Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Акциденция

Наименование: Акциденция (образовано от латинского слова: accidentia — неожиданное, случайное событие; случайность)
Определение: Акциденция — это случайное и/или временное, преходящее, несущественное, изменчивое свойство предмета (в отличие от существенного, субстанциального), которое может быть элиминировано без изменения сущности предмета.
Редакция: Информация на этой странице периодически обновляется. Последняя редакция: 30.10.2016.

Акциденция — это случайное и/или временное, преходящее, несущественное, изменчивое свойство предмета (в отличие от существенного, субстанциального), которое может быть элиминировано без изменения сущности предмета. Понятие «акциденция» противоположно по-своему смыслу такому понятию, как «атрибут» (см. Атрибут), который обычно определяют как неотъемлемое (неотчуждаемое) свойство предмета, присущее ему во всех состояниях и при любых условиях, без которого он не может ни существовать, ни мыслиться.

Акциденция подразумевает реальное определение или свойство субстанциального сущего, следовательно нечто, которое не существует или не могло бы существовать «в себе», а существует в «другом» или при некоем «другом», поэтому необходимо некое «другое» (субстанция) как его «носитель», которому присуще соответствующее определение. Грамматически акциденция предполагает «субъект», о котором, как его определение, она высказывается. Примеры такого рода: количество (столь большой, столь тяжёлый, и тому подобные), качество — как чувственные (цвет, тон, запах и и тому подобные), так и другие, духовно схватываемые свойства, пространственные и временные определения; сюда же относятся отношения между вещами, действие (actio) одного на другое и восприятие воздействия другого (passio). Это всё суть содержания, не могущие существовать в себе, а предполагающие субстанциально «в себе» сущее, которому они присущи и о котором они могут высказываться. Отношение акциденции к субстанции (см. Субстанция) обозначается как ингеренция (от латинского слова: inhaerere — быть привязанным, присущим, свойственным), вследствие чего акциденция часто определяется как нечто, «требующее субъекта ингеренции» (indiget subiecto inhaesionis). В отличие от этого субстанция есть то, что не только не требует субъекта ингеренции, но даже исключает таковой, а потому не может быть ни определением другого, ни высказыванием о другом. Вот почему субстанция есть сущее в первом и изначальном смысле, акциденция же — лишь в аналогическом, зависимом и производном от субстанции смысле.

Термин «акциденция» в его греческом варианте (σνμβεβηκός) ввёл Аристотель, выделив при этом два основных его смысла употребления в философии («Метафизика». IV 30, 1025а 14; V 2, 1026b 35; X 8, 1065а 4; Phys. Il 4, 196 b 28). В первом смысле термин обозначает качество, которое не является существенным для данной вещи, то, что отнюдь не всегда и не обязательно принадлежит ей. Аристотель приводит приписываемое Сократу определение акцидентального по отношению к человеку — «быть музыкальным» в противоположность «быть рациональным» и «быть животным», которые не являются акцидентальными. Во втором смысле термин употребляется для обозначения того, что принадлежит вещи, но не входит в её сущность: акциденция фиксирует сосуществование случайности и необходимости, возможности и причинной обусловленности. В качестве классического примера используется высказывание «копая трюфели, я найду сокровища». Ход рассуждений следующий: «копание» не является акциденцией, и поскольку сокровище было там всегда, то факт его нахождения при условии копать в этом месте предопределён, детерминирован. В то же время нахождение сокровища — акциденция, поскольку копание было копанием трюфелей, а не сокровища. Плотин различает акциденции вещей и их сущность (Еnn. II, 6, 2), Порфирий — отделимые и неотделимые акциденции. Боэций в «Комментариях к Порфирию» связывает акциденцию с привходящими признаками.

В средневековой схоластике активно обсуждалась проблема, могут ли акциденции существовать самостоятельно, отвлечённо от своих субъектов-носителей, которым они, как правило, присущи, или не могут. Многие схоласты допускали акциденции без их носителей, выделяли «чистые акциденции», или «реальные акциденции», подобно существованию чистых геометрических фигур как модификаций «фигуры вообще», атрибута протяжения. Р. Декарт, П. Гассенди, Т. Гоббс и ряд других мыслителей XVII века отрицали отделимость акциденции от своего субъекта и придавали ей характер модификации вещи. В результате полемики Декарта и Гоббса со сторонниками идеи «реальных акциденций» Б. Спиноза отказался от понятия «акциденция» в пользу понятия «модус», которое подразумевает единичное проявление субстанции. В целом, в философии Нового времени вместе с критикой понятия материальной субстанции отрицается и понятие акциденции, хотя понятие модуса в философии Спинозы как обозначение индивидуального проявления субстанции может быть понято как своеобразное развитие понятия акциденции. Г. В. Лейбниц определял акциденцию как способ проявления субстанции, причём как способ преходящий, случайный, неуловимый. Хотя субстанция нуждается в какой-то акциденции, часто ей нет нужды именно в такой, а не иной акциденции и она довольствуется любой заменой. Акциденция же, согласно Лейбницу, не меняет свою конкретную субстанцию, не может двигаться вне субстанции, как это некогда у схоластиков получалось с чувственными видами. И. Кант связывает акциденции с изменчивостью субстанции (Кант И. Критика чистого разума. — М., 1998, с. 297, 229–230). Дж. Ст. Милль называет акциденциями все атрибуты вещи, которые заключены в значении имени (Милль Д. С. Логика, 1158). Г. В. Ф. Гегель применяет термины «акциденция» и «субстанция» как парные категории диалектики и определяет их друг через друга по аналогии с категориями сущности и явления, целого и частей и так далее. Как сущность переходит в явления, так и субстанция переходит в свои акциденции. Подобно целому, состоящему из частей, субстанция обладает своими акциденциями; она имеет действительность в акциденции примерно так же, как причина — в следствии. Субстанция охватывает собой акцидентальность, то есть совокупность акциденций. Акциденция преходяща, исчезает со временем; через акциденцию субстанция обнаруживает своё богатство и силу.

В современной философии термин «акциденция» используется, например, неотомистами, которые, вслед за Фомой Аквинским, под акциденцией понимают «вещь, природа которой должна быть в другом». В современной аналитической философии (например, Austin J. L. A Plea for Excuses. — «Philosophical Papers». — Oxford, 1961) события, акцидентальные с точки зрения одного описания, считаются детерминированными с точки зрения другого. Однако многие философы этот термин не применяют, считая его устаревшим. Тем не менее, введённая Аристотелем дистинкция субстанциального и акцидентального не исчерпала себя, сохраняется в философском дискурсе и имеет не только историко-философскую ценность.

Источник: Акциденция. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2016 (последняя редакция: 30.10.2016). URL: http://gtmarket.ru/concepts/7014
Текст статьи: © А. А. Костикова. Э. Корет. В. С. Бернштейн. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама: