Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Роберт Антон Уилсон: Психология эволюции. Глава 4. Анальный эмоционально-территориальный контур

Беги, щенок, беги!

Беги, щенок, беги!

Вот идёт большая собака —

Беги, щенок, беги!

Детский стишок.

Второй контур — эмоционально-территориальная система мозга — занимается исключительно силовой политикой. Этот «патриотический» контур присутствует у всех позвоночных и имеет возраст от 500 миллионов до миллиарда лет. В современном человеке он, по-видимому, сосредоточен в таламусе — «заднем», или «старом мозге» — и связан с мышцами.

Этот контур проявляется в каждом новорождённом, когда матрица ДНК отправляет посланцев-РНК для запуска процесса обучения прямостоянию и ходьбе. Обучение ходьбе, овладение гравитацией, преодоление физических препятствий и освоение политического манипулирования другими людьми — всё это точки уязвимости, в которых возникает импринтирование или тяжёлое кондиционирование. Мышцы быстро программируются на выполнение этих силовых функций, обретая устойчивые, пожизненные рефлексы.

Как всегда, в зависимости от событий окружающего мира — того, что происходит в точках нейрологической уязвимости, — этот контур определит либо сильную, доминирующую роль, либо слабую, подчинённую роль в стае (семье). Чтобы в этом убедиться, вовсе не обязательно отправляться в джунгли с этологами: процесс импринтирования можно наблюдать в любом помете щенков. У них очень быстро определяется, кто будет доминировать, а кто — подчиняться.

Статус в стае или племени определяется на основе превербальной сигнальной системы, в которой эти мышечные рефлексы играют главную роль. Все эмоциональные игры, или схемы, перечисленные в популярных книгах д-ра Эрика Берна о психологических играх и трансакционном анализе, являются импринтами второго контура, или стандартными тактиками млекопитающих.

Приведу цитату из моей повести «Кот Шрёдингера»:

Большинство одомашненных приматов Терры не знало, что они приматы. Они думали, что являются чем-то особенным и «превосходящим» всё остальное на планете.

Даже регулярная колонка Бенни Бенедикта «Ещё один месяц» была основана на этой иллюзии. Бенни вообще-то прочёл Дарвина один раз — давным-давно, ещё в колледже — и слышал о существовании таких наук, как этология и экология, но факты эволюции никогда не затрагивали его по-настоящему. Он никогда не думал о себе как о примате и никогда не осознавал, что его друзья и коллеги тоже приматы. Наконец, он никогда не понимал, что альфа-самцы Единштата были типичными лидерами обезьяньих стай. В результате этой неспособности видеть очевидные вещи Бенни постоянно тревожило и пугало его поведение, поведение его друзей и коллег, а особенно — поведение альфа-самцов стаи. Так как он не знал, что это поведение было обычным для приматов, оно казалось ему просто ужасным.

Так как поведение приматов в значительной мере расценивалось как ужасное, большинство одомашненных приматов проводили большую часть своего времени, пытаясь скрыть свои действия. Некоторых приматов изобличали другие приматы. Все приматы жили в страхе быть пойманными за руку. Тех, кого ловили, называли «дерьмом».

Термин «дерьмо» был глубоким выражением психологии приматов. К примеру, один дикий примат (шимпанзе), которого двое одомашненных приматов (учёных) обучали языку знаков, совместил знаки «дерьмо» и «учёный», описывая учёного, который ему не нравился, как «дерьмо-учёный». Он также совместил знаки «дерьмо» и «шимпанзе» для обозначения другого шимпанзе, который ему также не нравился, как «дерьмо-шимпанзе».

«Ты — дерьмо», — часто говорят друг другу одомашненные приматы. Эта метафора глубоко выражает психологию приматов, так как они метят свою территорию экскрементами и иногда кидают ими друг в друга, когда дело доходит до территориальных споров.

Один примат написал длинную книгу, где подробно описывалось, как должны быть наказаны его политические враги. Он представлял себе огромную дыру в земле, с огнем, дымом и реками дерьма. Этого примата звали Данте Алигьери.

Другой примат написал, что каждый младенец-примат проходит этап, на котором его основной заботой является биовыживание, то есть пища, то есть Мамина Грудь. Он назвал это оральной стадией. Он также сказал, что далее ребёнок переходит к этапу изучения политики млекопитающих, то есть признания Отца (альфа-самца), его Авторитета и территориальных требований. С гениальностью, которую оценили весьма немногие приматы, он назвал эту стадию анальной.

Этого примата звали Фрейд. Он сделал объектом исследования свою собственную нервную систему и анализировал составляющие её контуры, периодически изменяя её структуру с помощью нейрохимических средств.

Среди анальных оскорблений, которыми обмениваются одомашненные приматы, сражаясь за территорию, присутствуют такие: «Пошёл в задницу», «Срать я на тебя хотел», «Ты дерьмо», а также многие другие.

Одним из наиболее почитаемых альфа-самцов в Королевстве Франков был генерал Канбронн. Он заслужил такое уважение за ответ, который дал, когда ему предложили сдаться в битве при Ватерлоо. «Merde» 1, — был его ответ.

Слово петарда обозначает разновидность бомбы. Оно происходит из того же староанглийского корня, что и слово fart 2. Менталитет генерала Канбронна был типичным менталитетом альфа-самца, принадлежащего к военной касте.

Когда приматы начинали воевать или прибегали к другим видам насилия, они всегда говорили, что собираются сделать из противника «кучу дерьма». По окончании войны считалось, что побеждённый «обгадился».

Стандартный «авторитарный» рефлекс в эмоционально-территориальном контуре — раздувание мышц и вой. Его можно наблюдать у птиц, млекопитающих, а также на собрании членов правления вашего местного банка. Стандартный рефлекс «подчинения» заключается в сжатии мышц, опускании головы и «отползании». Его можно наблюдать у собак, приматов, домашней птицы и клерков, которые во что бы то ни стало стараются удержаться на работе.

Если первый (биовыживательный) контур в основном импринтируется матерью, второй (эмоционально-территориальный) контур в основном импринтируется отцом — ближайшим к ребёнку альфа-самцом. Социолог Дж. Раттрэй Тейлор выдвинул предположение, что общество поочерёдно проходит через периоды «матризма», когда доминируют материнские оральные ценности, и периодами «патризма», когда доминируют ценности отцовские, анальные.

Предложенная Тейлором таблица характеристик этих «матристских» и «патристских» периодов выглядит следующим образом:

Матризм Патризм
Одобрение секса.

Свобода женщин.

Женщины имеют высокий статус.

Целомудрие не ценится.

Эгалитарность.

Прогрессивность.

Отсутствует недоверие к науке.

Непосредственность.

Половые различия минимальны.

Страх инцеста.

Гедонизм.

Богиня-мать.

Неодобрение секса.

Ограничение свободы женщин.

Женщины имеют низкий статус.

Целомудрие высоко ценится.

Авторитарность.

Консервативность.

Недоверие к науке.

Сдержанность.

Половые различия максимальны.

Страх гомосексуальности.

Аскетизм.

Бог-отец.

Не знаю, справедлива ли эта теория Тейлора по отношению к обществу, но она, безусловно, справедлива по отношению к отдельным индивидам. Приведённые выше характеристики являются всего лишь последствиями (а) тяжелейшего импринта в оральном (матристском) контуре биовыживания или (б) тяжелейшего импринта в анальном (патристском) территориальном контуре.

Если не употреблять этологических терминов, то эмоционально-территориальный контур — это то, что мы обычно называем «эго». Эго — это просто осознание млекопитающим своего статуса в стае; это, как сказали бы социологи, «роль», отдельный контур мозга, который ошибочно принимает себя за личность, механизм «мозг— сознание» в целом. «Эгоист» ведёт себя, по общепринятому выражению, «как будто ему всего два года» потому, что эго представляет собой импринт этапа, на котором ребёнок обучается ходьбе и туалетным процедурам.

Насколько много человеческого в животных (особенно в собаках и домашних кошках)? Этот вопрос извечно отделяет учёных от простых смертных, а также одних учёных от других. В терминах современной теории различия между одомашненными приматами (людьми) и другими одомашненными животными практически равны нулю, пока мы говорим о первых двух контурах. (Так как большинство людей проводит большую часть своей жизни в пределах этих примитивных контуров, различия часто менее очевидны, чем сходства.) Настоящие различия появляются, когда мы начинаем говорить о третьем, семантическом контуре.

Большинство млекопитающих метит территорию экскрементами. Одомашненные приматы метят территорию чернильными экскрементами на бумаге.

Новички в дрессировке собак всегда совершают одну и ту же ошибку — используют слишком много слов. Так как собака проявляет большое сходство с человеком (например, собаки, как и приматы, прекрасно владеют мимикой), новичок приписывает ей излишнюю «человечность». Средняя собака имеет в словарном запасе около 150 слов и довольно сообразительна в пределах этого семантического мира. Очень легко научить собаку воспринимать команды «сидеть», «рядом», «фас» и так далее; слова «гулять» и «корм» собака выучит и без ваших усилий. Проблема возникает, когда новичок требует от собаки понимания фраз типа: «Нет, нет, Фриц — где угодно в спальне, только не на кровати». Этого не сможет понять даже человек, для которого английский язык — не родной. Собака пропускает подобные предложения и пытается понять, чего от неё хотят, анализируя ваш животный (и бессознательный) язык тела.

Понимание этих различий может значительно улучшить механизм общения приматов с собаками. Моя жена (социолог по профессии), например, отучила нашего пса по кличке Клык клянчить кусочки у обеденного стола. Она использовала самый что ни на есть простой и прямой язык млекопитающих. Жена просто рычала на пса первые несколько раз, когда он пытался приблизиться к столу во время обеда. (Конечно, она знакома с этологией.) Клык все прекрасно понял; вскоре он перестал подходить к столу, когда ели Вожаки Стаи (моя жена и я). Его генетические программы сообщили ему, что мы являемся Доминирующими Собаками или наиболее близки к ним среди всех окружающих существ; у собак, как и у волков, имеется генетическая программа, запрещающая им тревожить Доминирующих Особей во время еды. Рычание доставило ему всю необходимую информацию о локальных параметрах этого закона. Кстати, наш Клык был помесью таксы с Лабрадором и большинству людей казался очень странным существом. Люди часто останавливали меня на улице, когда я прогуливался с ним, и спрашивали: «Что ЭТО такое?»

Люди (экстремальные случаи), у которых самый тяжёлый импринт приходится на территориально- эмоциональный контур, обычно являются мускулотониками. Это означает, что большая часть их внимания и энергии сосредоточена в мышечных системах защиты-нападения. Поэтому они обычно имеют средний вес — они достаточно тяжелы, чтобы их было трудно сбить с ног, и достаточно легки, чтобы быть подвижными и мускулистыми. Они часто становятся культуристами, тяжелоатлетами и так далее и необычно увлечены демонстрацией своей физической силы. (Даже простой обмен рукопожатиями является для них не проявлением дружелюбия, а скорее силовым состязанием.)
Висцеротоник
(Крайний случай)

Тип первого контура:

Оральный импринт

Мускулотоник
(Крайний случай)

Тип второго контура:

Анальный импринт

Импринтирование воздействует на всю нервную систему. Нервная система воздействует на все тело. В большинстве обществ подобные типы вытесняются в военную сферу, где их склонности находят надлежащее этологическое применение в защите племенной территории. Анальная ориентация этого контура объясняет необычность военной речи, впервые отмеченную Норманом Мейлером: слово «задница» служит для обозначения личности в целом, а слово «дерьмо» — для обозначения окружающих обстоятельств.

Сетка первого и второго контуров образует четыре квадранта. Заметьте, что Враждебная Сила (тиран) склонна к параноидальной замкнутости; он должен править, но он также боится. Вспомните Гитлера, Сталина, Говарда Хьюза и др., а также недоступный Замок и Суд в аллегориях Кафки. Заметьте также, что зависимый невротик находится совсем не в области отступления; он наступает на вас, требуя удовлетворения его эмоциональных «нужд» (импринтов).

Отступление

Враждебная сила

Доминирование

Спорщик-нарциссист

Администратор-автократ

Холодный и бесчувственный. Тщеславный эгоист. Диктатор. Ждет от всех обожания.
Хитрый.

Расчётливый.

Эгоист

Немного сноб.

Гордый.

Самодовольный.

Командует.

Доминирует

Помешан на успехе.

Всем советует.

Важный.

Иногда безразличен к другим.

Любит состязаться.

Деловой.

Уверенный в себе.

Независимый.

Любит ответственность.

Властный.

Сильный.

Производит хорошее впечатление.

Уважаемый.

Самостоятельный. Уважает себя. Лидер. Достойный.
C B A P

2

1

Отступление

Враждебная слабость

Подчинение

Агрессор-садист

Бунтарь-недоверчивый

Жестокий и недобрый. Соглашается. Бунтует против всего. Никому не верит.
Нетерпимый к ошибкам других.

Саркастичный.

Своекорыстный.

Часто недружелюбный.

Гневливый.

Многословный.

Желчный.

Мстительный.

Склочник.

Очень обидчивый.

Упрямый.

Злопамятный.

Крутого нрава.

Суровый, но справедливый.

Режет правду.

Критикует других.

Раздражительный.

Скептик.

Часто мрачен.

Обижается на руководство.

Обидчивый.

Часто разочаровывается.

Прямой. Честный. Дотошный. Трезвый.
D E F G

3

4

Подчинение

Дружелюбная слабость

Наступление

Скромняга-мазохист

Послушный-зависимый

Стыдится себя. Соглашается. «Липучий». Доверчивый.
Меланхолик.

Робкий.

Застенчивый.

«Самоед».

Слабый.

Пассивный.

Неагрессивный.

Легко подчиняется

Зависимый.

Требует руководства.

Терпит грубость.

Легко обмануть.

Требует заботы.

Предоставляет решать другим.

Не уверен в себе.

Часто извиняется

Скромный.

Ведомый.

Легко уступает.

Часто принимает помощь.

Уважает авторитет.

Подражает другим.

Охотно слушает советы.

Озабочен одобрением.

Самокритичный. Послушный. Благодарный. Вежливый.
H I J K

5

6

Наступление

Дружелюбная сила

Доминирование

Доброхот-сверхобычный

Ответственный-гипернормальный

Соглашается со всеми. Любит всех. Старается всем угодить. Портит людей добротой.
Всем доверяет секреты.

Подвержен влиянию друзей.

Хочет любви от всех

Восхищается каждым новым знакомым.

Дружелюбный.

Слишком терпимый.

Слишком добрый.

Всепрощенец.

Излишне готов помогать.

Излишне готов защищать.

Слишком щедрый.

Хочет нравиться.

Всегда милый.

Уживчивый.

Теплый.

Общительный.

Понимающий.

Подбадривает других.

Добрый.

Мягкосердечный.

Любит заботиться о других.

Не эгоист.

Помощник. Искренний. Чуткий. Щедрый.
L M N O

7

8

Эти четыре квадранта были известны ещё на заре человеческого самоосознания. В терминологии средневековой психологии «нравов» эти четыре импринтных типа известны как:

  1. Желчный нрав (Враждебная сила).
  2. Сангвинический нрав (Дружелюбная сила).
  3. Холерический нрав (Враждебная слабость).
  4. Флегматический нрав (Дружелюбная слабость).

Если следовать по часовой стрелке, сангвинический тип (дружелюбная сила) отождествлялся с архетипом Льва и элементом огня. Лев, знаменитый своим чувством собственного достоинства, представляет «хорошую» силу, а огонь — власть. Флегматический тип (дружелюбная слабость) отождествлялся с архетипом Ангела и элементом воды; эти люди «слишком чувствительны, чтобы сражаться» и «плывут по течению». Холерические типы отождествлялись с архетипом Быка (свирепая подозрительность, паранойя) и элементом земли (медлительная псевдоглупость, традиционная поза покоренных рас по отношению к их завоевателям). Желчные типы (враждебная сила) отождествлялись с архетипом Орла (символ Римской Империи, немецкой королевской семьи и так далее) и элементом воздуха, который, по-видимому, означает небо, так как эти типы обычно наделены «высотой и властью».

История этих символов уходит корнями в далёкое прошлое; они хорошо знакомы каббалистам (лев, ангел, бык и орел появляются в библейском видении Иезекииля). Они часто встречаются в католическом искусстве, представляя четырёх евангелистов (Матфей — ангел, Марк — лев. Лука — бык, Иоанн — орел) 3 и, начиная со Средних веков, являются неотъемлемым элементом карт Таро.

В мудром языке популярной системы трансакционного анализа эти четыре импринтных типа соответствуют четырём основным жизненным сценариям:

  1. Желчная/Враждебная сила: «Я в порядке, а ты не в порядке».
  2. Сангвиническая/Дружелюбная сила: «Я в порядке, и ты в порядке».
  3. Холерическая/Враждебная слабость: «Я не в порядке, и ты не в порядке».
  4. Флегматическая/Дружелюбная слабость: «Я не в порядке, а ты в порядке».

В офисах психотерапевтов чаще всего оказываются флегматики (дружелюбная слабость; зависимый невротик), которые добровольно ищут переимпринтирования. С ними не всё в порядке, однако они глубоко верят, что врач хорош.

Желчные (враждебная сила) и холерики (враждебная слабость), могут оказаться у психотерапевта только в том случае, если их коллеги, семьи или, чаще всего, постановление суда вынудят их попробовать переимпринтировать их обременительную враждебность.

Сангвиники (дружелюбная сила) практически никогда не обращаются к психотерапевту. Они, как правило, удовлетворены своей жизнью, как и всё остальное общество. Увы, они также не могут ощутить необходимость в какой-либо терапии, просто потому, что принимают на себя слишком большую ответственность и взваливают на себя слишком большую ношу. Обычно они попадают к психотерапевту только по направлению лечащего врача, который догадывается о причине их недугов.

Четыре квадранта были известны во все эпохи и обозначались многими символами.

Эта система не претендует на неоспоримость и не подразумевает, что существует только четыре типа гуманоидных роботов. Последние четыре контура, которые мы вскоре рассмотрим, намного все усложняют: некоторые импринты расплывчаты (частично покрывают два или более квадрантов), а наш мозг способен на внезапные изменения. Также важно понять, что четыре архетипа выбираются только для удобства — и это действительно оправдано, как показывает их появление в трансакционном анализе, где у них отсутствует историческая связь с цепочкой Лев-Ангел-Бык-Орел. Для диагностических целей каждый квадрант можно разделить на более узкие секторы.

К примеру, наиболее широко применяемый в этой стране 4 психологический тест, «Интерперсональная сетка Лири» (1957), разбивает четыре квадранта на шестнадцать подквадрантов, позволяя получить в каждом типе поведения спектр оттенков — от умеренного до эксцессивного. В сетке Лири умеренные импринты находятся в центре, а эксцессивные, или экстремальные, случаи — ближе к периметру, но с её помощью можно определить только то, каким образом импринтированы первые два контура (орально-биовыживательный и анально-территориальный).

Чтобы лучше разобраться в этом, представьте, что четыре младенца появились на свет в один и тот же миг в больнице «Джон Дж. Босковиц Мимориэл» города Эннитаун на планете Земля. Двадцать лет спустя мы обнаруживаем, что каждый из них представляет собой отдельную и совершенно непохожую на других личность (оставим объяснение этой загадки астрологам). Для простоты предположим, что они приземлились точно в четыре наших квадранта.

  1. Субъект № 1 — Ответственный/Сверхобыкновенный (сангвиник). Все считают его (ее) уважаемым общественным лидером — полезным, внимательным, дружелюбным и уверенным в себе. Некоторые даже скажут, что он (она) портит людей своей добротой, слишком многое прощает, соглашается с каждым. Он (она) любит управлять теми, кто не может управлять собой. Это Благородный Лев. Этот человек может быть (и, вероятно, является) абсолютным роботом. Это означает, что, если он не способен отдавать строгие приказы, не способен сомневаться в других, не способен проявлять эгоцентричность, etc — значит, он механически импринтировал первый квадрант, «дружелюбную силу». С другой стороны, если в соответствующих ситуациях он способен выйти за пределы первого квадранта (например, проявить враждебность по отношению к мародеру или агрессору), у него имеется импринтированно- кондиционированная склонность к «Я — в порядке, ты — в порядке», но он не полностью ей роботизирован.
  2. Субъект № 2, по прошествии тех же двадцати лет импринтирования и кондиционирования, приземлился в квадранте 2 — дружелюбная слабость (флегматик). Он самокритичен, застенчив, робок, легко поддаётся чужому влиянию, «бесхребетен» и всегда ищет кого-нибудь, кто взял бы руководство на себя и отдавал приказы. Это Неземной Ангел или, на языке современного символизма, Дитя Цветов. Опять-таки, это импринтирование-кондиционирование может быть полностью роботическим или достаточно гибким, и тогда у личности остаётся возможность в случае необходимости перепрыгнуть в другой квадрант.
  3. Субъект № 3, полностью роботоподобный или обладающий небольшой гибкостью, приземлился в квадранте 3, «враждебная слабость» (холерик). Он никому не верит, восстает против всего, постоянно саркастичен, всё время жалуется и в целом является резким, злопамятным и (до некоторой степени) параноидальным типом. Это Мрачный Бык.
  4. Субъект № 4 приземлился в квадранте 4, «враждебная сила» (желчный), и является «руководственным», холодным, бесчувственным, авторитарным, самовлюблённым, хвастливым и так далее, хотя большинство всё же считает его «хорошим лидером». Это Царственный Орел.

Ирония и трагедия человеческой жизни в том, что ни один из них не подозревает о том, что он — робот. Каждый из этих четверых пространно и с большой убедительностью объяснит вам, что каждый из его роботических, бесконечно повторяющихся рефлексов вызывается окружающими обстоятельствами, то есть «плохим» поведением других людей.

Что бы ни думал Думающий, Доказывающий это докажет.

Итак, если поместить этих четырёх приматов на необитаемый остров, можно предсказать, примерно с той же вероятностью, с какой химик предсказывает нам результат соединения четырёх элементов, что субъект № 1 и субъект № 4 (дружелюбная сила и враждебная сила) попытаются захватить власть — № 1 для того, чтобы помочь другим, № 4 потому, что он не может представить у руля никого другого. № 1 уступит № 4, так как хочет, чтобы все шло хорошо в интересах других, а это невозможно, если № 4 не окажется наверху. № 2, дружелюбную слабость, не интересует, кто — № 1 или № 4 — будет у власти, лишь бы кто-то другой принимал решения. А № 3, также независимо от того, кто будет у власти, будет жаловаться (и жаловаться, и жаловаться), в то же время избегая любых действий, требующих личной ответственности.

Те же политические решения были бы приняты четвёркой шимпанзе или собак, если бы их импринтные квадранты соответствовали нашему гипотетическому примеру.

Социобиологи, которые отлично знакомы с этими четырьмя квадрантами, присутствующими как в человеческих, так и в животных обществах, утверждают, что каждый организм рождается с генетической предрасположенностью к одной из этих ролей. Критики социобиологии (а они обычно догматические либералы), объявляют эту идею чудовищной. Мы не будем пытаться решить этот сложный вопрос здесь, так как любая попытка определить, какие аспекты поведения обусловлены генетически, а какие приобретены в процессе обучения уже после появления на свет, всегда сводится к идеологической метафизике ввиду отсутствия, в большинстве случаев, реальных данных. Мы просто скажем, что, независимо от того, рождаемся ли мы с предрасположенностью к определённому квадранту, все организмы появляются на свет с предрасположенностью к импринтной уязвимости, а импринт, будучи установленным в нейросистеме, действует так же автоматически, как любая генетическая жёстко заданная программа.

Каким образом можно изменить импринты, мы обсудим позже. Упражнения, которые вы выполняете в конце каждой главы, уже слегка ослабляют ваши импринты и делают их более гибкими.

Верхние два квадранта сетки Лири — дружелюбная сила и враждебная сила — приблизительно соответствуют тому, что Ницше называл моралью господ, этикой правящих классов. Действительно, враждебная сила — это воплощение ницшеанской «белокурой бестии», примитивного типа пирата-завоевателя, который обнаруживается на заре любой цивилизации. Ницше также называл эту силу «животной» или «несублимированной» формой воли к власти.

(Дружественная сила, с другой стороны, не соответствует, разве что очень слабо, ницшеанской «сублимированной воле к власти». В этом мы убедимся позже, когда подойдём к пятому (нейросоматическому) контуру — этапу сознательной эволюции.)

Нижние два квадранта — дружелюбная сила и враждебная слабость — соответствуют ницшеанскому понятию морали рабов, тех, кто принадлежит к «низшей» касте или к «низшему» классу. Ницшеанская концепция «злопамятности» — скрытого мотива мести в «альтруистических философиях» — наделяет элементом враждебности даже квадрант дружелюбной слабости, то есть общепринятую «христианскую этику», символом которой является «кроткий Иисус, смиренный и мягкий». Этот парадокс (под личиной дружелюбного слабака скрывается враждебный слабак. Дитя Цветов является потенциальным роботом-убийцей из банды Мэнсона) получил второе рождение в современной клинической терминологии в качестве концепции «пассивной агрессии». Оккультисты на своём странном жаргоне называют подобных типов «психическими вампирами».

Вот почему Ницше утверждал, что св. Павел уничтожил евангелие (благую весть) Иисуса, заменив её дисангелием (дурной вестью). В представлении Ницше евангелие Иисуса было сублимированной волей к власти. Путём сознательной эволюции к Свехчеловеку. Дисангелие же св. Павла было традиционной моралью рабов — «Рабы, повинуйтесь вашим господам», но лелейте свою злопамятность в твёрдой уверенности, что вы «хороши», а они «плохи», и в конце концов вы будете наслаждаться, наблюдая, как они горят в вечном огне ада. По мнению Ницше, всё, что прибавил к этому Маркс, заключается в идее сжигания и наказания правящего класса здесь и сейчас (вместо того, чтобы ожидать, пока Бог займётся ими в посмертии).

Та же идея присутствует в незабываемом куплете Э. Э. Каммингса 5 о коммунистической интеллигенции 1930-х: Каждый «товарищ» — это комок концентрированной ненависти.

Интересно, что Ницше постепенно отказался в своих книгах от «психологического» языка, заменив его «физиологическим». В его поздних работах — таких, например, как «Антихристианин», — «злопамятность» в «рабской морали» (общепринятом христианстве) рассматривается как физиологическая реакция, характерная для некоторых физических типов. Ницше был на правильном пути, однако за отсутствием нейрологии он искал физическую основу этих процессов только в генетике.

Импринтная же теория, наоборот, утверждает, что подобные физиологические рефлексы подчинения создаются специфическими «триггерами» 6 в ранние моменты импринтной уязвимости.

Тем не менее они распространяются на весь организм и, в силу этого, являются физиологическими. Любой профессиональный актёр знает это, поэтому его тело увеличивается физически, если он играет сильного персонажа, и съеживается, когда он играет слабака. Род Стайгер, в частности, кажется то выше, то ниже ростом в зависимости от исполняемой им роли.

Не забывайте, что все эти категории приняты для удобства и в природе отсутствуют те резкие границы, которые мы используем при её моделировании. На схеме Лири 1957 года мы видим дальнейшее подразделение наших четырёх типов на шестнадцать, каждый из которых, в свою очередь, имеет четыре степени — всего шестьдесят четыре подтипа.

В следующем разделе, с целью упрощения, мы опять вернёмся к рассмотрению взаимодействия только первых двух контуров.

Любая система, описывающая человеческое поведение, должна быть достаточно гибкой для бесконечного её расширения и в то же время сохранять смысл при редуцировании её до самых основ.

Поскольку у всех нас имеется территориально-эмоциональный контур, нам необходимо ежедневно его упражнять. Хорошее упражнение — игра с детьми, особенно если вы играете с большими группами, тогда вам приходится улаживать их животные территориальные споры. Плавание, бег или любая привлекающая вас физическая активность хороши для поддержания тонуса мышц. «Разгадывание» эмоционального состояния других людей — одно из лучших упражнений для этого контура и очень поучительно в общем. Оно активизирует древние животные центры в таламусе, где язык тела связывается с эмоциональными сигналами.

Хороший генерал пользуется этим контуром для «разгадывания» планов вражеского генерала. Хорошая мать с его помощью угадывает значение плача своего младенца в каждом отдельном случае.

Для углублённой проработки этого контура, связанной с некоторым риском в личных отношениях, можно предложить такие игры, как «задирание» кого-либо, если вы никогда не делали этого прежде, проявление подчинения и покорности, если вы никогда не делали этого прежде, и овладение умением должным образом проявлять свой гнев и избавляться от него, когда в нём исчезает необходимость.

Читатель наверняка заметил, что каждый «ярко выраженный» тип на сетке Лири представляет собой один из четырёх секторов круга:

  1. Дружелюбная сила.
  2. Враждебная сила.
  3. Враждебная слабость.
  4. Дружелюбная слабость.

Конечно, идеально «уравновешенная» — то есть нероботизированная и умеющая приспосабливаться к возникающим обстоятельствам — личность не должна быть столь однобокой. Такая личность будет способна слегка входить в каждый квадрант «сообразно обстоятельствам и временам года», как говорят китайцы, но в основном будет занимать центральное положение. Это можно изобразить в виде круга:

Тёмный внутренний круг представляет несокрушимую индивидуальность этой идеально свободной от роботических импринтов личности. Серый круг представляет способность сдвигаться в каждый квадрат, когда это необходимо.

Такие круги, называемые мандалами, широко применяются в буддизме для медитации. Часто на них изображаются четыре демона, которые, как и западные Лев, Бык, Ангел и Орел, символизируют крайности, которых следует избегать.

Упражнения

  1. Каждый раз, встретив молодого человека (молодую женщину), сознательно спрашивайте себя: «Если дело дойдёт до рукопашной, смогу ли я победить его (ее)?» Затем попытайтесь определить, насколько ваше поведение основано на бессознательном выяснении этого вопроса при помощи невербального «языка движений».
  2. Напейтесь в доску и опрокиньте стол, громко объявив всем присутствующим, какие они тупые задницы 7.
  3. Найдите книгу по медитации, позанимайтесь по ней в течение месяца по пятнадцать минут два раза в день, затем встретьтесь с теми, кто всегда умудряется расстроить вас или заставить вас защищаться. Посмотрите, удастся ли им надавить на ваши кнопки территориального отступления.
  4. Проведите уик-энд в клубе знакомств. В течение первой половины дня попытайтесь интуитивно определить, к какому квадранту принадлежит каждый член группы. В конце определите, удалось ли кому-нибудь из них стать менее роботизированным. Определите, удалось ли вам стать менее роботизированным.
  5. Отправьтесь в зоопарк, в павильон львов. Изучайте львов до тех пор, пока не поймёте их туннель реальности.
  6. Возьмите напрокат видеокассету с комедией из тех, которые обычно нравятся маленьким детям. Внимательно просмотрите её и подумайте, какую функцию выполняет этот юмор; заодно используйте возможность вдоволь посмеяться.
  7. Проведите все воскресенье у телевизора, смотря программы о животных. На следующий день, придя в офис, внимательно, как учёный-зоолог, понаблюдайте за иерархией стаи приматов.
Приме­чания:
  1. «Дерьмо» (франц).
  2. «Пускать ветры» (груб. англ).
  3. Им же соответствуют Четыре Старика в «Поминках по Финнегану» Джойса — Мэтт Грегори, так как его фамилия содержит буквосочетанне эго, соответствующее ангелу; Маркус Лайонс соответствует льву (Lyons — lion); Люк Тарпей — быку (Tarpey — taur); Джонни Макдугал — орлу (McDougal — ougal — eagle).
  4. То есть в США. — Прим. ред.
  5. Эдвард Эстлин Каммингс (1894–1962) — американский писатель и поэт, прославившийся «типографической эксцентричностью» своих стихов. В частности, игнорировал прописные буквы и даже своё имя писал со строчных. — Прим. ред.
  6. То есть пусковыми механизмами. — Прим. ред.
  7. Опиаты и малые дозы алкоголя, похоже, запускают нейропередатчики, характерные для первого контура (спокойствие после обильного кормления грудью). Большие же дозы алкоголя часто запускают нейропередатчики, характерные для территориальной борьбы. Обратите внимание, как обогащается анальный словарь враждебно настроенных пьяниц по мере увеличения принятой дозы алкоголя.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения