Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Георгий Щедровицкий. Путеводитель по методологии организации, руководства и управления. Раздел 2. Вступление в должность: средства организации представлений

Процесс вступления в должность очень сложен и, я бы сказал, нетривиален. Сегодня каждый человек организует эту работу сам, индивидуально, по принципу накопления личного опыта. Но так как эта процедура стандартная, она должна быть по возможности осмыслена в общем виде и технологизирована. Это невероятно сложный процесс, и там есть очень много разных отношений. И их надо сначала разобрать как бы по одному волоконцу, а потом научиться собирать вместе.

Для того чтобы разобрать эти отношения хотя бы в первом приближении, я введу одиннадцатистолбцовую таблицу и задам поначалу одиннадцать планов анализа. Каждый столбец ещё будет делиться на много других, сложным образом развёртываться. Все эти столбики тесным образом связаны друг с другом, причём именно связаны — существуют зависимости между ними. Скажем, происхождение и слой, первый и шестой столбцы, тесно связаны между собой. И вот в каком смысле. Слой, или слои, — это то, где человек живёт, куда он входит, а происхождение — это из какого слоя он происходит.

Таблица планов анализа
Таблица планов анализа.

Включение в место и отношение включённости

Вот определённый тип личности, с определёнными чертами характера, детерминированными семьёй, его общей культурой, образованием, происхождением, попадает в определённое место. Я буду рисовать это, ставя в кружок-место фигурку человечка, который одной рукой крепко держится за место, а другой помахивает и делает вид, что ему на это место наплевать и он может ходить как угодно (схема 5).

Он попадает на это место и должен жить по законам места— с одной стороны, а с другой — за ним стоят его личностные характеристики, семья, то ли как оковы, то ли как то, что его прикроет и поддержит, как прочный тыл в плане независимости. А также определённая культура, определённое происхождение и так далее. Человек раздваивается, растраивается, он должен вести как бы двойную, тройную жизнь, как-то приводить все в соответствие.

И есть формальная процедура включения содержания одних столбцов в другие. С одной стороны, они как бы зависят в историческом плане, в плане развития, генезиса, друг от друга, а с другой — одно вкладывается в другое.

Вхождение в группу

Сначала он сталкивается с группой и должен войти в эту группу, наладить групповые взаимоотношения; он должен войти в организацию, занять там своё место и наложить свою печать на организацию, и это во многом зависит от его поведения, мышления, мыследеятельности, рефлексии, понимания, то есть от техник его индивидуальной работы или поведения. Он должен включиться в систему коммуникации, и многое будет зависеть от его самосознания и от того, как он это самосознание будет менять.

Есть группы типа бригад. В армии, скажем, взвод, рота. Научное подразделение, учебная группа — это все есть одновременно организация и группа. Иногда сначала возникает группа, потом она оформляется в организацию. Иногда сначала, внешним образом, задаётся организация, и она членится на группы. В социологии их различают, говоря, что одно дело — это формальная организация типа учреждения (лаборатория, цех, участок — это все формальные организации), а другое — группы, которые называют неформальными организациями.

Что такое коллектив в моём представлении? Это люди, объединённые рамками той или иной формальной организации. Многие определяют коллектив через целеполагание и считают, что, если есть одна цель, то есть единый коллектив. Но я бы это так не понимал, и именно в интересах оргуправленческой работы, потому что наши исследования показывают, что таких коллективов — с единой целью — на самом деле не существует.

Организация

Два столбика, седьмой и восьмой, всегда существуют вместе, и никогда их нельзя реально взять самих по себе. Но в этом существующем вместе есть нечто принципиально разнородное, живущее по разным законам. Что именно? Организация всё это собирает как одно и заставляет людей работать в единой системе, в кооперированных структурах, в субординированных, координированных и так далее.

Но при этом есть ещё люди, как индивиды и личности, со своими интересами, со своими личными целями и установками, со своими ориентациями, со своей культурой, со своей большей или меньшей принадлежностью к семье, происходящие из разных слоев, имеющие разное образование. А кроме того, эти люди ещё организуются в группы, и поэтому получается, что организация «живет» — я бы сказал «паразитирует», но слово это резкое, и оно может вызвать негативное отношение, и поэтому я говорю, что организация «живет», — на группах и на индивидах-личностях, или на коллективах, разбитых на группы, и на индивидах-личностях.

Маркс считал групповые отношения создающими человеческую сущность. А труд — дословно его слова — «потребляет человека, но никогда в человеке ничего не создает». А человека, его сущностные силы создают занятия политикой, искусством и наукой, но наукой не в нашем современном смысле, когда это форма производства, а наукой как свободным занятием.

Именно здесь, в группах, в клубе, мы вступаем в отношения друг с другом — дискуссионные, политические, согласия и несогласия — по отношению к структурам производства.

Группа и организация

Организации не имеют саморазвития. Их могут развивать только люди. Организации окостеневают, заходят в тупик, становятся неадекватными ситуации. Люди должны выйти из них и начать их перестраивать. Поэтому самое главное, определяющее пути развития — это область групповых отношений. А организации — промышленные, производственные, другие — имеют только одну цель: обеспечить наилучшую организацию производства. Но не жизни.

У человека не может быть такой цели — трудиться; я вот такую резкую вещь говорю. Такой цели у человека быть не может в принципе. Поскольку это бессодержательно.

В чём сегодня прелесть организационно-управленческого труда? В том, что там личное, групповое действие и труд практически могут совпадать. Я не говорю — совпадают, но могут совпадать. Это сегодня такое место и такой способ жизни и работы людей, где они выступают фактически как носители общественного сознания, где они могут мыслить, ставить цели и задачи и их реализовывать. И поэтому их индивидуальное и их личное могут совпадать.

Личность и организация

У нас есть индивид-личность. Он начинает вхождение в группу. И вот теперь он сталкивается с организацией и начинает очень сложным образом к ней относиться. Тут с большой остротой возникает проблема личности и организации, организации и личности. Он должен занять определённое место и стать «винтиком» в этой организации, но не просто «винтиком» — мы же рассматриваем вступление в должность начальника. Он ещё имеет право и обязан противопоставить себя организации. И в этом смысле начальник — совершенно особое место и особая позиция.

Он обязан быть противостоящим организации. Даже если он её создавал.

Вообще эта оппозиция — личность и организация — является одной из основных социокультурных оппозиций нашего времени. Сама по себе она сложилась где-то «в районе» XIII–XIV веках. Современное понятие о личности складывается как раз в это время в итальянских городах. Оно тесным образом связано с борьбой партий во Флоренции и с существованием князя как формальной власти (реальной власти он не имел).

Личность начинает формироваться только в оппозиции к организации. Парадоксальная вещь. Вы можете быть личностью, если вы противостоите организации, отделяете её от себя. И наоборот, чтобы быть человеком организации, вы должны от своих личностных качеств, и даже от личности, отказаться. И поэтому люди в организации, преследующие интересы организации, должны быть все одинаковые, неразличимые.

В XX веке в качестве наиболее важной возникает проблема: как при дальнейшем развитии организации суметь сохранить личность при потере многих факторов индивидуальности? Мы приходим к совершенно новому отношению между организацией и личностью как таковой. Не между организацией и человеком, а между организацией и личностью, потому что человек живёт всегда в организации и вне организации человека вообще быть не может, человеческого общества быть не может — ни производства, ни клуба, ничего. Так что не между человеком и организацией существует диссонанс, противоречие, а между личностью и организацией. Больше того, личность и развивается только в оппозиции к организации, как право и возможность человека выйти из организации в клуб и там противостоять организации в поисках своих, свободных решений, как право положить свою жизнь в этой оппозиции. Потому что тот, кто противостоит организации, всегда должен твёрдо знать, что бить его будут без пощады.

Образцом личности в новой истории становится Джордано Бруно. Кардинал говорит: «Признай только, что ты можешь быть не прав» — не говори, что ты не прав, скажи только, что ты можешь быть не прав! А он отказывается. А так как они с этим кардиналом друзья, они учились вместе, тот ему говорит: «Что ты делаешь? От тебя просят такую малую вещь — и ты останешься жить». А он говорит: «Нет, я пойду на костер, чтобы доказать, что я прав». А что это за догматизм такой? Что это значит, что он прав? Дело не в этом — он демонстрирует свои качества личности.

Ещё пример — Сократ. Он так надоел своими вопросами афинянам, что его приговорили выпить чашку цикуты. Его ученики собрали 30 талантов золота, чтобы он бежал. А он говорит: «Я не глупец, а философ, я ищу не выгоды, а истины. Я выпью эту цикуту, чтобы всегда вспоминали этих афинян как плохих людей, совершивших преступление по отношению к личности».

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения