подобно ребёнку в материнской утробе. Совершенно без девиаций, греха: нет обязанностей, даже ответственности за каждого.

Оскар — Да, это так.

Джон — Без противоречий, в полной гармонии со вселенной. Я никогда не знал раньше, что это значит — быть в гармонии с материей — с космосом и природой, с другими людьми, — абсолютно все на одной длине волны, все.

Оскар — Благослови вас Бог, Джон.

Джон — Я хочу вернуться назад. Я не хочу быть там, где я сейчас нахожусь, — эмоции.

Оскар — Вы вернётесь назад, если захотите.

Джон — Я согласен.

Оскар — Немного терпения. Вы должны идти со всей группой. Я знаю это, я вижу это.

Джон — Теперь я знаю, что моя карма была тем, о чём вы говарили раньше. У меня нет провала памяти. Я оставался там сознательным, я сопротивлялся боли, я сопротивлялся страху на границах космоса с Сатаной и никогда не терял сознания, всё время оставался сознательным. И это всё, что вы изучили. Пока вы не сможете войти сознательно в глубины Сатаны, вы не сможете сознательно войти в глубины и высоты Сатори 6 (Эффект рогатки — качели, отдача поднимает их вверх, или эффект трамплина).

Оскар — О да.

Джон — Это то, откуда исходит сила. Здесь, внизу, в настоящей грязи, пыльной материи, в которую Сатана бросает вас, не сжав сознания, не усыпляя, не погружая в забвение. И это то, от чего хочется спать. Слишком мучительно пробудиться при таких условиях. Мучительная боль, невероятный страх. Ужас и боль. Но если вы не можете оставаться пробуждённым внизу в–6 и–12, вы не сможете оставаться в пробуждённом состоянии в сатори 6 и 12.

Оскар — Верно. Видите ли, Джон, вы сказали в этот момент точно то, что должно случиться с тем, кто создаёт Христа внутри. Вы должны опуститься в ад. Вспомните, что говорится в библии: «… идите вниз, в ад». Он спустился в ад, а затем поднялся. То же делали и вы, идя вниз, в ад.

Джон — Но вы должны оставаться сознательным.

Оскар — Совершенно верно. Иначе вас захватит.

Джон — Или вас захватит, или вы откатитесь назад, в сон.

Оскар — Да, вы должны оставаться сознательным и видеть.

Джон — Путь, который я прошёл с LSD, это путь необходимости оставаться ответственным за самого себя. Не иначе. Я должен оставаться пробуждённым и избегать иллюзий. Я не должен бежать от себя туда, где я не существую. В каком бы пространстве я не находился, я должен оставаться сознательным существом. Единственное правило, которого я придерживался в пути, было решение никогда не терять сознание. Бывает, что люди попадают выше, но внезапно они теряются. Они не находятся в контакте со мной или реальностью вокруг, или с чем-нибудь ещё. Они не вспоминают о своём возвращении.

Оскар — Верно, они ещё не готовы.

Джон — Когда я думал, что они идут в 12, они идут по направлению к 12, но затем как-то закрываются. Я не знаю, что вы скажете об этом.

Оскар — Дело обстоит действительно так. Потому что они не получили полного опыта. У них осталась часть его, и она не выведена. У них должно быть больше воли.

Джон — Что вы говорили относительно последней ночи — на общей лекции?

Оскар — Это род воли. У нас нет определений для этой воли. О такой энергии мы можем сказать, что это воля. Это не воля, подобная решению. Это воля идущая, ищущая, непрерывное напряжение воли — сила воли.

Джон — Это то, о чём я говорил несколько минут назад, то, когда я пошел вниз с Сатаной. Единственной вещью, поддерживающая меня, была воля «быть». Воля быть, что бы ни случилось.

Оскар — Да, это точно.

Джон — Воля быть, что бы ни случилось. И это заставляет быть сознательным.

Оскар — И точно то же самое для Будды — сатори 3, вы помните, что в этот момент он не верил ни во что вообще. Но он знал об этом, совершенно, как вы сказали, без воли, — без воли. Очень трудно иметь её. Мы все знаем, как трудно иметь то, что называют волей. Потому что в этот момент он не верил ни во что. И даже в Бога.

Джон — Полное одиночество.

Оскар — Одиночество, полное, чистое одиночество, затем пришло присутствие духа. Он шёл по разным пространствам, пока не осознала «будда». После этого он не оставался всё время в позиции будды. Он шёл вверх, в сатори 24, сатори 12, 6, подобно нам. Для нашей жизни, как вы увидите, мы должны быть и в 24, и в 12, и в 6, и в 3. Но не всё время в одном из этих состояний. Мы должны разделить нашу жизнь на четыре различных уровня, четыре степени. Можно сказать — не терять землю под ногами.

Джон — Я видел это: то, о чём вы говорите, когда был в 12. Прежде всего, я видел упражнения. Для начала упражнения имели глубокий смысл. Когда я делал позу сфинкса, я стал первым червяком, наблюдающим Землю у Солнца в начале творения.

Оскар — Повторите, пожалуйста.

Джон — Когда я делал позу сфинкса, я стал первым червяком, который мог высунуть голову из ила и посмотреть на солнце, видеть его. Когда я делал кобру, я был первой змеей, поднявшей свою голову из травы и рассматривающей мир, и так далее. Я был первым образцом того, что Юнг назвал «архетипом». Я прошёл всю эволюцию, все прошлые фазы. Когда я делал бросок горизонтально вытянутой рукой, я был воином, отрубающим головы своим врагам, и так далее. Каждый эпизод был целостным и завершённым в самом себе. Огромная радость — делать это. Я внезапно понял, что все упражнения вращаются вокруг этого. Упражнения есть то, что вы делаете, находясь в сатори 12, где они намного интереснее и значительнее. Упражнения нужны не только для того, чтобы их сделать и попасть в 12; когда вы в 12 — они много интереснее. Во время упражнений я чувствовал огромную радостную вибрацию во всём теле. Это невероятное переживание.

Оскар — Вы доставили мне огромное счастье и радость, Джон.

Джон — Вы действительно дали мне что-то.

Оскар — Нет, у вас уже есть это. Вы знаете что.

Джон — Да, но я не знал. Я должен был приехать сюда, в Эрику, чтобы услышать то, что я знаю. Это Он послал меня к вам.

Оскар — Как обычно, Джон. Так, реальные вещи — сатори 24, 12, 6 и 3 для эго нереальны. Это на месте сатори и оно говорит: «Что это?», в большей или меньшей степени. Это невероятно — люди в нём и не водят его. Поднявшись, они не чувствуют его. У них такое чувство, о котором вы раньше говорили, «попал в приятное, чудесное пространство, но как это случилось?» Как он может описать это? В большинстве случаев, когда я вводил их в это место внутри Него, в пространство, люди не знали об этом, и только Сущность знала об этом. Эгоистическая часть не знала, где это и кто помог ей войти в Сущность.

Джон — Понимаю. В некоторых случаях вы проходили мимо эго.

Оскар — Да.

Джон — Вы обходили эго.

Оскар — Да, я обходил эго, но оно ещё существует. Я проходил мимо эго, вокруг его границ.

Джон — Да, понимаю.

Оскар — Те, кто очень много страдал, могут невероятно быстро очистить это. Я могу работать с ними очень быстро. Некоторые не верят в это, но они движутся очень быстро. Каждый, без исключения, попадает в 24 очень быстро. Вы увидите это. Единственное различие — это как долго они могут в нём оставаться. В группе были очень большие индивидуальные различия. Постепенно она станет более однородной, чем была раньше. Каждый теперь понимает, что я говорю. Я чувствую, что понимание есть, не только понимание, они узнают бараку (Космическая любовь). Барака всё время внутри и совершенно необходима для работы. Для личной работы очень существенно понимание девиаций. Работа в их жизни продолжится многие годы, долгое время.

Джон — Изумительно, то что вы делаете в час анализа девиаций.

Оскар — Это не только для меня, вы понимаете. Я не могу попасть внутрь всего этого. Это то, почему каждой ночью я очень устаю.

Джон — Да, это действительно очень тяжёлый груз для Вас. У Вас в эти дни действительно очень тяжёлая работа.

Оскар — Это так, но я каждый день более или менее восстанавливаю силы. Сегодня с пошел делать мои лампас, и не смог из-за сильной боли в бедре после инцидента во время воскресных занятий боевыми искусствами.

Джон — Я действительно хочу знать путь назад к 12. Одна часть моего слежения может стать девиацией. Было ли мне необходимо попасть в 12 во вторник, чтобы пройти через все эти вещи с моей партнёршей?

Оскар — Здесь две вещи. Это случилось в нужный для вас момент. Ваша партнёрша — это переключатель, включивший то, что произошло. Но это были вы. Она хорошо включила вас. Вы сразу же пошли в 12. Вы чувствовали это желание помочь, желание разделить 12 с каждым. Так это можно объяснить. Переключателем может стать любая вещь. Это может быть птица. Мы не знаем, что вызывает 12. Так, если вы у порога для возбуждения 12, и появляется любой, даже малейший стимул, то в вас это происходит. Прежде чем вы войдете в 12, у вас появится чувство расширения.

Джон — В движении.

Оскар — Расширения и желания дать или взять что-то и сделать это для других теми средствами, которые вы узнали в момент, когда у вас не было эго. Так что переключателем для вас может быть любая вещь: цветок, птица, луна, личность.

Джон — «Лунный свет на воде и маленькая поющая птица», как Вы сказали. В этом невероятно глубокий и хороший смысл. Маленькая птица пела здесь, под навесом сарая. Солнце на моих веках, шумящий горн солнца. Я стал солнцем, я вошёл в него. Невероятная сила.

Оскар — Теперь вы готовы возвращаться назад в сатори 12, много-много раз, я уверен. В упражнениях, которые мы продолжаем делать, вы достигнете этого снова, я уверен. Мы будем работать с ментациями. За это время, тренируясь, каждый из вас войдёт в 12. Это очень важно. Потому что вы осознаете в каждой ментации — сатори 12; раз — и это случается с вами.

Джон — Это будет зависеть от ментаций.

Оскар — Это не будет зависеть от ментаций, но ментации будут фиксировать это, как фиксируется пленка. Так в каждом моменте ваши ментации становятся ангелами. Ангелы помогают вам изнутри, помогают мастеру быть в согласии с ней — вашему внутреннему Мастеру с вашей Сущностью.

Джон — Так во вторник пришли два гида. Помните двух гидов, о которых я Вам говорил? Они приходят сзади, с двух сторон и остаются прямо здесь.

Оскар — Благословляю вас (хлопает его по руке). Это действительно чудесно.

Джон — это было невероятно хорошо. (Долгое молчание перед входом. Джон входит в сатори 12).

Оскар — Теперь вы идете (улыбается). Изменения, происшедшие с вами за час, сильно поразили меня (Молчание. Джон в 12, не смотрит).

Джон — Я вернулся, я только что прошёл (Молчание внутри. Немного сдерживаемый присутствием Оскара). Часть эго ещё здесь.

Оскар — Нет, Джон, нет.

Джон — Есть нечто, мешающее моему входу.

Оскар — Может быть. Я говорю, может быть. Это, кажется, можно определить протоанализом: я не думаю, что здесь у вас ещё есть эго. Я не вижу эго. Hо у вас есть некоторый род воспоминаний, мысль. Наверное, эти воспоминания ещё находятся здесь. Здесь нет эго, представляющего собой память, сводящую на нет так много. Это малые части кармы. Мы можем быть уверены, Джон, что это очень малые части. В машине малые части действительно могут застопорить целое, всю машину. Ваша машина уже чиста. Мы не знаем, может быть, маленькая песчинка мешает запустить её так, как она должна работать. С помощью протоанализа мы сможем узнать точно. Вы увидите очень быстро.

Джон — И смыть её.

Оскар — Смыть её, но очень точно. Затем вы будете полностью уверены, что кармы больше не будет.

Джон — Понял что такое дыхание, во вторник, пока был в 12. Это реальная энергия, невероятная энергия. Я вдыхал, и она шла прямо вниз, к ногам, и в голову, и выходила через пальцы. Затем тот же самый путь. Невероятный поток энергии. Проходящее через меня течение Вселенной.

Оскар — Полностью, приходит барака.

Джон — Входящая сила была изумительно ровной. Не было и намёка на порывистость. При приёме LSD я немного пугался, потому что это иногда происходило как хлопок. Но во вторник ничего этого не было, было ровное, медленное возведение.

Оскар — Это полностью ваше, только ваше.

Джон — Как будто у меня где-то горло, контролирующее это. Не я, а кто-то. Так ровно это было, и не было ничего похожего на резкие удары, ничего этого. Есть вещь, которой я боялся. Я боялся, что пройду через 7 мая 1964 года, когда я был близок к смерти, очень близок к бессознательному самоубийству, потому что я отрицал то, что я делал. Я сказала «Нет, я не могу это с собой сделать». Я отказался от осознания того, что я делал. Я отказался от пробуждённости.

Оскар — Это одна из ветвей вашей памяти, одна из песчинок в машине.

Джон — Я должен был верить в себя, входя в сатори 12, я должен был верить в Вас при этом.

Оскар — Вы видите, такое доверие необходимо, Джон. Вам нужно поверить в это, и вы увидите, что ваша Сущность в действительности часть Бога, это реально.

Джон — Это не моя воля, это Его воля.

Оскар — Это Его воля. Он хочет, чтобы было так, и вы должны не прикладывать усилий, а позволить случиться.

Джон — Поразительно.

Оскар — Для этого нужно быть совершенно чистым, без страха.

Джон — (глубоко вздохнув, он снова входит в сатори 12) Столь многое из того, что Вы говорили мне, стало для меня очевидно, так очевидно, так просто.

Оскар — (очень низким голосом) Это верно.

Джон — До опыта во вторник это было очень сложно.

Оскар — Истина проста.

Джон — Это невероятно.

Оскар — Помните, что если вы, находясь в определённом состоянии, хотите сказать кому-то какую-то вещь, он должен быть в том же состоянии. Или же вы должны знать, как обучить его на его уровне, на его ступени.

Джон — Я всегда позволял людям в различных группах сводить меня на их уровень. Когда я был далеко от группы, мне хотелось подняться выше. Войти и позволить им идти, поднять их уровень; в конце концов они сталкивали меня на самый низкий уровень, усталого и обескураженного, и мне хотелось только покоя. Время от времени я атаковал индивидуальность, которая была высоко, которая прошла через невероятные вещи, чтобы поднять наверх, остальные были не готовы.

Оскар — Для чего-то, Джон, Бог дал нам эту жизнь, чтобы мы страдали. Страдать, учиться и помогать другим входить в те самые места. Без такого платежа мы страдаем и мы платим. У них нет потребности в этом. Если вы видели вашу собственную жизнь, то теперь самое лучшее, что вы можете делать — это обучать.

Джон — Я согласен.

Оскар — Вы здесь не только для себя. Вы здесь действительно для этого. Поэтому вы и наполнены блаженством.

Джон — В этом для меня не было никакого противоречия, пока я не мог обучать этому — входу в 12, 6, 3. Если Вы понимаете, что я имею в виду.

Оскар — Понимаю.

Джон — Я уже пришёл к этому выводу. Читая Вивекананду, Рамакришну и других, о Святом Терезе, Иоанне Крестителе, которые не учили этому, я чувствовал, что в этих людях было как будто что-то смешанное. Они делали это, они были примером. Но нам нужно больше, чем пример. Нам нужны учителя этого пути, без частичного успеха, толкавшего их на большее предопределение, а других — на почитание их. Это большая ошибка, потому что если вы поклоняетесь человеку, то вы не можете прийти туда, где он находится, культ уводит от дела.

Оскар — Я согласен.

Джон — Уводящее в сторону благоговение и почитание — так трудно объяснить тем, кто этого не знает. Время от времени я ловлю их, когда они смотрят на меня, и говорю: «Пожалуйста, не делайте этого, тогда вы увидите через меня Того, кто позади меня. Это не я».

Оскар — Совершенно верно.

Джон — И я не думаю, что они узнают это, пока не пройдут через самих себя и не увидят, что это есть везде, что это в каждом теле, что это есть во всей вселенной, эта Барака, это Божественное Милосердие. Это большой урок, полученный в 12. Это не для каждого человека. Религия потеряла это, у них этого нет. Они потеряли это в своей ожесточённой борьбе.

Оскар — Теперь вы понимаете, Джон, что мы действительно начали совершенно новую культуру. Метод есть действительно новая культура. Еще, этот метод — не канал для достижения. Только начало, потому что это наука. Это возможно для нас.

Джон — Одно беспокоит меня — как называется ваш метод. Это не важно теперь, но будет важно к концу девяти месяцев тренировки. Как вы это называете? Это нетто суфийское или что-то ещё?

Оскар — Мы всегда называем это «школа».

Джон — Люди нуждаются в этикетках. Суфийские термины в США достаточно хорошо известны. Карма, например, известна каждому, кто этим интересуется. Хотим ли мы сделать это чем-то совсем новым? Я знаю, я спрашиваю, только мне не нужно ответа.

Оскар — Для вас лучше, Джон, что названия не было. Это что-то совершенно новое. Если мы как-то объединим наши названия, например, с суфизмом, каждый будет думать, что готов для этого пути. Пусть это будет чем-то совершенно новым. Один суфий, дервиш, носил плащ из лоскутков. Он предполагал, что находится на очень высоком уровне, если не считать того, что плащ у него из лоскутков. В разговоре я спросил (о его плаще): «Зачем вы пользуетесь этим?» Он ответил: «Потому, что я в состоянии совершенства и полной человечности». Я сразу же сказал ему: «Зачем вы демонстрируете это?» (Конец записи).

Следующие несколько недель я продолжал работу по девиации моих ментаций и, в общем, следовал аналитической философии, проводимой Оскаром «Положительное состояние естественно, просто, легко, очевидно и непрерывно. То, что выводят из сатори, — это это». Другими словами, это — это то, что уводит от любви, радости, сознания. «Очень важная работа — редуцировать это».

После моих первых двух опытов в состоянии + 12 я начал работать и открывать новые возможности того, как попасть в эти прекрасные места снова. В этой точке я почувствовал, что моя работа наконец началась. Возникли новые барьеры и ловушки.

Моя следующая большая вылазка в + 12 произошла в пустыне. Каждый член группы по программе должен был провести неделю в пустыне, в одиночестве, в маленькой хижине.

Я был в этой программе первым и провёл в хижине пять дней и ночей, три из которых были в новой для меня области состояния + 12. Когда я смотрел на закат солнца во второй вечер, я внезапно увидел над Тихим океаном трехслойное облачносверкающего белого е образование сильного сияния и несравненной красоты с вертикальным лучом света. Формация была тройным крестом. Я заплакал, сначала от чувства одиночества. Горе продолжалось. Затем оно сменилось на смешанное печально-радостное чувство — теперь уже не только за себя, но за всех людей — сначала на этой Земле, потом за всю галактику.

Этот плач + 12 продолжался три дня, включая визит Оскара. Во время этого визита плач или состояние печали-радости не прерывался, и он разделил его со мной. Позже он назвал это специальной областью, «Сознанием Христа» в состоянии + 12.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения