Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Дискурс-анализ

Наиме­нова­ние: Дискурс-анализ (образовано от греческого слова: διεξοδος — путь, изложение, рассказ; от латинского слова: discoursus — беседа, аргумент, разговор; от французского слова: discourse — речь).
Опреде­ление: Дискурс-анализ — это совокупность аналитических методов интерпретации различного рода текстов или высказываний как продуктов речевой деятельности людей, осуществляемой в конкретных общественно-политических обстоятельствах и культурно-исторических условиях.
Текст статьи: Авторы: А. Я. Сарна. Подготовка элект­ронной публи­кации и общая редакция: Центр гумани­тарных техно­логий. Инфор­мация на этой стра­нице периоди­чески обнов­ляется. Послед­няя редакция: 21.10.2017.

Дискурс-анализ — это совокупность аналитических методов интерпретации различного рода текстов или высказываний как продуктов речевой деятельности людей, осуществляемой в конкретных общественно-политических обстоятельствах и культурно-исторических условиях. Тематическую, предметную и методическую специфику таких исследований призвано подчеркнуть само понятие дискурса (см. Дискурс), под которым понимается социально обусловленная и культурно закреплённая система рационально организованных правил словоупотребления и взаимоотношения отдельных высказываний (см. Высказывание) в структуре речевой деятельности. Такое понимание дискурса отталкивается от определения, данного Т. А. ван Дейком: «В широком смысле дискурс является сложным единством языковой формы, значения и действия, которое могло бы быть наилучшим образом охарактеризовано с помощью понятия коммуникационного события или коммуникационного акта».

Дискурс-анализ как самостоятельная отрасль научного знания, зародился в 1960-е годы во Франции в результате соединения лингвистики, критической социологии и психоанализа в рамках общих тенденций развития структуралистской идеологии. В работах основоположников этого направления Э. Бенвениста, Л. Альтюссера, Р. Якобсона, Р. Барта, Ж. Лакана и других продолжалось предложенное Ф. де Соссюром разделение языка (см. Язык) и речи при попытке соединения их с теорией речевых актов, лингвистикой устной речи, когнитивной прагматикой текста и так далее. Формально «дискурс-анализ» — это перенос во французский контекст термина «discourse «analysis», обозначавшего метод, применённый американским лингвистом З. Харрисом для распространения дистрибутивного подхода на изучение сверхфразовых языковых единиц. В дальнейшем дискурс-анализ стремился создать такую технику интерпретации, которая выявляла бы социокультурные (идеологические, политические, религиозные и прочие) предпосылки организации речевой деятельности, присутствующие в текстах различных высказываний и проявляющиеся как их скрытая или явная ангажированность. Это и стало программным ориентиром и общей целью дальнейшего развития данного научного направления.

Работы этих учёных инициировали появление различных исследований и целой отрасли знания, которую принято обозначать как «школу дискурс-анализа». Она сформировалась на теоретической основе «критической лингвистики», которая возникла на рубеже 1960–1970-х годов и трактовала речевую деятельность прежде всего с точки зрения её социальной значимости (см. Общество). Согласно этой теории, высказывания являются результатом деятельности коммуникантов (говорящих и пишущих) в конкретной общественной ситуации; отношения субъектов речи обычно отображают различные типы социальных отношений (зависимостей и взаимозависимостей); средства коммуникации (см. Коммуникация) на любом уровне их функционирования социально обусловлены, поэтому соотнесённость содержания и формы высказываний не произвольна, но всегда мотивирована речевой ситуацией. В результате большинство исследователей всё чаще обращается к понятию дискурса, определяемого как цельный и связный текст, актуализация которого детерминирована различными социокультурными факторами. При этом для исследования контекста социальной коммуникации важно, что в дискурсе отражены не только языковые формы высказываний, но содержится и оценочная информация, личностные и социальные характеристики коммуникантов, их «фоновые» знания, имплицируются коммуникационные намерения и определяется социокультурная ситуация. При этом дискурс-анализ ориентирован, прежде всего, на изучение лингвистического уровня в структуре социальной коммуникации как доминирующего на протяжении всего исторического развития общества и культуры. И хотя на современном этапе он всё более активно замещается паралингвистическим и особенно синтетическим уровнями коммуникации, опирающимися на невербальные средства передачи информации, его роль все ещё достаточно велика и значима для всех типов социального взаимодействия, поскольку зачастую нормы и стандарты гутенберговской эпохи письменной культуры проецируются и переносятся на ситуацию «после Гутенберга».

Дискурс-анализ позволяет выделить не только существенные характеристики социальной коммуникации, но и второстепенные, содержательные и формальные показатели (например, тенденции в вариативности речевых формул или построении высказываний). В этом неоспоримое преимущество данного подхода, поэтому методы моделирования дискурса, обоснование его компонентов и изучение его структуры как целостной коммуникационной единицы активно используются различными исследователями. Например, М. Холлидей создаёт модель дискурса, в которой взаимодействуют три структурных компонента: смысловое (тематическое) поле, тональность (регистр) и способы реализации дискурса. Эти компоненты получают формальное выражение в речи и могут служить объективным основанием для выделения содержательных особенностей коммуникации, которые обусловлены социальным контекстом на фоне властных отношений адресата и адресанта. Также некоторые методы дискурс-анализа используются в различных исследованиях при рассмотрении конкретных текстов высказываний социальных агентов в процессе коммуникации. Анализ дискурса как целостной, социально обусловленной единицы коммуникации, а также понимание взаимосвязи различных типов дискурсов (научного, политического, идеологического и прочих) выявляет перспективу создания общей теории социальной коммуникации. Но ей, очевидно, должна предшествовать разработка ситуационных моделей, отражающих степень воздействия социокультурных факторов на процесс коммуникации. В настоящий момент эта проблема находится в центре внимания работы многих исследовательских групп и научных центров.

С 1960-х по 1990-е годы это направление исследований испытало на себе влияние всех доминирующих в различные периоды истории науки парадигм: критической, интерпретативной, позитивистской (структуралистской) и постмодернистской (постструктуралистской). Соответственно в зависимости от влияния господствовавшей на тот или иной момент парадигмы в рамках дискурс-анализа на передний план выдвигались то идеологические и прагматические разработки, то лингвистические (текстологические) и статистические методы, провозглашалась необходимость ограничения границами отдельного текста либо его «размыкания» в социокультурный контекст (интердискурс). В настоящее время дискурс-анализ воспринимается как междисциплинарный подход, оформившийся на стыке социолингвистики и лингвокультурологии, но впитавший в себя приёмы и методы различных наук гуманитарного профиля: риторики, языкознания, философии, психологии, политологии, социологии и других. Поэтому вполне допустимо выделить соответствующие подходы в качестве магистральных стратегий исследований, осуществляемых в рамках дискурс-анализа, например, психологические (когнитивные, культурно-исторические и так далее), лингвистические (грамматические, текстологические, стилистические и прочие), семиотические (семантические, синтаксические, прагматические), философские (структуралистские, постструктуралистские, деконструктивистские), логические (аргументативные и аналитические), информационно-коммуникационные, риторические и так далее.

С точки зрения этнокультурных (региональных) предпочтений в истории становления и развития теории дискурса можно выделить следующие школы и традиции, а также их основных представителей:

  1. французская структурно-семиологическая (Р. Барт, Ц. Тодоров, А. Ж. Греймас, П. Серио, М. Пешё);
  2. германская лингвистическая (Р. Мерингер, У. Шухарт);
  3. голландская когнитивно-прагматическая (Т. А. ван Дейк);
  4. английская логико-аналитическая (Дж. Остин, Дж. Сёрль, У. ван О. Куайн);
  5. социолингвистическая (Дж. Гилберт, М. Малкей).

В различных традициях, представленных в том числе и данными школами, предпринимаются попытки смоделировать множество теоретических и практических аспектов функционирования дискурса в процессах социальной коммуникации. И тогда главная проблема заключается не в том, как разработать наиболее точную, объективную и исчерпывающую методику исследований в рамках дискурс-анализа, но как согласовать между собой множество подобных разработок. Основные подходы в рамках коммуникационного моделирования дискурса связаны главным образом с обобщённым представлением о структуре его концептуальной организации. Она рассматривается в качестве механизма организации наших знаний об окружающем мире, их упорядочения и систематизации, регулирования нашего поведения в определённых ситуациях (в процессе труда, отдыха, игры, ритуала и так далее), создания социальной ориентации участников коммуникации, функционирования основных компонентов дискурса в адекватной интерпретации информации и поведении людей. Здесь познавательный аспект дискурсивных практик смыкается с прагматическим аспектом, где важную роль играют социальные условия взаимодействия коммуникантов.

С учётом этих аспектов создавались такие аналитические модели дискурса, как «ментальная модель» (Ф. Джонсон-Лэрд), представляющая обобщённую схему знаний об окружающем мире; разработана модель «фреймов» (М. Мински, Ч. Филмор) как схема организации представлений о различных способах поведения в типовых ситуациях, а также модель «скриптов», или сценариев (Р. Шенк, Р. Абелсон), предусматривающая развитие и изменение таких типовых ситуаций и их корректировку. Для изучения коммуникационных аспектов функционирования дискурса применяется «ситуационная модель» Т. А. ван Дейка, сочетающая принципы анализа социальных категорий, определяющих наши представления и поступки в социальном контексте с личностным знанием субъекта (оценки, мнения, установки), а также социосемиотический подход М. А. Холлидея и его «полевая модель» дискурса, объединяющая эмпирический, логический, межличностный и контекстуальный уровни анализа.

В итоге на данный момент основные стратегии и тактики в рамках дискурс-анализа предстают в виде разнообразных междисциплинарных исследований, для которых характерно многообразие как способов постановки проблем интерпретации, так и их решения в плане трактовки содержания текстов: от простых, экстенсивных (манифестирующих) до дискриптивных, интерпретативных (латентных). При этом в границах данного проблемного поля предполагается возможность соотнесения друг с другом таких качественных методик изучения текста, как структурный, семиотический (семиологический), системный, символический (мифологический) анализ; анализ социальных индикаторов и наррации (линии) ключевых слов; социально-ролевой, риторический, перформативный, жанровый, речедеятельностный, психоаналитический, критический, исторический, культурологический, интертекстуальный, феноменологический типы анализа; контент- и интент-анализ; анализ коммуникационных стратегий и свободных ассоциаций; прагма-, психо-, социо-, этно-, когнитивно-лингвистический анализ.

Для того, чтобы попытаться сопоставить и скоординировать эти методы и подходы, необходимы интегративные исследовательские программы — новые методики, использующие общие категории различных подходов, отобранных на основе принципов взаимодополнительности и верификативности в единых метатеоретических рамках и концептуальных установках дискурс-анализа. Обобщить и сгруппировать эти разнообразные направления представляется возможным в виде трёх основных групп, объединённых по принципу своего отношения к анализу отдельных высказываний как текстов. И тогда можно выделить:

  1. текстуальный подход как сознательно ограничивающий свои исследовательские интересы рамками одного отдельно взятого текста как изолированного, автономного речевого образования;
  2. интер- или гипертекстуальный подход, пытающийся выявить и проанализировать смысловые взаимосвязи (цитаты, ссылки, аллюзии, реминисценции) между самыми различными текстами;
  3. контекстуальный подход, рассматривающий любое высказывание (текст) как продукт деятельности социальных агентов, всегда включённых в социальные взаимодействия и структуры, конкретную политическую и культурно-историческую ситуацию.

В рамках первого из указанных направлений, которое исторически сложилось раньше всех остальных, акцент ставится на рассмотрении прежде всего отдельно взятой единицы анализа, в качестве которой могут выступать слово, предложение, фраза, фрагмент текста или весь текст в целом. При этом считается, что тексты сообщений следует анализировать на различных уровнях описания прежде всего с точки зрения их собственной структурной организации, когда в центре внимания исследователя всегда находится прежде всего сам текст и многообразие вариантов его интерпретации, осуществляемых с различных позиций. При этом данные позиции (точнее, «следы» их присутствия) всегда «проявляют» или «обнаруживают» себя, будучи помещены изначально как бы «внутри» смыслового пространства текста. Классические образцы такого рода анализа представлены в работах русских формалистов (В. Б. Шкловский, Ю. Н. Тынянов, Б. М. Эйхенбаум, Б. В. Томашевский) и французских структуралистов (Р. Барт, К. Леви-Стросс, Ц. Тодоров, А. Ж. Греймас, К. Бремон), вдохновлённых исследованием морфологии русской сказки В. Проппа.

Напротив, сторонники второго подхода, который можно обозначить как интертекстуальный и к которому относятся представители французской школы анализа дискурса постструктуралистского периода (Ю. Кристева, Ж. Деррида, П. Серио, М. Пешё и другие) стремятся выявить и проанализировать указанные позиции в качестве возможных вариантов интерпретации текста (высказывания) всегда как бы «извне», то есть в процессе сопоставления и сравнения с другими текстами или высказываниями. При этом считается, что именно в пространстве интертекстуального взаимодействия осуществляются самые разные стратегии чтения и понимания текстов, в результате чего и становятся возможны различные варианты их интерпретации. В итоге в рамках данного направления становятся возможны два пути исследований. Первый ориентируется на поиски системы устойчивых значений, инвариантов смысла, присущих всем рассматриваемым текстам, что позволяет решить проблему их переводимости и взаимопонимания. Второй путь, напротив, подчёркивает специфику и своеобразие каждого текста и в каком-то смысле его уникальность, поскольку «всё течёт, всё меняется», а потому даже одно и то же выражение «не может быть повторено дважды», так как постоянно изменяются контексты его порождения и восприятия (понимания).

Такой путь закономерно приводит к третьему из указанных подходов, который можно обозначить как контекстуальный. В рамках данного направления принято считать, что текст вплетён в некую «паутину значений» — сеть, «сотканную» и автором, и адресатом, а также обществом и культурой, в которых и стало возможным общение между ними. В тексте и его интерпретациях обнаруживается сама история, поскольку любые высказывания, дискурсы и «дискурсивные комплексы» приобретают определённый смысл только в конкретной исторической ситуации. Поэтому «паутину значений» можно понимать как культуру или «систему смыслов», которые ориентируют человеческие существа по отношению друг к другу и окружающему миру (К. Гирц). Этот уровень интерпретации сопряжён с тем, что именно текст представляет, репрезентирует, воспроизводит, на что указывает и что называет. Это то, что принято называть «референтом» или «денотатом» высказывания и что открывает нам социальные отношения, в контексте которых происходит коммуникация субъектов, а также различные культурные коды, которые можно выделить в их речи. К числу представителей данного направления относятся британские социологи М. Малкей и Дж. Гилберт, осуществляющие дискурсивный анализ высказываний учёных преимущественно в естественнонаучных кругах. Их работы посвящены относительно мало изученным сторонам научной деятельности и позволяют проанализировать социокультурные, институциональные, коммуникационные и личностные аспекты познания. В этом же русле работает и уже упоминавшийся голландский исследовать Т. А. ван Дейк, который создал ситуационную модель дискурс-анализа, рассматривая процессы коммуникационных взаимодействий не как жёстко алгоритмическую, но как гибкую стратегическую процедуру. Отталкиваясь от разработок в области грамматики текста, прагматики дискурса и когнитивного моделирования коммуникации, Ван Дейк исследует специфику функционирования языка в средствах массовой информации с учётом таких социальных факторов, как мнения, установки говорящего и слушающего, их социальный статус, этническая принадлежность и так далее. Как подчёркивает исследователь, «анализ дискурса не следует ограничивать структурами текстов или диалогов. Когда дискурсы получают определения как единицы вербального общения или как коммуникационные явления, к их реальной обработке или использованию в социальных и коммуникационных аспектах следует обращаться с позиций целостного, интегрированного подхода» (Ван Дейк).

Общая методика дискурс-анализа всегда воспроизводит модель качественного содержательного анализа, которая в отличие от формально-количественных методик (например, контент-анализа) способна выявить не только явно присутствующие и отчётливо фиксируемые текстовые данные, но и скрытые, латентные смыслы сообщения. Обобщённая модель качественного содержательного дискурс-анализа складывается из следующих пошаговых стратегий исследования:

  1. фиксация изучаемого материала; выделение его формальных характеристик;
  2. обозначение контекста как коммуникационной ситуации; выбор направления и стратегии анализа;
  3. теоретическое дифференцирование и структурирование этапов исследования;
  4. определение техники и средств анализа при использовании конкретной модели исследования;
  5. дефиниции единиц анализа; проверка системы категорий в теории и на эмпирическом материале;
  6. осуществление основных этапов исследования (дескрипция, реконструкция, интерпретация);
  7. фиксация результатов исследования, их обобщение, истолкование и структурирование.

Методическая схема дискурс-анализа близка по логике к другим формам содержательного анализа и выстраивается по следующим этапам: определение цели исследования; обеспечение выборки (отбор единиц анализа); сбор материалов и документов (методами опроса, интервью, сканирования и так далее); фиксация основных показателей речевого материала; транскрибирование (расшифровка) полученных данных; выявление их основных параметров; перекодировка в соответствии с системой принятых категорий; реконструкция смысла полученных сообщений; анализ обработанных данных, их обобщение и систематизация; общий отчёт и выводы. Программа эмпирических исследований в рамках дискурс-анализа выглядит как ряд последовательно задаваемых вопросов и выполняемых задач: как сформировался данный тип дискурса; какие изменения фиксируются в нём за определённый период времени; к какой аудитории он обращён и в каких социальных сферах задействован; какие явные и скрытые сюжеты, жанры и сценарии (когнитивные схемы, идеологические программы, моральные оценки) в нём реализуются; какие риторические, логические и эстетические средства для этого используются; в чём проявляется специфика выразительных средств сообщения; кто является их носителем (производителем речевой практики); в каких отношениях с другими дискурсами (возможно, конкурирующими) они находятся; насколько успешен (эффективен) данный тип дискурса и какова сила его влияния на аудиторию. Такова обобщённая формальная модель (схема) реализации методической программы исследований в рамках дискурс-анализа, на разных этапах и стадиях которой в зависимости от конкретной ситуации могут быть задействованы и использованы различные подходы и методы, дополняющие и корректирующие друг друга.

Источник: Дискурс-анализ. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2017 (последняя редакция: 21.10.2017). URL: http://gtmarket.ru/concepts/7232
Авторы статьи: © А. Я. Сарна. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.