Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Абстракция

Наименование: Абстракция (образовано от латинского слова: abstractio — отвлечение, отделение, исключение)
Определение: Абстракция — это идеальный (не существующий в действительности) предмет, созданный в результате абстрагирования — мыслительного процесса образования абстрактных сущностей.
Редакция: Информация на этой странице периодически обновляется. Последняя редакция: 30.10.2016.

Абстракция — это идеальный (не существующий в действительности) предмет, созданный в результате абстрагирования — мыслительного процесса образования абстрактных сущностей (см. Абстрагирование). Абстрагирование представляет собой одну из наиболее важных операций мышления (см. Мышление) и необходимое условие познания мира путём формирования «вторичных образов» действительности (которыми могут быть как отдельно взятые представления, категории, понятия, теории, модели и другие абстрактные сущности, так и их системы).

В процессе абстрагирования осуществляется выбор и обработка информации с целью замещения непосредственно данного эмпирического образа на другой, непосредственно не данный, но подразумеваемый и мыслимый. Мысль человека отвлекает нечто (те или иные признаки, характеристики, свойства, отношения) от непосредственно данного воспринимаемого представления и сохраняет этот фрагмент для осуществления последующих фазисов мыслительного процесса. Из соответствующего представления элиминируется несущественное и таким образом выявляются определённые основания его сущности. Результаты абстрагирующей деятельности — вторичные образы действительности или абстрактные предметы — обозначаются термином «абстракция». Следует отметить, что при отбрасывании существенных признаков абстракция становится поверхностной и малосодержательной; в такой ситуации абстрактными принято называть пустые, бессодержательные, непродуктивные рассуждения и понятия. Абстрактные предметы всегда существуют лишь в воображении человека. Попытка приписать им реальное существование приводит к ошибке гипостазирования — овеществлению абстрактных сущностей и наделению их свойствами реальных предметов и признаками реального существования (см. Гипостазирование).

Наиболее простой формой абстракции можно считать практическое замещение одного объекта другим (формальная абстракция), которая представляет сбой акт избирательного отражения или интерпретации данных. При одних и тех же данных в различных ситуациях возможны различные акты отвлечения. И хотя произвольность отвлечений неоспорима, они оправдываются обычно в той мере, в какой абстракция приводит к успехам в познании или практической деятельности. Произвольный акт отвлечения только случайно может дать такой результат. При этом абстракция может быть осознанной, отрефлектированной на уровне мышления, или неосознанной, осуществляемой на уровне функциональных свойств рецепторов (органов чувств, приборов). Однако в любом случае абстракция должна давать определённый «частичный образ» из практически необозримого множества возможностей (потока внешних данных). В этой форме абстракция имеет место и у животных (в частности, на ней основано формирование условных рефлексов). У человека такое практическое замещение выражается и закрепляется в деятельности со знаками, на основе которой в дальнейшем формируются представления о существенных и несущественных свойствах объектов или явлений и об отношениях зависимости. Наряду с этим происходит осознание специфики знаковых образований, их отношения к действительности, и приложения к целям и задачам познавательной деятельности человека в форме теоретических построений (содержательная абстракция).

Результат абстракции (созданный какой-либо абстракцией или при посредстве какой-либо абстракции) представляет собой абстрактный объект и мыслится при этом как нечто самосущее, как отдельная реалия в системе определённых представлений. Так, в системе представлений о графике русского языка каждая буква алфавита мыслится как абстрактный объект — как «абстрактная буква», в отличие от оттиска такой буквы на странице (данного) текста — её «конкретного» (материального) представителя, манифестации абстрактного объекта в письменной речи. В устной речи её конкретным представителем служит определённый фонетический звук, а в лингвистике — соответствующий звуковой тип, или фонема, тоже абстрактный объект. Таким образом, один и тот же абстрактный объект может иметь представителей, которые сами абстрактны. В теоретическом познании последнее особенно широко распространено. Следует отметить, что противопоставление «конкретный объект — абстрактный объект» относится к системе определённых понятий и к способам фиксации объектов в сознании. Выступая как информационный посредник между мыслью и объективной реальностью, конкретный представитель информирует в первую очередь не о себе самом, а о том объекте, который он представляет.

Абстрагирование — универсальный приём познания, без которого немыслимы как научное, так и обыденное познание. Вместе с тем, будучи широко представленным в человеческом познании вообще, он приобретает статус метода только в научно-познавательной деятельности, наряду с другими методами научного познания (см. Методы научного познания). В европейской философии, науке и логике абстрагирование трактуется как логическая операция поэтапного мысленного членения рассматриваемого объекта или явления, продуцирующая понятия, которые, в свою очередь, образуют всё более общие образы действительности. В методологии науки абстракция понимается как теоретическое обобщение, образуемое в результате отвлечения от несущественных сторон рассматриваемого объекта или явления для выявления наиболее существенных его черт. Абстракция лежит в основе процессов обобщения, образования понятий и категоризации (см. Категоризация).

Эмпирическому и теоретическому уровням мышления соответствуют формальная и содержательная абстракции. Абстрагируя от эмпирических данных, получают абстракции первого порядка. Их называют также реальными абстракциями. Каждый последующий шаг от этих абстракций порождает абстракции более высокого порядка, чем первый. Их называют идеальными абстракциями. Эта шкала порядков не является абсолютной, как не является абсолютным и критерий, позволяющий раз и навсегда отличать абстракции от неабстракций. По крайней мере в сфере научного познания «эмпирическое» (конкретное) и «теоретическое» (абстрактное) — это соотносительные понятия, и альтернатива между ними возможна только через абстракцию.

В процедуре абстрагирования очевидны две ипостаси процесса познания: первая отражает направленность внимания на то, что именно вычленяется; вторая — на то, от чего именно осуществляется отвлечение. Акцент на той или другой стороне указанного процесса (при их взаимодополнительности) часто приводит к полярным выводам относительно роли абстрагирования: либо оно рассматривается как значимый источник поступления знаний о мире, либо как процедура, приводящая к их искажению и обеднению. Уяснение того, какие именно из свойств предмета или явления являются для них «посторонними» — по сути главный вопрос оперирования с абстракциями.

Применение абстрагирования в качестве метода научного познания, определяется типом ситуации, с которой сталкивается исследователь, и перечнем процедур, необходимых или допустимых в данной ситуации. Ситуация характеризуется задачей (целевая характеристика метода) и спецификой изучаемого объекта (онтологическая характеристика). С точки зрения онтологии абстракция связана с представлением об относительной независимости явлений и их свойств и с отделением существенных свойств от несущественных. Предписываемые процедуры сводятся, как правило, к перестройке предмета исследования, к эквивалентному, с точки зрения данной ситуации, замещению первоначального предмета другим. Перестройка касается либо образа изучаемого объекта (отбрасывание его несущественных свойств), либо эмпирического материала, либо программы наблюдения и описания (отказ от свойственной ему несущественной информации).

Целевая характеристика абстракции может быть различной, но всегда связана с указанием на те или иные познавательные задачи и с включением её в более широкий контекст познавательной деятельности. На различении целевых характеристик строится и классификация типов абстракций:

  1. изолирующая абстракция соответствует цели вычленения и чёткой фиксаций исследуемого явления;
  2. обобщающая абстракция соответствует цели получения общей картины явления;
  3. идеализация соответствует цели замещения реальной, эмпирически данной ситуации идеализированной схемой для упрощения изучаемой ситуации и более эффективного использования существующих методов и средств исследования.

Реализация процесса абстрагирования включает два типа операций:

  1. оценка возможности и целесообразности замещения;
  2. акт замещения.

Продуктами процесса абстрагирования являются соответствующим образом преобразованные представления об исследуемом объекте или явлении. Обоснование абстракции осуществляется как с точки зрения её правомерности (это достигается установлением несущественности отдельных явления), так и с точки зрения её целесообразности (которая определяется поставленной задачей). Выдвижение на первый план одного из этих моментов приводит к разным формам обоснования абстракции. Возможность разных способов обоснования абстракции приводит к разным её пониманиям и определениям в системе научных представлений: абстракцию определяют то как процесс мысленного отвлечения от несущественных сторон объектов и явлений, опираясь на её процедурные и онтологические аспекты и отвлекаясь от целевых, то как познание объектов и явлений со стороны их сущности, опираясь на целевые и онтологические аспекты, но отвлекаясь от процедурных.

По-видимому, не существует такой области научного знания, где абстракция не служила бы рациональной основой познания, хотя в различных областях применяемые абстракции и особенности их использования, конечно, различны. Наиболее развитой системой абстракций обладает математика, которая по существу является наукой об абстракциях. Естествознание в той мере, в какой оно пользуется математикой, заимствует из её абстракций, добавляя к заимствованным и свои. Но вместе с тем существуют и общенаучные абстракции, необходимые как на первых шагах образования понятий, так и на всех уровнях формирования знаний о природной и общественной жизни.

Современное понятие об абстракции восходит к Аристотелю, согласно которому образование абстракций — это метод намеренно одностороннего изучения реальности, субъективный приём мысленного разделения целого и полагание отдельно-сущими его частей. В принципе такое полагание не заключает «никакой ошибки» и объективно оправдано многообразием свойств (аспектов) целого, порой столь различных, что они не могут стать предметом одной науки. Наука же, по Аристотелю, исследует общее, а общее познается посредством абстракции. Поэтому абстракция не только является основной предпосылкой научного познания, но и «создаёт науку». В этом смысле преходящие явления опыта важны не сами по себе, а в той мере, в какой они причастны к какой-либо абстракции. Аристотель также отличал эмпирические абстракции от теоретических, полагая, что последние необходимы там, где постигаемое мыслью и сама мысль неотделимы друг от друга (как, например, в математике, где знание и предмет знания по существу совпадают).

Эта гносеологическая концепция абстракции не получила, однако, развития ни в эллиноримской, ни в средневековой философии. Схоластика тему абстракции свела по существу к теме универсалий, связав её с платоновским понятием acide («незримого», духовного начала), что соответствовало философской мысли, ориентированной на logos, но не на physis. Когда же на смену средневековой «книжной науке» пришла опытная наука Нового времени, теологический и онтологический взгляд на абстракцию сменился психологическим: абстракция представлялась теперь вынужденным «действием души» по выработке общих (общезначимых) понятий, необходимость в которых обусловлена несовершенством рассудка, неспособного иначе познавать (нераздельную) «природу вещей». И сенсуализм, и рационализм XVII–XVIII веков были почти единодушны в том, что «опредмечивание» абстракций не только заслоняет от глаз исследователя факты реальных процессов, но и приводит к гипостазированию фиктивных сущностей и бессодержательных представлений. Известным выражением этой позиции явилось требование И. Кантом «принципиальной исключаемости» для абстракций, если они претендуют на то, чтобы иметь какой-либо смысл. Философия начала XIX века мало что изменила в этой оценке. В частности, Г. В. Ф. Гегель, признавая абстракцию как первый элемент духовного освоения реальности и включая её в обыденный и научный опыт (уже простое наблюдение, по Гегелю, нуждается в способности к абстракции), в то же время относил абстракцию к «формальной мысли», чуждой философскому методу, и порицал «абстрактное» за односторонность и пустоту.

Лишь к середине XIX века толкование абстракции выходит за пределы «отвлечённой мысли». Абстракции возвращается её научный аристотелевский смысл. С её помощью описывается не только статика, но и динамика явлений природы и общественной жизни. В гуманитарной области это относится в первую очередь к философскому методу, в котором объективная диалектика развития осознается через развитие субъективной диалектики понятий, и поэтому принцип абстракции играет в нём ведущую роль (К. Маркс). Но и в естественнонаучной методологии тех лет, в сущности далёкой от осознанной диалектики понятий, применение абстрактных моделей «достигает поразительных результатов в объяснении явлений природы» (В. И. Вернадский). В результате духовная установка послесхоластической реформации (с её лозунгом: «вместо абстракций — опыт») постепенно заменяется методологическим компромиссом, когда абстрактные объекты признаются как представители реалий, необходимые для выражения объективных истин. Даже позитивизм в известной мере принял этот компромисс, не только отводя абстракциям руководящую роль в научном исследовании, но и признавая за ними некоторый «род реальности» (Э. Мах). Тогда же появились и первая классификация абстракций, и намеренное употребление определений через абстракцию.

Философия науки XX века вновь возвращается к полемике об объективной значимости абстракций. На этот раз поводом послужили, с одной стороны, релятивистские направления (тенденции) в физике, с другой — трансфинитные принципы введения абстракций в математической теории множеств, которые породили определённое «чувство беспокойства относительно зависимости чистой логики и математики от онтологии платонизма» (Beth Ε. W. The Foundations of Mathematics. — Amsterdam, 1959, P. 471). С критики этих тенденций и принципов начинается глубокая дифференциация методологических подходов и способов мышления (по типу применяемых абстракций) в современном научном (в особенности математическом) познании, стремление преодолеть возникший «кризис оснований» не только техническими средствами усовершенствования научных теорий, но также тем или иным решением гносеологических проблем абстракции.

Библиография:
  1. Виленкин Н. Я., Шрейдер Ю. А. Понятие математики и объектов науки. — «ВД», 1974, № 2.
  2. Горский Д. П. Вопросы абстракции и образование понятий. — М., 1961.
  3. Лазарев Ф. В. О природе научных абстракций. — М., 1971.
  4. Лазарев Ф. В. Абстракция и реальность. — «Вестник МГУ», 1974; № 5.
  5. Мировоззренческие и методологические проблемы научной абстракции. — М., 1960.
  6. Новосёлов M. M. Абстракция и научный метод. — В книге: Актуальные вопросы логики научного познания. — М., 1987.
  7. Петров Ю. А. Логические проблемы абстракций бесконечности и осуществимости. — М., 1967.
  8. Розов М. А. Научная абстракция и её виды. — Новосибирск, 1965.
  9. Рузавин Г. И. Методология научного познания. — М., 2012.
  10. Стёпин В. С., Елсуков А. Н. Методы научного познания. — Минск, 1974.
  11. Стёпин B. C. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция. — М., 2000.
  12. Яновская С. А. Методологические проблемы науки. — М., 1972.
  13. Beth Ε. W. The Foundations of Mathematics. — Amsterdam, 1959.
  14. Logic and Abstraction. — Goteborg, 1986.
  15. Pollard St. What is abstraction? — «Nous», 1987, Vol. 21, Ν 2.
  16. Roeper P. Principles of abstraction for events and processes. — «J. of Philos. Logic», 1987, Vol. 16, № 3.
  17. Schneider H. J. Historische und systematische Untersuchungen zur Abstraction. — Erlangen, 1970.
  18. Vuillemin J. La logique et le monde sensiable. Etude sur les theories contemporaines de l’abstraction. — P., 1971.
Источник: Абстракция. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2016 (последняя редакция: 30.10.2016). URL: http://gtmarket.ru/concepts/7008
Текст статьи: © В. С. Стёпин. M. M. Новосёлов. М. А. Розов. Ф. И. Голдберг. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама: