Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Карл Митчем. Что такое философия техники? Приложение. Институциональное оформление гуманитарного направления философии техники

Основные задачи этой части настоящего исследования таковы: — проследить развитие двух фундаментальных направлений философии техники: инженерного и гуманитарного; — показав примат гуманитарного направления, рассмотреть связанные с ним специальные теории; — и, наконец, в силу их преимущественно этической ориентации, проанализировать именно этическое отношение различных дисциплин к технике в свете нового понимания ответственности.

В приложении фиксируются основные этапы институционального развития философии техники; особенно это относится к её инженерному направлению. Такими этапами являются, например, доклад, П. К. Энгельмейера на Всемирном Философском Конгрессе в 1911 году, образование исследовательской групп «Mensch und Technik» (Человек и техника) в Союзе немецких инженеров (Verein der Deutschen Ingenieure) в 1950-x годах и доклад Бунге на симпозиуме «Техника и культура» в 1966 году.

В дополнение к этому автор прослеживает историю возникновения и развития институтов, связанных по преимуществу с гуманитарными аспектами философии техники и частично дублировавших друг друга. Активная институционализация исследований в области философии техники даёт повод говорить об известном напряжении между задачами теории и потребностями практики.

1

Начало институционального признания философских исследований вопросов техники было положено публикацией всевозможных антологий и сборников, целью которых стали освоение и интеграция теоретических и практических аспектов проблемы. Хотя темой первой в Европе коллективной публикации «Technik im technischen Zeitalter» (Техника и технический век, 1965) под редакцией Хансса Фрайера, Иоганнеса К. Папалекаса и Георга Вайперта, была «техническая эра», цель исследования состояла в выявлении фундаментальных подходов к существующей исторической ситуации. В книге под редакцией Клауса Тухеля «Heraus forderung der Technik» (Вызов техники, 1967) прослеживается та же внутренняя логика, обусловившая соседство обширной статьи «Техническое развитие и социальные изменения» с исследованием «Документы по классификации и интерпретации техники». Обе работы являются отражением немецкой обществоведческой традиции, в известной мере испытавшей на себе воздействие хайдеггеровских размышлений о технике.

В ещё большей степени разработке этой проблематики способствовало трёхтомное издание Ханса Закссе «Technik und Gesellschaft» (Техника и общество, 1974–1976), причём последний том состоял из подразделов»Свидетельство инженеров» (от Генри Форда до Гюнтера Ропщля) и «Философия техники» (включающего тексты Каппа, Ортеги, Дессауэра, Хайдеггера и других) — «Techne-Technik-Teclmologie» (Техне-техника-технология, 1973) — совместная работа Ханса Ленка и Симона Мозера. В ней авторы сосредотачивают внимание на философских перспективах, связанных с конкретными аспектами развития. В последнем сборнике, составленном Вальтером Циммерли, «Technik oder: wissen wir, was wir tun?» (Техника, или знаем ли мы, что делаем? 1976) техника определяется как феномен, лежащий на стыке интересов прикладной науки и философии 1.

В англоязычном исследовании «Perspectives on the Computer Revolution» (Перспективы компьютерной революции, 1970, — редактор составитель Зенон Пилишин) как и во множестве подобных сборников, посвящённых довольно узкому аспекту проблемы техники, рассмотрение отношений человек— машина и машина— общество предваряется анализом «теоретических представлений» (алгоритмов, автоматических средств, кибернетики). С конца 1940-х и вплоть до конца 1970-х годов философские вопросы компьютеризации, сфокусированные на проблеме возможности искусственного интеллекта, имели преимущественно теоретическое значение, а книга Пилишина представляла собой попытку включить в рассмотрение практические аспекты. Однако с начала 1980-х годов интерес философов перемещается в иную плоскость — от всеобъемлющей рефлексии к этической стороне развития и использования компьютеров 2.

В более общей и эксплицитной форме интеграция теоретических и практических вопросов проводится в двух смежных исследованиях: «Антологии философии техники» (1972) Карла Митчема и «Библиографии философской техники» (1973) Роберта Маккея 3. Предлагаемые авторами и не всегда совпадающие категориальные ряды позволяют вычленить (чтобы затем свести воедино) концептуальные, этические, политические, метафизические, эпистемологические и историко-философские проблемы философии техники. В специальном выпуске «Философии сегодня», носившем название «На пути к философии техники» Митчем и Маккей продолжили разработку своего всеобъемлющего и синтетического подхода.

2

Представляя собой коллективные работы и источниковедческие исследования, все эти немецкои англоязычные труды неизбежно отражали определённые институциональные интересы. Однако более существенным признаком начавшейся институционализации стало проведение конференций.

Первый философский форум, на котором был представлен доклад непосредственно по теме философии техники, — это был Всемирный философский Конгресс 1911 года. Однако впоследствии, вплоть до окончания Второй мировой войны, в рамках этого форума проблемы философии техники не привлекали к себе особого внимания. В начале 1950-х, параллельно с возобновлением встреч Международного философского конгресса 4, становится заметным растущее институциональное стремление свести воедино теоретический и практический подходы к проблеме техники. Так, доклад Дональда Бринкмана «L’homme et la Technique» (Человек и техника) на XI Конгрессе (1953, Брюссель) был сфокусирован на анализе альтернативных концепций сущности техники, которые в большей или меньшей степени адекватно раскрывали отношение техники к человеку. Неожиданно на XII Конгрессе (1958, Венеция и Падуя) был представлен уже целый ряд докладов по этой теме. Ситуация повторилась и на XIII Конгрессе (Мексике Сити, 1964), а на XIV Конгрессе (1968, Вена) уже был организован специальный коллоквиум «Кибернетика и философия техники». Этот процесс достиг кульминации на Всемирном философском Конгрессе (1973, Варна), темой которого стала «Наука, техника, человек». С этого момента на международных встречах в Дюссельдорфе (1978) и Монреале (1982) проблема техники — в самых разных её плоскостях (хотя и с заметным перевесом этико-политических вопросов) — становится постоянным предметом обсуждения. На XVIII Всемирном философском Конгрессе в Брайтоне (1988) смещение интересов нашло выражение в организации заседаний по этическим аспектам деятельности в таких областях, как демографическая политика, обращение с животными, современная медицина и генная инженерия. Проводились заседания, посвящённые проблемам гуманизации техники, угрозе ядерной войны, экологии, проблеме глобалистики в свете системного анализа и тому подобное.

Но вместе с тем секции по эпистемологическим или метафизическим вопросам техники представлены не были.

Этот период отмечен организацией ряда национальных конференций по философии техники. Наиболее значительными стали конференции учёных Восточной Европы «Die marxistischleninistische Philosophie und die technische Revolution» (Марксистско-ленинская философия и техническая революция, (1965) и коллоквиум Международной Академии Философии Науки (Париж, 1968), материалы которой были опубликованы под общим названием «Civilization technique et humanisme» (Техническая цивилизация и гуманизм). В Соединённых Штатах Америки первой, посвящённой собственно проблеме техники, философской конференцией была состоявшаяся в 1962 году под эгидой Центра Исследований Демократических Институтов и Британской Энциклопедии конференция по теме «Технологический строй». Несмотря на то, что всеми её участниками подчёркивалась связь техники и социума, и особенно положение Жака Эллюля о том, что техника представляет собой автономную и детерминирующую современное общество силу (кстати, именно этот Центр руководил подготовкой к печати перевода книги Эллюля «La Technique» (Техника, 1954), особое внимание выступавшие уделяли социальной теории. Вместе с тем в присланном на конференцию докладе самого Эллюля настойчиво развивалась следующая идея: «Чем дальше будет идти вперёд технический прогресс, тем в большей мере социальная проблема управления им будет превращаться в проблему этическую и духовную» 5.

Своего рода религиозным откликом на эту конференцию явилось проведённое в следующем, 1963 году под эгидой Католического Университета Ампики исследование «Философия в технической культуре». В соответствии с названием эта встреча была попыткой анализа техники в духе исканий европейской мысли — как проблемы философии культуры. Обсуждение сосредоточилось в основном на темах взаимоотношения науки и техники, техники природы человека (то есть в рамках эпистемологии и философской антропологии техники), а также техники и этики. Выступавших объединяло стремление прийти к определённым практическим выводам, оценить ситуацию с точки зрения нравственности и разработать некоторые руководящие этические принципы.

Однако научная встреча, специально посвящённая философии техники как особой полноправной теме, на которой удалось обойтись без привлечения социальных и культурологических теорий, была организована Мелвином Кранцбергом (Society of the History of Technology — Общество истории техники) как особый симпозиум в рамках восьмой ежегодной встречи этого Общества (Сан-Франциско, декабрь, 1965) совместно с Американской Ассоциацией Развития Науки. На следующий год материалы встречи в расширенном виде были опубликованы в журнале Общества истории техники «Technology and Culture» (Техника и культура.) На симпозиуме были заслушаны доклады Дж. Агасси и Хенрика Сколимовски о взаимоотношении науки и техники и о проблеме эпистемологической структуры технического мышления. С комментариями выступили (соответственно) Дж. О. Уиздом и И. К. Ярви. Тема симпозиума «На пути к философии техники» фактически совпала с названием непрозвучавшего доклада Марио Бунге (поэтому в публикации по материалам симпозиума название его доклада было изменено на «Техника как прикладная наука»).

Пристальное внимание к вопросам теории характерно и для других включённых в публикацию сообщений: «Техника и природа человека» Льюиса Мамфорда и «Техника как мастерство» Джеймса К. Фэйблмена. Вместе с тем в проведённом Мамфордом анализе взаимосвязи между концепциями человеческой природы и отношением к технике уже намечается смещение исследовательского интереса в сторону этики. В своём Предисловии к указанной публикации и журнале «Technology and Culture» (Техника и культура) Кранцберг подытоживает достигнутые результаты так: «Философия техники уже продемонстрировала разнообразие подходов… Среди них есть вопрошание техники с точки зрения человеческих ценностей, есть попытка определить технику, отделяя её от смежных с ней областей знания или отождествляя с ними; существует эпистемологический анализ техники и исследования рационального основания технического развития» 6.

В 1973 году пионеры нового направления предприняли ещё одно усилие в рамках своего междисциплинарного и плюралистического подхода. Под руководством Джорджа Бульгарелло, декана факультета проектирования Иллинойского университета в Чикаго, была проведена международная конференция, первый день которой был посвящён истории техники, второй — философии техники, а третий — их взаимоотношениям и синтезу. И хотя X. Сколимовски продемонстрировал на этой встрече достаточно явное очевидное смещение своих исследовательских интересов от эпистемологических к антропологическим и даже «профетически-этическим», внимание других восьми участников было целиком обращено к обсуждению методологических, историко-философских или программных аспектов проблемы. Этические аспекты на встрече вообще не обсуждались, и это бросалось в глаза, несмотря на то, что политология играла определённую роль в дискуссиях конференции.

3

Вместе с тем в кругах профессиональных философов Северной Америки (как, впрочем и в других странах) отношение к общей философии техники было все ещё чрезвычайно скептическим. В 1976 году на симпозиуме Ассоциации Философии Науки на тему «Существуют ли вопросы техники, интересные для философии?» Пол Дурбин, Марио Бунге и Макс Блэк попытались защитить собственные версии философии техники от того, что каждый из них считал глубоко укоренившимся предрассудком.

Однако, по словам Рональда Гира, результаты были малоутешительными. «Лишь за одним аспектом проблемы — эпистемологическим — все трое согласились признать философскую значимость 7. Всё, что можно было сказать, сводилось к следующему: философия техники есть такая область знания, которая находится, — как сказал бы Томас Кун, — в предпарадигмальной стадии развития» 8. И всё-таки уже в качестве своей собственной парадигмы Гир предлагает рассматривать философию техники не как «один из разделов философии», а скорее как «прикладную философскую дисциплину» 9, затушевывая таким образом некоторый недостаток внутренней содержательности за счёт выделения практической значимости.

Такой подход, собственно, полностью соответствовал существованию большого числа специализированных институциональных образований, связанных с гуманитарно ориентированной философией техники. В 1969 году, например, экологическая этика приобретает институциональное влияние на истэблишмент Агентства по Охране Окружающей Среды. (Интересно, что ведущий журнал в этой области «Environmental Ethics «(Экологическая этика) начал издаваться лишь 10 лет спустя). Тогда же журнал «Daedalus» посвящает специальный выпуск «Этические аспекты экспериментов с человеком» подытоживанию результатов длившегося целый год симпозиума; в этом же году был основан Институт Общества, Этики и Наук о Жизни (известный как Гастингский Центр) с целью способствовать исследованиям «нравственного влияния» на прогресс в области «трансплантации органов», экспериментов над людьми, пренатальной диагностики генетических отклонений, продления жизни, и управления человеческим поведением» 10.

Два года спустя появляется Институт Этики имени Кеннеди при Джорджтаунском университете, сделавший своей задачей «предлагать нравственные решения основных политических проблем нашего времени», однако, подобно Гастингскому Центру, уделяющий основное внимание вопросам биоэтики. В 1972 году Конгресс США учреждает Бюро по оценке техники. Национальный Фонд Науки принимает программу финансирования исследований по теме «Нравственность и ценности в науке и технике»; Институт электромеханического и электронного машиностроения (IEEE — крупнейшее в мире профессиональное объединение инженеров по проблеме) создаёт Комитет под названием «Социальные импликации техники»; начинает издаваться еженедельник «Известия Программы по общественному восприятию науки (позднее преобразован в журнал «Science, Technology, and Human Values» (Наука, Техника и человеческие ценности) 11. В то же время (конец 1960-х — начало 1970-х годов) произошло формальное признание ряда программ в той области, которая впоследствии стала называться «Наука, техника и общество». Исследования проводили Государственный университет Пенсильвании, Стенфордский университет, Лихайский университет, Ренсельский технологический институт, Массачусетский технологический институт и другие высшие учебные заведения страны.

4

Несмотря на существование самых разных институциональных возможностей (а может быть, и благодаря этому) ни одна из описанных выше попыток не завершилась институционализацией исследовательских обществ по общим проблемам философии техники. Для этого понадобилась посредническая деятельность Пола Дурбина (Делавэрский университет), организовавшего конференции по философии техники в 1975 и 1977 годах 12.

Вокруг этих конференций сплотилась группа учёных, из которых только Кранцберг участвовал в двух предшествующих встречах общего характера (симпозиум SHOT в 1965 году и чикагская конференция 1973 года). Как можно было предвидеть, в условиях возросшего интереса к прикладным аспектам философии, фокус дискуссии — в сравнении с предшествовавшими конференциями общего характера — явным образом сместился. Пять из девяти докладов конференции 1975 года, если судить по опубликованным материалам, имели ярко выраженную этико-политическую направленность 13. В своём предисловии к публикации П. Дурбин выразил практический смысл достигнутого консенсуса так: «признание легитимности нашего движения предполагает согласие по двум основным пунктам: 1) существуют острейшие проблемы, связанные с техникой и нашей технической культурой, которые требуют философского осмысления; 2) большая часть из до сих пор написанного по этому поводу не отражает реального положения вещей, что делает ещё более настоятельной потребность участия в обсуждении профессиональных и серьёзных философов» 14.

Практическая ориентация этих конференций естественно привела к тому, что именно ими был заложен фундамент трёх институциональных образований: Бюллетеня «Philosophy and Technology Newsletter» («Философия и техника» издается с 1975 года) 15, ежегодника «Research in Philosophy and Technology» («Исследования по философии техники» издается с 1978 года). В 1985 году на смену ежегоднику пришло официальное издание «Philosophy and Technology» (Философия и техника) 16, и было создано Общество по философии техники (ОФТ).

Однако образование ОФТ было трудным. В начале 1977 года Дурбин, являясь редактором Бюллетеня «Философия и техника», стал активно содействовать формальной организации общества, выдвинув предложение о назначении должностных лиц. Конференция 1977 года обсудила вопрос о выборах, но сами они проведены не были 17. В середине 1979 года Дурбин предпринимает новую попытку добиться назначения должностных лиц, а в 1980 году проводит выборы их через Бюллетень, вопрос же о характере работы и операциональных процедурах остаётся нерешённым.

Поэтому только через год удалось прийти к соглашению о структуре ОФТ и разрешить другие организационные трудности 18, хотя этот процесс сопровождался некоторой путаницей и разногласиями. Тем не менее с самого начала ОФТ стало выполнять функции спонсора философских симпозиумов, и его формальное образование явилось, по меньшей мере, номинальной институциональной основой для установления более широких научных контактов и проведения регулярных дискуссий.

Первым попытался воспользоваться открывшимися возможностями Фридрих Рапп (Германия), редактор сборника «Contributions to a Philosophy and Technology» (Труды по философии техники, 1974), эпистемологически ориентированного коллективного труда, представлявшего собой (за исключением статей Мамфорда и Флейблмэна) переиздание материалов симпозиума «Техника и культура». Француз Рапп является также автором двухтомного труда «Analytische Technikphilosophie». (Аналитическая философия техники, 1978), в центре внимания которого находились вопросы теории. Рапп обратился к Дурбину с предложением созвать совместную германо-американскую конференцию. Её проведение в 1981 году в Бад Хомбурге (ФРГ) положило начало ряду встреч, проводимых каждые два года Обществом по философии техники. Местом второй конференции в 1983 году стал Бруклинский политехнический университет; третьей — Высшая техническая школа Твенте в Эншеде (Нидерланды, 1985); четвёртой — Политехнический университет Вирджиния в Блэксбурге (1987); пятая проходила в 1989 году в Бордо (Франция).

Несмотря на значительные усилия, прилагаемые членами ОФТ к тому, чтобы Общество сохраняло верность идеалам открытости как теоретическим, так и практическим философским проблемам, произошло значительное смещение исследовательских интересов в сторону этических вопросов. Свидетельством этого является издание «Research in Philosophy and Technology» (RPT) (Исследования по философии техники) и материалы бинальных конференций. Так, тома I и II ещё отличает некоторое стремление оживить теоретические дискуссии, однако в дальнейших томах оно неуклонно сходит на нет, и уже в VIII томе (который Дурбин охарактеризовал как самый амбициозный из вышедших до сих пор трудов) на передний план выдвигается тема взаимоотношений техники и общества, трактуемая почти всеми авторами с точки зрения практики.

Под руководством нового редактора издания Фредерика Ферре — автора прекрасно составленного вводного учебного пособия «Philosophy of Technology» (Философия техники, 1988), призывающего к интеграции теоретических и практических аспектов проблемы, — делаются определённые попытки заново утвердить значение теории. Что же касается материалов бинальных конференций, то из пяти выпусков материалов встречи конференции в Бад Хомбурге (1981), вышедших в 1983 году, лишь один не посвящён этическим проблемам. В центре обсуждения Нью-йорской конференции находились теоретические и практические аспекты компьютеризации и информационных технологий, однако более двух третей докладов имели этико-политический характер. В Эншеде темами конференций были: «Техника и ответственность», и в Блэксбурге — «Развитие стран третьего мира и внедрение технологий», в Бордо — «Техника и демократия».

Перенесение центра тяжести на практические вопросы стало лишь отражением тех процессов, которые происходили в самом обществе. Задача подтверждения жизненного значения теории все ещё остаётся актуальной, и одна из целей настоящей работы — поддержать именно это направление в исследовании техники.

5

Общество философии и техники — не единственное институциональное образование, возникшее в последние годы, способствующее развитию гуманитарного направления философии техники. Заслуживает внимания также организация отдельных исследовательских центров и исследовательских групп.

Первый из них, Центр исследований философии и техники при Бруклинском Политехническом Университете, возник вскоре после проведения очередной бинальной встречи в 1983 году. Формально существуя с 1984 года, он сосредоточил свои усилия на создании научной библиотеки, финансировании симпозиумов и конференций, приёме учёных приглашённых для чтения лекций и разработки курсовых программ. Кроме того, был осуществлен целый ряд проектов, разрабатывавших, как правило, проблему взаимоотношений техники и морали и содержавших попытку обозначить теоретические перспективы проблемы. Несмотря на то, что в США имеется множество центров и исследовательских институтов, занимающихся конкретными аспектами философии техники, вопросами биоэтики, техники и социальной политики, философии науки и прочего, лишь Бруклинский Политехнический Центр занимается исследованиями философии техники как таковой. Возникновение Бруклинского Центра исследований философии и техники отчасти способствовало созданию Центра философии и истории науки и техники университета в Пуэрто-Рико (Маягуез). Центр, возглавляемый Эленой Луго, уделяет основное внимание курсовым разработкам в области инженерной и биомедицинской этики, а в 1988 году он стал организатором первого Межамериканского Конгресса по философии техники, где было уделено некоторое внимание и теоретическим вопросам.

Обратимся к четырём другим институциональным образованиям.

Жильбер Оттус (Институт философии университета Либр де Брюссель) в начале 1980-х годов выпустил в свет две книги, написанные под явным влиянием идей Эллюля; подготовил к печати специальные выпуски «Moral et Enseignement» (Мораль и образование) и «Revue International de Philosophie» (Международный философский журнал), посвящённые проблеме техники, и организовал неформальный исследовательский коллектив, ставший в 1987 году спонсором международного коллоквиума «Aspects Ethiques de la Philosophic de la Technik» (Этические аспекты философии техники).

В 1985 году группой учёных и профессоров различных университетов Испании создан «Instituto de Investigaciones sob re la Cienciasy la Teclmologia» (Институт Исследований наук и техники) (INVESCIT) при Политехническом Университете Валенсии. Тогда в Университете Коста-Рики философ Льюис Камачо со своими коллегами провёл специальный Центрально-Американский семинар по истории науки и техники 19. В том же, 1985 году под эгидой Китайского общества диалектики природы в Чанджоу, в КНР, состоялся первый национальный Конгресс по философии техники 20.

6

Помимо уже упомянутых, привлекают внимание некоторые другие издания. Наиболее важными из них являются труды по философии техники, выходящие под общей редакцией Дон Иде в издательстве Университета штата Индиана. Иде — американский феноменолог, автор двух серьёзных исследований по философии техники: «Technics and Praxis» (Техника и практика, 1979) — первая англоязычная работа по философии техники, в полной мере достойной названия философии техники, и «Existential Technics» (Экзистенциальная техника, 1983). Автор поставил перед собой задачу осуществить экзистенциальное описание отношения человек-машина и проанализировать, каким образом техника вовлекается в саму структуру научной теории и самоинтерпретации. Третья книга Иде «From Garden to Earth: Technology and the Life World» (Из Эдема на Землю: техника и жизненный мир) — должна открыть новую серию.

Труды по философии техники, издаваемые Индианским Университетом, были, однако, в целом задуманы как довольно плюралистичные по методологии и обращены к традиционным философским сюжетам — от проблем взаимоотношений науки и техники (эпистемология) и социального и этического влияния техники (этика и философия политики) — до таких транскультурных проблем, как разнообразие технологических стратегий и взаимодействие человека и машины. Идет подготовка к изданию новых книг этой серии; среди них работы Майкла Циммермана, Ларри Хикмана, посвящённые отношению классиков философии (Хайдеггера и Дьюи) к проблеме техники. Кроме того, готовятся к печати исследование Роберта Криза о науке и крупной инструментации и Роберта Иннса о технике и восприятии.

Существенный вклад в разработку философии техники внесли и другие издательства США. Так, издательство Чикагского Университета выпустило трилогию, составленную из основополагающих трудов по философии техники: «Техника и характер современной жизни»; «Философский анализ» (1984) Альберта Боргмана; «Императив ответственности: в поисках этики технического века» (1984) Ханса Йонаса; «Кит и реактор»; «Поиск пределов в эпоху высоких технологий» (1986) Лэнгдона Виннера.

Несмотря на то, что пальма первенства в этой области принадлежит Иде, всё же исследование Бармана, идущее от метафизического и эпистемологического ракурса к этико-политическому анализу проблемы и завершающееся конкретными практическими рекомендациями, представляет собой наиболее полное изложение философии техники. В свою очередь, Х. Йонас, сконцентрировав своё внимание преимущественно на этических вопросах, всё же не обошел и те метафизические проблемы, которые возникают в ходе любой попытки вписать нравственность в современную техническую картину мира 21.

Несколько более популярными, написанными скорее в жанре учебного пособия, являются в Нью-Йорском издательстве Сент-Мартин труды по программе «Science, Technology and Society (STS)» (Наука, техника и общество). На протяжении ряда лет это издательство выпустило в свет пользующуюся большим спросом хрестоматию Альберта Х. Тайха «Technology and the Future» (Техника и будущее), впервые опубликованную в 1972 году под названием «Technology and Man’s Future» (Техника и будущее человека) и выдержавшую уже четыре издания, и философские размышления гражданского инженера Сэмюэла Флормэна. Недавно этот список пополнился работами ещё одного гражданского инженера Генри Петроски и содержательным обзором Руди Вольти «Общество и технологические изменения» (1988). Однако издательство Сент-Мартин, видимо, всё же предпочитает инженерное направление философии техники, хотя и с сильной гуманитарной компонентой. Собственно, то же можно сказать и о серии, издаваемой MITP, которая представлена исследованиями в области истории и общественных наук «Military Enterprise and Technological Change» (Военные предприятия и технологические изменения, 1985) под редакцией Мерит Роу Смит и «The Social Construction of Technological Systems» (Социальное конструирование технических систем, 1987) под редакцией Виба И. Тревора, Томаса Р. Хьюгса и Тревара Пинча, а также работами о роли техники в народной культуре.

В Испании сборником «Nueva Ciencia» («Новая Наука») начинается публикация исследований (выпускаемых издательством «Антропос»), методологически весьма схожих с описанным выше, однако преимущественно гуманитарной ориентации.

Приме­чания:
  1. См. параграф I.
  2. Для более полной информации одискуссиях пофилософии техникисм.: Mitcham С. Introduction: Information Technology and Computers asThemes inthe Philosophy of Technology, in: Mitcham Сand Huning A. (eds). Philosophy and Technology II, 1986, pp. 1–14.
  3. Об институциональной важности можно сказать, что антология эта небыла очень покупаемой книгой, но, тем неменее, одно крупное издательство выпустило её в свет почти за двадцать дней; библиография ссовместным проектом группы исследователей, издаваемая университетским издательством, доступна всегда и всем (теперь она издается суказателем имён).
  4. Несмотря на попеременное употребление слов «мировой» и«международный», речь, собственно, идёт о конгрессах одного итогоже характера: о всемирных конгрессах.
  5. Ellul J. The Technological Order, переизданный в книге: Mitcham С. and Москву R. (eds). Philosophy of Technology, p.95.
  6. Kranzberg M. Toward aPhilosophy of Technology: Nota preliminar in Technology and Culture 7, № 3, Summer 1966, p.301.
  7. Giere R. ADilemma for Philosophers ofScience and Technology. PSA 1976, Vol. 2, 1977, pp.196 and 197.
  8. Ibid., p.197.
  9. Ibid., p.200. См., напр, также: BradieM., Attig Т.W. and Rescher N. (eds). The Applied Turn in Contemporary Philosophy. Bowling Green (OH), Bowling Green State University, 1983. Это составляет пятый том «Bowling Green Studies inApplied Philosophy».
  10. Цитата по «What isthe Hastings Center», включённого на обороте титульного листа издания The Hastings Center Report, начиная стома 1 идотома 10, 1981, правда, снекоторыми незначительными изменениями.
  11. Другие специализированные журналы или периодические издания, которые начали выходить всвет начиная сэтогоже времени, обсуждали восновном прикладные философские проблемы. Они издавались в США и Канаде. Вот некоторые из этих изданий: «Hastings Center Report», 1971; «Philosophy and Public Affairs», 1971; «Social Indicators Research» 1974; «Journal of Medical Ethics», 1979; «Business and Professional Ethics Journal», 1981; «Journal of Business Ethics», 1981. В Великобритании выходит «Journal of Applied Philosophy», 1984. Внем обсуждаются аналогичные «прикладные проблемы», что нетрудно увидеть по его названию. Другие выходящие в Северной Америке журналы, публикующие иобсуждающие материалы по теме «Наука—техника—общество», освещают иобсуждают также проблемы, представляющие большой философский интерес, в этом плане весьма содержательны. См., например: «Technology Review; Technology inSociety; Issues inScience and Technology».
  12. В качестве примера, иллюстрирующего трудности, с которыми сталкиваются философы при рассмотрении этой темы, может служить само название первой конференции «Учёные исоциальная ответственность» с примечательным подзаголовком «Философы обращают свой взор натехнику». Однако эти вопросы вдальнейшем остались вне поля внимания исследователей и они, обойдяи х, обсуждали только проблему, уже давно известную: «Философия техники».
  13. См. Research inPhilosophy and Technology, I, 1978. На встрече 1977 года эта «инверсия» темы была выражена достаточно чётко. Походу сессий (их аналитический обзор см. в «Research inPhilosophy and Technology», 3, 1980, pp. 5–130) научные доклады сгруппировались вокруг трёх тем: «Горожане ипринятие технических решений», «Этические и биомедицинские исследования» и «Критический обзор последних публикаций» (таких, например, как: Gendron В. Technology and the Human Condition, 1977; Winner L. Technics-out-of-control asa Theme inPolitical Thought, 1977).
  14. Durbin P.T. Introduction tothe Series, Research inPhilosophy and Technology, I, 1978, p.3.
  15. Они первые десять лет издавались Полом Дурбином (совместно с Карлом Митчемом как соиздателем в 1984 году), которого заменил Эдмунд Бирн (Университет штата Индиана) с февраля 1985 года, начиная с тома 10, № 2.
  16. «Research in Philosophy and Technology» издавался Полом Т. Дурбином вместе с Карлом Митчемом как соиздателем и редактором отдела библиографии с 1975 года по 1985 год.
  17. См. критические комментарии Дурбина поэтому вопросу взаключительной части его введения к «Research inPhilosophy and Technology», 9, 1979, p.2.
  18. Формальная институциональная структура Общества по философии техники (Society of Philosophy and Technology, SPT), требует теперь избрания президента и вице-президента, которые по уставу должны исполнять свои обязанности втечение двух лет. Досих пор президентами Общества были: Карл Митчем, 1980–1982; Алекс Михалос, 1983–1985; Кристина Шрадер-Фрешетт, 1985–1987; Маркс Вартовски, 1987–1989; Лангдон Уиннер, 1989–1991. Существует также Административный совет, формируемый изизбранных и кооптированных членов: секретарь, казначей, редактор-издатель «Известий» (Общества) и ещё назначаемый Советом редактор-издатель ежегодной Серии.
  19. Труды этой встречи опубликованы вспециальном номере «Revista defdosofTa delaUniversidad deCosta Rica», 24, № 59, июнь 1986.
  20. Более детальную информацию осостоянии философии техники в Китае можно получить изожидаемой вскором времени обзорной работы Гао Дешаня и Жу Цина «Философия техники в Китае», которая будет опубликована в ближайшем номере журнала «Philosophy and Technology». В этой работе анализируется также вопрос о напряжении, обычно возникающем между теоретическими и практическими (прикладными) проблемами техники.
  21. Другие университеты, такие, как Лихайский университет, Уорчестерский политехнический институт, издают коллективные труды понаиболее общим проблемам науки, философии иобщества. В эти труды включаются и философские статьи, хотя среди них досих пор ещё непоявилось материалов, стольже ценных, как упомянутые.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения