Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Георгий Щедровицкий. Путеводитель по методологии организации, руководства и управления. Раздел 1. Понятие об организационно-управленческой деятельности

Организационная, руководящая и управленческая деятельность есть деятельность над деятельностями. И этим она принципиально отличается от, скажем, практической деятельности с природным материалом. Здесь я вынужден вводить представления о деятельностях разных типов, об актах деятельности, чтобы, во-первых, задать тот объект, с которым имеет дело организатор, руководитель и управляющий, а во-вторых, пояснить особенности самой деятельности организатора, руководителя, управляющего.

Акт деятельности

Подобно тому как мы представляем мир в виде построек из атомов, молекул, точно так же мир деятельности состоит из элементарных актов, которые организуются в сложные цепи, или молекулы, деятельности за счёт связей кооперации, коммуникации, за счёт введения определённых технологий и так далее. И эту элементарную единичку деятельности, так называемый акт, я буду изображать следующей схемой.

На ней нарисован человечек как некоторый сгусток материала, у него есть какие-то способности, и, кроме того, он постоянно пользуется определёнными, как говорят в психологии, интериоризованными, то есть «овнутренными», средствами. Что такое интериоризованное средство? Например, язык для нас есть интериоризованное средство. Вот, скажем, освоил человек алгебру, язык её и все преобразования — это есть его интериоризованное средство.

Кроме того, человек имеет так называемое табло сознания. Здесь у нас возникают образы. Я рисую «табло» со стрелочками. Что я этим хочу подчеркнуть? То, что у нас всегда имеются не отношения восприятия, а интенциональные отношения. Что это значит? Вот вы видите меня. Но где вы меня видите: у себя в глазу или стоящим вот здесь? Сознание всегда работает на «выносящих» отношениях, мир организуется нами за счёт работы сознания как вне нас положенный. … Сознание всегда активно, а не пассивно.

Деятельность преобразования

Когда я переставляю стул, когда я работаю в каком-то технологическом процессе, когда я подсчитываю какие-то значения — каждый раз работает эта схема. Мы получаем некоторый исходный материал, захватываем его, применяем к нему определённые действия, орудия, средства, чтобы преобразовать его в определённый продукт, соответствующий цели, и он выходит дальше из акта деятельности. Мы при этом используем орудия и средства.

Если у нас орудия и средства соединены с действиями, мы получаем машины, механизмы. Если мы рассмотрим действия экскаваторщика, то непонятно, что он делает — копает котлован или управляет своим экскаватором. Это многослойная, сложная деятельность. … Точно так же, когда вы учитесь водить машину, вы управляете машиной. … И в некотором смысле края машины есть ваши края. Также и экскаваторщик, когда он научился работать, то он не управляет экскаватором, а копает котлован.

Оргуправление как социотехническая деятельность

Теперь мы можем набирать сложные «мозаики» отношений между деятельностями. Мы можем выстраивать кооперативные связи. Например, когда продукт работы одного становится исходным материалом для другого. Мы можем набирать связи обеспечения, когда, например, продукт работы одного становится орудием, средством другого. Или продукт работы одного — методическое или конструктивное знание — становится знанием, знаниевым средством для другого.

И можем, наконец, набирать сложные, так называемые социотехнические, связки, когда вся эта структура деятельности одного человека становится исходным материалом в деятельности другого. Этот «странный» случай нам надо зафиксировать: когда оказывается, что деятельность человека направлена не на преобразование природного материала, а на организацию деятельности других людей, на руководство такой деятельностью или на управление.

Вот есть одна деятельность, руководителя или управляющего, со всеми этими элементами, а внизу в качестве его объекта находится деятельность другого человека или других людей.

Теперь зададим вопрос: на что воздействуют при организации, руководстве и управлении? На что мы можем воздействовать? На цели. Мы можем воздействовать на знания: давать другие знания и тем самым управлять. Мы можем давать другой исходный материал. Можем воздействовать на операции, действия, например, через технологизацию. Можем менять орудия и средства, вводить новые машины, и это тоже будут новые организация и управление. Можно менять способности. Отсюда возникают психотехника, антропотехника, группотехника (можно создавать группы и воздействовать на групповую организацию), культуротехника или нормотехника. И всё это разные способы организации, руководства и управления.

Научно-методическое обеспечение

Какую бы деятельность человек ни строил, ему нужно научно-методическое обеспечение — мы вводим здесь такое понятие. Это научно-методическое обеспечение, с одной стороны, через методические знания говорит, что и как человек должен делать, то есть какие действия он должен совершать (в методических знаниях всегда все сфокусировано на действиях, нередко мы такие знания называем инструкциями, предписаниями, алгоритмами и тому подобным). С другой стороны, оно предоставляет знания об объекте, которые дают нам «фотографию» объекта, его представление, изображение. Эти знания всегда должны особым образом соединяться.

Знания об объектах социотехнической работы

Когда появляется социотехническая деятельность, в частности деятельность по организации, руководству и управлению, появляется и необходимость в новых знаниях об объекте. В обычной практически-преобразовательной деятельности эти знания были знаниями о природе, и в XVII веке возникает огромный цикл наук о природе как обеспечение традиционной инженерии, инженерии на материале природы. Развитие социотехнической деятельности, то есть превращение организационно-управленческой деятельности в массовую и стандартную деятельность, создаёт необходимость в новом типе знаний — об объектах социотехнической работы и соответствующих наук — наук о деятельности.

Историко-теоретическая реконструкция происхождения научных и технических знаний

Был учитель, который одновременно выступал и как учёный. И он передавал знания применительно к некоторым ситуациям. А в ситуациях действовал его ученик (схема 3).

Что происходит дальше? Учёный отделяется от учителя и садится в научно-исследовательский институт. И там он начинает производить знания, но, обратите внимание, знания не для обучения, а знания сами по себе. Наука отделяется от учебных предметов. Далее, учёный производит знания не для той ситуации, в которой обучает учитель, и не для той ситуации, в которой ученик применяет знания. Он начинает производить «знания вообще» (схема 4).

Наука

Что такое наука в отличие от методики? Наука начинает разворачиваться исходя из предположения, что — грубо говоря — все будущие ситуации такие же, как прошлые. Почему в основу положен такой странный принцип? Потому что наука всегда стремится задать инварианты. Она имеет дело с бессменной ситуацией и формулирует для неё законы — законы, которым подчинена природа. … Знания накапливаются, растут, а предметный мир, природа рассматривается как неизменный мир. В нём действуют одни и те же законы. Мы можем их иногда не знать, но в принципе, если мы их открыли, то уж все живёт по этим законам.

Практика

Как работает практик? Он имел дело с определёнными ситуациями, накопил опыт. Он движется дальше и знает, что каждая следующая ситуация, с которой он столкнётся, будет другой. Эти новые ситуации будут отличаться от тех, которые у него были. Поэтому действовать в них он должен будет иначе. Все меняется.

Представьте себе, что он в своей работе хочет опереться на науку. Наука ищет универсальные законы. Она находит во всех ситуациях некоторые инварианты и говорит, что вот здесь предмет падал по закону (gt>2)/2 и в другой ситуации он будет падать точно так же. В той ситуации действие было равно противодействию, и в следующей будет то же самое. И какой бы научный закон, какое бы положение вы ни взяли, оно всегда безразлично к разнообразию ситуаций. Но ведь тогда, опираясь на науку, вы никогда не сможете с её помощью учитывать вариации ситуаций. Вы никогда не сможете предсказывать, как эти ситуации будут меняться и трансформироваться, поскольку наука с самого начала во всех ситуациях искала одинаковое, инвариантное, неизменное.

Наука и практика

Я возвращаюсь к ситуации (схема 4). Итак, выделился учёный, который производит знания по принципу инвариантности. Он эти знания передаёт учителю. Учитель, создавая определённые ситуации обучения, вкладывает эти знания в ученика и формирует его способности опять-таки исходя из идеи, что ситуации неизменны, поскольку ему это задал учёный. И выученный таким образом инженер (или кто-то другой) со всем своим запасом научных знаний, которые он получил — а они все построены как универсальные принципы, — начинает работать практически. Он имеет дело с непрерывно меняющимися ситуациями, с разной обстановкой и должен как-то выкручиваться. И получается, что наука с самого начала оказывается неадекватной ситуационному характеру деятельности практика, любого практика — в том числе организатора, руководителя, управленца.

Спрашивается: может ли профессионализм организатора, руководителя, управляющего быть построен на научных знаниях?

Реклама:
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения