Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Элвин Тоффлер, Хейди Тоффлер. Революционное богатство. Часть VI. Протребление. Глава 27. Ещё раз про бесплатный обед

Когда Розалин Беттифорд, 47-летняя сотрудница издательства, приехала на конец недели в свой загородный дом в Вашингтоне, штат Коннектикут, в двух часах езды от Манхэттена, вечер оказался прохладным. Сын-подросток спал у себя в комнате. В гостиной было темно. Когда глаза Розалин привыкли к мраку, она заметила, что одно из больших окон широко открыто. Женщина потянулась к ручке, чтобы закрыть его, и вдруг тяжёлая рама выскользнула из переплета и, потянув за собой Розалин, рухнула вниз с 12-футовой высоты на каменные плиты террасы.

При падении Розалин (мы изменили её имя, но в остальном наша история абсолютно правдива) получила травму черепа, сломала несколько ребер, руку и пальцы на ногах. Испуганный сын обнаружил её стонущей в полубессознательном состоянии. Из ушей вытекала бесцветная жидкость.

Через несколько минут на месте происшествия появились молодые люди, которые быстро наложили шину на руку и отвезли Розалин в ближайший госпиталь. Они спасли пострадавшей жизнь и, когда появились врачи, незаметно исчезли, растворившись в ночи. На следующий день они навестили Розалин, чтобы узнать, как идут дела. Это были волонтёры местной пожарной охраны. Им не нужно было напоминать о трагедии 11 сентября; добровольцы, помогающие службам, оказывающим экстренную помощь, хорошо справляются со своими функциями, и не только в США.

В 2001 году в Японии насчитывалось 951069 членов «шо-бодан» — местных объединений пожарных-добровольцев. Подобные объединения существуют в Австрии, Канаде, Финляндии, Германии, Италии, Португалии, Южной Африке и других странах мира. Члены этих союзов часто рискуют жизнью, а бывает, что и жертвуют ей.

Говоря на языке экономики, волонтёры — это протребители, предоставляющие различные услуги, не считаясь с собственным временем, не требуя вознаграждения за затраченные усилия и риск.

Размах волонтёрской деятельности в США очень велик; примерно 110 миллионов американцев хотя бы несколько часов в неделю посвящают бесплатной добровольческой работе. В докладе 2001 года некоммерческой организации «Независимый сектор» указывалось, что за предыдущий год американцы затратили на добровольную работу 15,5 миллиарда часов. Сюда входили самые разные виды деятельности: организация питания, уход за больными, сбор средств в пользу благотворительных фондов, работа в церкви и прочих неправительственных организациях. Согласно этому докладу, совокупная сумма стоимости этой бесплатной деятельности составила около 2,3 миллиарда долларов — вот вам ещё один «бесплатный обед» для видимой экономики.

В 2005 году ураганы «Катрина» и «Рита» обрушились на побережье Мексиканского залива, уничтожив сотни зданий и рабочих мест и вызвав почти полный коллапс государственных служб экстренной помощи. Добровольцы же, напротив, по всему югу США предлагали свои дома, пищу и медицинскую помощь пострадавшим от стихийного бедствия.

В Японии помощь в экстренных случаях была практически не развита вплоть до великого Ханьшинского землетрясения в окрестностях Кобе, которое случилось 17 января 1995 года. Эта катастрофа взбудоражила нацию, и 1 миллион 350 тысяч добровольцев бросились на помощь — разбирать завалы, оказывать медицинскую помощь, доставлять пищу и воду, искать пропавших. Как можно оценить в деньгах их вклад в японскую экономику? Учитывалась ли эта работа при подсчёте ВВП? И что ещё важнее: какова гуманитарная ценность этой деятельности?

В Южной Корее добровольцами являются 6 миллионов 500 тысяч жителей страны. Они предоставляют кров жертвам наводнения. Они помогают строить дома для оставшихся бездомными. Они учат беженцев из Северной Кореи приспосабливаться к условиям жизни в Южной.

В Италии волонтёры помогают ухаживать за больными раком и работают в хосписах. Когда в 2002 году Германию постигло невиданное наводнение, десятки тысяч волонтёров со всей страны ринулись на борьбу с разбушевавшейся стихией.

Вся эта деятельность является частью скрытой, «внебухгалтерской» половины экономики каждой страны. Если бы её полная стоимость была точно подсчитана, многие решения политиков и бизнесменов оказались бы совершенно иными.

Учителя, медицинские сестры и лошади

Когда экономики разных стран были обособлены и децентрализованы, протребление тоже оставалось явлением сугубо местного значения. Вместе с подъёмом национальных рынков и национальных государств помощники стали предлагать свои услуги уже не только в рамках своей общины или в границах своей деревни. В последнее время в результате глобализации или реглобализации экономики многие волонтёрские организации тоже приобрели глобальный размах, распространив понятие общины до масштабов всего человечества и соответственно расширяя спектр работ во всех областях деятельности.

Примеров интернациональной добровольной помощи существует множество. В 1989 году после землетрясения в Сан-Франциско на помощь жертвам, преодолев Тихий океан, вылетела японская команда экстренной помощи. Когда в 2002 году тысячи лошадей в Зимбабве были обречены на голодную смерть после того, как их хозяев-фермеров согнали со своих земель, на помощь несчастным животным отправились волонтёры из таких отдалённых мест, как Шотландия, Швейцария и Южная Африка.

Можно привести примеры куда более масштабной деятельности. Красный Крести Красный Полумесяц действуют по всему миру. Число их добровольных помощников достигает цифры 105 миллионов человек, это представители 178 стран. Подобно другим неправительственным организациям, они направляют врачей, медсестер, агрономов и прочих специалистов для оказания бесплатной профессиональной помощи в разные точки по всей планете. И почти всегда в необходимые критические моменты посланцам этих организаций оказывают содействие местные помощники.

Ни с чем не сравнимый размах приобрела добровольческая деятельность во время катастрофического цунами в декабре 2004 года. Правительства и различные организации публично заявляли об отправке в пострадавшие страны гигантских сумм, большая часть из которых если и достигала цели, то очень медленно. Зато волонтёры со всех концов Земли оказались там почти мгновенно. Правительство Австралии вынуждено было закрыть не выдержавшую перегрузки «горячую линию» для добровольцев после того, как число позвонивших превысило 10 тысяч человек. На определённом этапе многим добровольческим организациям пришлось отказывать желающим предоставить свои услуги — так их было много. Непрофессионалы — радисты, пилоты, медсестры, учителя, строители, водители грузовиков — бесплатно вносили свой вклад в общее дело.

Всё это было невидимое богатство, не учтенное денежной бухгалтерией, перетекающее из страны в страну, с одного конца Земли на другой.

Дело любителей

В современном мире высокой профессионализации словечко «любитель» вызывает у менеджеров по кадрам и экономистов пренебрежительное отношение. Однако история свидетельствует о том, что любители, работающие бесплатно для себя, своих семей и общин, достигали значительных высот в широком спектре областей, в том числе в науке и технике.

Поскольку наука не сразу сделалась оплачиваемой профессией, практически все учёные в прошлом были любителями. Многие зарабатывали на жизнь профессиональной деятельностью, а самые великие свои открытия, подчас исторической значимости, совершали в качестве протребителей.

Джозеф Пристли, открывший в 1774 году кислород, был священником. Пьер де Ферма, чья «последняя теорема» на века озадачила математиков, был юристом. Бенджамин Франклин, получавший доход как издатель и политик, в свободное время изучал океанские течения, попутно изобрёл бифокальные линзы и ставил опыты, доказывающие, что молния имеет электрическую природу. Он тоже был протребителем.

Сегодня протребители-любители собирают огромное количество ценных сведений об окружающей среде. На Филиппинах созданы целые сети любителей, регистрирующих данные о сейсмологической обстановке, однако самые важные открытия были сделаны любителями в сотрудничестве с профессионалами в области астрономии и космических исследований.

Когда в 1957 году на орбиту был выведен первый искусственный спутник Земли, любители во всех уголках планеты, организованные астрономом Фредом Уипплом, директором Смитсонианской астрофизической обсерватории, наблюдали за его полетом. Их усилия получили название «Лунная вахта». Как сказано в книге Э. Н. Хейеса «Странники небес», «Лунная вахта» показала, на что способны любители, если их правильно организовать и настроить. Сегодня астрономы-любители, кроме всего прочего, отслеживают траектории движения астероидов и других потенциально опасных космических объектов.

Бывший астронавт бригадный генерал Саймон «Пит» Уорден недавно информировал комитет по науке Палаты представителей США о том, что мелкие объекты «масштаба ядерного оружия» бомбардируют верхние слои атмосферы Земли с периодичностью раз в две недели. В июне 2002 года одно такое событие произошло в районе Средиземноморья, высвободив 20–30 килотонн энергии — больше, чем при взрыве атомной бомбы над Хиросимой.

«Случись такое над Индией или Пакистаном, — предположил он, — это могло бы спровоцировать ядерную войну». Обращая внимание на подобные маловероятные, но потенциально чрезвычайно опасные явления, он отдал должное любителям, отметив, что «некоторых из них уже нельзя назвать любителями».

По мнению Ричарда Ньюджента, любителя-охотника за астероидами и корреспондента «Старскана», органа Космического центра Джонсона, «любители в некоторых областях не отстают от профессионалов, а иногда и превосходят их в таких областях, как обнаружение астероидов, новых и сверхновых звезд, переменных звезд, шаровых молний, метеоритов, наблюдения за планетами, движением искусственных спутников и прочие уникальные явления».

По мере того как исследовательские инструменты становятся всё меньше по объёму, дешевле, умнее и мощнее, способствуя дальнейшим изменениям в наших отношениях к глубинной основе знания, любители, несомненно, будут осваивать все новые и новые области. Это приводит нас к ещё одному неоценённому вкладу протребителей в создание богатства.

Нефальсифицированная бухгалтерия

Каждый день на Земле бесчисленные добровольцы отправляются в школы, церкви, мечети, синагоги, больницы, на игровые площадки или в общественные центры, чтобы оказывать свои бесплатные услуги. Они доставляют продукты соседям, отвозят больного родственника к врачу. Никто не знает, сколько миллионов миль в год покрывают они на своих автомобилях, сколько они тратят бензина, сколько платят за техническое обслуживание машин, осуществляя свою бесплатную деятельность.

В результате вдобавок к сервировке «бесплатного обеда» для денежной экономики своим неоплаченным временем и трудом они вносят свой вклад в виде «материальных долгосрочных активов протребления» — использования транспортных средств, — чем увеличивают стоимость того, что они делают ради других. А это ещё больше «бесплатных обедов». (Правда, в США волонтер может потребовать некоторого снижения налогов, но сомнительно, чтобы многие из них пользовались этой возможностью.)

Использование автомобиля — не единственный пример действия протребительского капитала. Как уже отмечалось, протребители как группа тратят значительные суммы на покупку механизмов и инструментов или, говоря точнее, делают капиталовложения в протребление. Сюда входит широкий набор орудий труда — от телескопа, швейной машинки и цифрового измерителя холестерина до автомобилей и прочих транспортных средств. В последнее время возникает новый паттерн: занятые на основной работе протребители иногда предоставляют вместо своего труда свои машины и механизмы. Только принимая во внимание такие практики, мы сможем сделать бухгалтерию правдивой.

Ближе к реальности

Обратимся ещё раз к примеру, связанному с космосом. Речь пойдёт о программе SETI — поиск внеземного разума. Хотя вероятность обнаружения какой-либо, а уж тем более разумной жизни скорее всего ничтожно мала, научные, философские и культурные последствия такой находки трудно было бы переоценить. Поэтому волонтёры оказались здесь в первых рядах.

Такие поиски требуют сбора огромной информации, получаемой с помощью радиотелескопов, но к тому же анализ полученных данных требует гораздо более мощных суперкомпьютеров, чем рядовой PC. В связи с этим два учёных-компьютерщика из Сиэтла, Крейг Каснофф и Дэвид Гидай, задались вопросом: если у них нет возможности получить доступ к реальному суперкомпьютеру, то почему бы не создать виртуальный суперкомпьютер?

Чтобы осуществить этот замысел, решили они, надо соединить пользователей PC через Интернет, которые открыли бы доступ к своим компьютерам и позволили исследователям из SETI пользоваться ими в то время, когда сами на них не работают.

По самым оптимистическим оценкам, Каснофф и Гидай рассчитывали, что смогут связать в сеть несколько сотен тысяч компьютеров. К весне 2002 года более 3 миллионов 500 тысяч владельцев PC предоставили более миллиона машино-лет для энтузиастов SETI. В результате возник проект со штаб-квартирой в университете Беркли в Калифорнии, откуда ежедневно посылается 600 тысяч пакетов данных для обработки на этих компьютерах, принадлежащих частным лицам. Согласно данным «Планетарного общества», «мощность миллионов компьютеров сделала SETI@home самым чувствительным из когда-либо созданных инструментов проникновения в космос».

Атака на сибирскую язву

Модель, использованная SETI, с тех пор была задействована и в других областях. Учёные Оксфордского и других университетов обратились к владельцам компьютеров за помощью в исследовании оспы, рака, СПИДа, изменения климата и других проблем.

Когда после атаки террористов 11 сентября на Капитолийском холме в Вашингтоне и в других местах появились конверты со спорами сибирской язвы, началась всеохватная паника. Реагируя на неё, три компании — «Майкрософт», «Интел» и «Юнайтед девисиз», а также Оксфордский университет и Национальный фонд исследований в онкологии — почти мгновенно запустили проект поиска молекул, которые могут блокировать смертельное воздействие спор сибирской язвы. В течение 24 дней они рассмотрели 3 миллиарда 500 миллионов разных соединений. Это помогло учёным исключить как не относящиеся к делу всё, кроме 300 тысяч соединений, среди которых они выделили 12 тысяч достойных первоочерёдного изучения. Благодаря этому проекту также было открыто несколько потенциально полезных соединений, которые при использовании обычных методов учёные скорее всего бы упустили из виду.

Даже при поддержке таких гигантов, как «Майкрософт» и «Интел», этот прорыв был бы невозможен без участия волонтёров-протребителей. В исследованиях сибирской язвы частично использовали компьютеры добровольцев, уже задействованные в исследованиях онкологии, и привлекли ещё и других. Всего приняли участие более 1350000 человек от Мексики и Китая до Экваториальной Гвинеи и Азербайджана; в США было задействовано более 100 тысяч машин частных пользователей; в Германии — 14000, во Франции — 4400; в Южной Корее — 1593; ко всеобщему удивлению, среди них оказалось даже 4 в Афганистане.

Компьютерные инновации, использованные в SETI, при изучении сибирской язвы и рака приобрели широкий размах и получили название «распространённой компьютеризации». Вслед за протребительскими проектами сотни крупных компаний создали свои внутренние проекты, чтобы воспользоваться незадействованными мощностями машин в своих сетях.

Все это ещё один пример «бесплатного обеда» для денежной экономики, предоставляемого протребителями, в данном случае опробующими мощные инновации, которые создали мультимиллиардный рынок в денежной экономике. Опять мы видим, что стены, отделяющей коммерческий мир от мира протребления, не существует.

Очевидно и то, что те, кто принимает решения в сфере бизнеса или на уровне правительств, должны эффективно воспользоваться этим феноменом «бесплатного обеда». Вполне вероятно, что масштабы протребительской деятельности станут тогда ещё грандиознее, и она активизирует перемены в социальной, культурной и демографической сферах, что, в свою очередь, будет способствовать взрывному развитию новых протребительских технологий. Таким образом, наряду с «посещением» населения в США возникает новый тип человека, вышедшего в отставку.

Подобно многим другим размывающимся границам, исчезает и водораздел между активной жизнью и жизнью на пенсии; всё больше людей попадают в «полупенсионную» категорию, используя неоплачиваемое время для волонтёрской и другой деятельности. Согласно данным «Организации американцев, которым за 50», эта возрастная группа формирует костяк волонтёрства в стране. По прогнозам этой организации, число волонтёров будет возрастать по мере увеличения продолжительности жизни, укрепления здоровья пожилых людей и их желания жить деятельно. То же самое наблюдается и в Японии.

Ускорение перемен влечёт за собой относительно высокий уровень фиктивной безработицы — временной безработицы, когда люди переходят с одной работы на другую, меняют профиль карьеры, переезжают на новое место. Сегодня волонтёры, бесплатно работающие на некоммерческие организации, включают людей самых разных профессий — юристов, бухгалтеров, маркетологов, веб-дизайнеров и тому подобных.

Кроме того, благодаря Интернету появляются временные коллективы людей, объединяющихся для выполнения прежде невиданных протребительских задач; этому сопутствует и возникновение временных новых рынков, в том числе рынков для новых технологий. Эти технологии, в свою очередь, будут диверсифицировать и усиливать активность протребителей.

Этот самовоспроизводящийся процесс только начался. По мере того как он будет усиливаться, он заставит нас признать наличие скрытой половины рождающейся революционной системы богатства, а также серьёзных рисков и фантастических возможностей, которые приходят вместе с ней.

Если всё это ещё звучит для вас сомнительно, давайте прислушаемся к звукам музыки.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения