Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Семиотика

Наименование: Семиотика (греческое слово: σημειωτική; образовано от греческого слова: σημεἱον — знак)
Определение: Семиотика, или семиология — это междисциплинарная область исследований, в рамках которой изучаются знаки и знаковые системы, хранящие и передающие информацию.
Редакция: Информация на этой странице периодически обновляется. Последняя редакция: 30.10.2016.

Семиотика, или семиология — это междисциплинарная область исследований, в рамках которой изучаются знаки (см. Знак) и знаковые системы, хранящие и передающие информацию.

В поле зрения семиотики находятся разнообразные знаковые системы, в частности: естественные (разговорные) и искусственные (формальные) языки, системы предложений научных теорий, системы сигнализации в обществе и природе, системы состояний, входных и выходных сигналов различных машин и автоматов, программы и алгоритмы для них и языки-посредники для «общения» с ними человека и многие другие. В качестве знаковых систем можно также рассматривать искусственные языки (в том числе «язык» научной теории, «языки» «языки» изобразительных искусств, кино, театра, музыки), различные типы визуальных знаковых систем (от дорожных знаков до живописи), а также любые сложные системы управления, рассматриваемые с позиций кибернетики: машины, приборы и их схемы, живые организмы, их подсистемы (например, центральная нервная система), производственные и социальные объединения и общество в целом. В рамках семиотики как единого комплексного направления возможна интерпретация указанных сложных систем как систем знаков, могущих в принципе служить для выражения некоторого содержания, причём совместное рассмотрение чрезвычайно разнообразных знаковых систем оправдывается аналогиями в их строении (и принципах функционирования), выражающимися такими отношениями, как изоморфизм и гомоморфизм.

Семиотика как научная теория начала развиваться в конце XIX века, однако постепенно у неё обнаруживаются всё более глубокие корни в учениях Аристотеля, Филона Александрийского, стоиков, Августина Блаженного, в логических учениях схоластики, в философии Т. Гоббса, Дж. Локка и других. Семиотический подход к изучению знаковых систем по существу проявился в логико-математических работах Г. В. Лейбница в конце XVII века, предвосхитившего своей концепцией «универсального исчисления» принципы математической логики (см. Логика математическая) и собственно семиотики. Идея особой науки о знаках возникла в конце XIX века в связи с необходимостью более тщательной разработки понятия знака, возникшей одновременно в лингвистике, логике (см. Логика), математике и естествознании. В этот период первые попытки создания такой науки были предприняты Ф. де Соссюром и Ч. Пирсом (независимо друг от друга). Ф. де Соссюр рассматривал естественные языки как знаковые системы, разрабатывая теорию значения знаков в рамках научной дисциплины, названной им семиологией. Он мыслил «семиологию» как науку, «изучающую жизнь знаков внутри жизни общества», в которую лингвистика должна входить как составная часть. Основные принципы семиотики были сформулированы в явном виде Ч. Пирсом, который стремился к созданию логики науки, объясняющей процесс приобретения научных знаний, репрезентирующих реальность. Он же ввёл сам термин «семиотика» для обозначения науки о знаковых системах (впрочем, некоторые, преимущественно французские авторы, предпочитают и сейчас пользоваться соссюровским термином «семиология»). Он также выделил параметры семиотического функционирования — репрезентант, интерпретант, референт (так называемая «триадическая природа знака»), дал первую классификацию знаков (иконический знак — индекс — символ), исследовал процесс функционирования знака — семиозис. Далее подходы к изучению знаковых систем в рамках семиотики семиотики были развиты в работах Г. Фреге, Ч. Морриса, Р. Карнапа, А. Тарского, Т. Себеока, У. Эко и других исследователей. В настоящее время семиотика представляет собой довольно развитую теорию, методы которой позволяют анализировать разнообразные сферы человеческой деятельности. Вместе с тем, едва ли приходится говорить о существовании единой науки о знаковых системах. Семиотика, скорее, представляет собой исследовательскую парадигму или методологию анализа познавательной деятельности, связанную с весьма широким спектром научных исследований как в естествознании, так и в гуманитарных науках. Границы семиотики подвижны, она является пограничной дисциплиной и объединяет различные подходы.

Распространение семиотических принципов в теории познания связано с пристальным вниманием к языку вообще, а в частности — с анализом языка науки в различных философских направлениях XX века. В этом смысле можно говорить о семиотической парадигме теории познания, согласно которой объект познания доступен человеку только благодаря знаковому опосредованию. Невозможно мыслить о реальности, не прибегая при этом к знакам. Познание поэтому необходимо связано с процессом продуцирования и интерпретации знаков, а знание существует только в знаковой форме. Представление систем знаков и знаковой деятельности в качестве основания познания отодвигает на второй план (или исключает вообще) подходы, связанные с рассмотрением таких способностей, как интуиция или интроспекция. Познавательная деятельность означает продуцирование знаковых выражений, которые должны быть наблюдаемы и публично интерпретируемы в некотором сообществе. В этом смысле семиотический подход к познанию противостоит феноменологической философии, поскольку последняя исходит, прежде всего, из возможности прямого усмотрения смысла, то есть интуитивного познавательного акта, не нуждающегося ни в каких опосредованиях. Поэтому для феноменологического подхода знаки есть нечто если не излишнее, то, во всяком случае, вторичное, используемое как вспомогательный инструмент при передаче смыслов. Другой аспект семиотики состоит в использовании её в качестве основы для развития широкого спектра исследовательских методов в различных научных дисциплинах. Существо развиваемого при этом подхода состоит в том, чтобы рассматривать различные фрагменты реальности в качестве знаковых систем. Семиотические методы оказались весьма плодотворны, например, в различных областях биологии в связи с изучением поведения животных, механизмов наследственности, функционирования популяций живых организмов и так далее. Интересно, что исследования процессов продуцирования и интерпретации знаков животными оказываются подчас важны не только для самой биологии, но и для лингвистики, поскольку позволяют выявить общие закономерности существования знаковых систем и поставить вопрос о специфике языка, как особой знаковой системы.

Для семиотического подхода характерно выделение трёх уровней исследования знаковых систем, соответствующих трём аспектам семиотической проблематики:

  1. Синтактика (см. Синтактика) изучает синтаксис знаковых систем, то есть структуры сочетаний знаков и правил их образования и преобразования безотносительно к их значениям и функциям знаковых систем.
  2. Семантика (см. Семантика) изучает знаковые системы как средства выражения смысла — основной её предмет представляют интерпретации знаков и знакосочетаний. Предмет семантики определяется по-разному в различных семиотических и лингвистических концепциях. Эти различия определяются, прежде всего, самим определением знака и представлением о той реальности, которая обозначается. Так, Ф. де Соссюр понимал знак, как двойственную сущность, представляющую собой единство означающего и означаемого (плана выражения и плана содержания). Исследователи, разделяющие этот подход, видят основную задачу семантики в изучении взаимосвязи между указанными двумя сторонами. Существует другое, восходящее к Фреге представление, согласно которому необходимо различать предметное и смысловое значение знака, то есть обозначаемый объект и понятие о нём. При таком подходе главной задачей семантики является установление связей между знаковыми выражениями, с одной стороны, и обозначаемыми объектами и отношениями между ними, с другой.
  3. Прагматика (см. Прагматика) изучает отношение между знаковыми системами и теми, кто воспринимает, интерпретирует и использует содержащиеся в них сообщения. Прагматика связана с коммуникационной функцией знаковых систем и описывает деятельность сообщества, в котором такие системы функционируют.

Одна из наиболее важных проблем семиотики состоит в выяснении того, в какой мере эти уровни исследования взаимосводимы.

Различные школы и исследовательские направления в семиотике и в философии языка делают акцент на различных аспектах существования знаковых систем. Можно (с некоторой долей условности) выделить синтактико-семантический и прагматический подходы.

В рамках первого из указанных подходов в качестве основной функции знаковых систем рассматривается их способность выражать определённое содержание или репрезентировать объекты реальности. Поэтому главная задача семиотики полагается в том, чтобы описать структуры знаковых выражений и их семантические свойства. Одним из направлений, развиваемых в рамках такого подхода исследований, является описание или конструирование формальных языков с заданным синтаксисом и областью интерпретации. Синтактико-семантический подход свойствен, например, логическому позитивизму. С другой стороны, семантический аспект функционирования знаковых систем является преимущественным предметом исследований для направлений, связанных со структуралистской парадигмой.

Прагматический подход видит основную функцию знаковых систем в обеспечении коммуникации в сообществе. Поэтому основной задачей семиотики считается исследование деятельности субъектов, продуцирующих и интерпретирующих знаки. Ч. Пирс, считавший прагматический аспект главным для семиотических исследований, утверждал, что любой объект становится знаком благодаря не своим физическим свойствам, а вследствие знакового употребления этого объекта в сообществе.

Структуралистская программа Ф. де Соссюра (отчасти предвосхищённая лингвистическими идеями В. фон Гумбольдта) легла в основу семиотических исследований в конкретных науках. Первой такой семиотической дисциплиной явилась намеченная ещё в его работах и интенсивно развивавшаяся с 1920-х годов в ряде стран (Чехословакия, СССР, США, Дания и других) структурная лингвистика. В настоящее время разрабатываются как её синтаксический аспект (теория так называемых формальных грамматик, основанная на логико-математической и отчасти теоретико-множественной методологии), так и семантический (модель «Смысл ↔ Текст»), а также методологические (например, поиски так называемых языковых универсалий в работах Н. Хомски и его школы) аспекты и многочисленные прикладные направления (вероятностно-статистические описания языковых структур; работы Ю. В. Кнорозова по дешифровке древних письменностей и другие). По примеру и образцу лингвистики выявление внутренних структур и их моделирование получили развитие в литературоведении («формальная школа» Ю. Н. Тынянова, В. Б. Шкловского и Б. М. Эйхенбаума, монография В. Я. Проппа «Морфология сказки», работы Ю. М. Лотмана и другие по структурной поэтике, ряд работ Μ. Μ. Бахтина), в эстетике (как в прикладном плане — семиотическое изучение «языков» кино, театра и других видов искусства, так и в общетеоретическом), в психологии и педагогике (школа Ж. Пиаже, работы Л. С. Выготского и других советских психологов, а также «установочная» концепция трудовой и общей педагогики А. К. Гастева), в этнологии, антропологии и культурологии (структурная антропология К. Леви-Строса), в социологии, экономических науках и других. Большей частью эти исследования опираются на структуралистскую методологию. Они, так или иначе, восходят к идеям Ф. де Соссюра и связаны с развитием его лингвистических методов. Ф. де Соссюр видел в языке систему знаков, в которой каждый элемент определяется совокупностью отношений с другими элементами. В рамках упомянутых исследований такими системами представлялись, в конечном счёте, культура (см. Культура) или человеческое общество (см. Общество).

Теоретическая (или формальная) семиотика представляет собой совокупность синтаксических и семантических исследований знаковых систем (относимых часто к металогике) применительно к искусственно формализованным языкам, то есть логическим и логико-математическим исчислениям, рассматриваемым вместе с их интерпретациями (семантика) или независимо от них (синтаксис): метаматематические исследования Б. Рассела, А. Н. Уайтхеда, Д. Гилберта, К. Гёделя, Г. Генцена, А. Чёрча и других, логико-семантические и теоретико-модельные работы Г. Фреге, Р. Карнапа, А. Чёрча, Дж. Кемени, А. Тарского и его школы, А. И. Мальцева и его учеников и других, а также выполненные в рамках конструктивного направления работы математиков А. А. Маркова, Н. А. Шанина и их учеников по общей теории исчислений. К теоретической семиотике относятся также, наряду с программными работами Ч. Пирса и Ч. Морриса, работы Л. Витгенштейна и Р. Карнапа (посвящённые логико-философским принципам моделирования мира), генетический анализ логико-познавательных структур в работах школы Ж. Пиаже и более поздние работы по «структурной эпистемологии». На стыке общетеоретических исследований по семиотике различных семиотических дисциплин разрабатываются многочисленные описания алгоритмических языков и языков программирования, реализующие на достаточно высоком уровне абстракции (но в применении к совершенно конкретным знаковым системам) общие принципы семиотики и математической логики. В рамках теоретической семиотики аспекты семиотических исследований — синтактика, семантика и прагматика — могут пониматься как разделы этой науки (подобно тому как, например, в теоретической механике выделяются кинематика, статика и динамика). Проблема взаимной редукции задач и результатов, относящихся к этим разделам семиотики, получает здесь точную постановку.

Практическая и философская важность семиотики обусловлена тем, что она трактует различные знаковые системы как модели определённых фрагментов мира, строящиеся в ходе познавательной и практической деятельности людей. Типичным примером такого моделирования служит широкий круг кибернетических исследований, объединяемых под общим наименованием «искусственный интеллект». Именно с развитием во второй половине XX века теории информации, кибернетики, компьютерного моделирования во многом связано широкое распространение семиотического подхода. Исследования, проводимые в рамках этих направлений, позволяют в различных областях деятельности человека, обнаружить процессы обмена информацией, выраженной в знаковой форме. Ещё одним полем широкой реализации семиотического подхода являются разнообразные исследования в гуманитарной сфере.

Семиотика играет заметную роль в методологии гуманитарных наук, поскольку любые культурные феномены — от обыденного мышления до искусства и философии — неизбежно закреплены в знаках и представляют собой знаковые механизмы, чьё назначение можно и нужно эксплицировать и рационально объяснить. В отличие от других гуманитарных дисциплин, семиотику интересует не поиск значения, но способ означивания: содержание, не облечённое в форму, не является предметом семиотических исследований. Семиотика опирается на понятие знака как материально-идеального образования, репрезентирующего нечто (в его отсутствие), имеющего целью передачу определённого содержания и выполняющего роль посредника в культуре. В своей совокупности знаки образуют язык, который в семиотической теории, с одной стороны, выступает как «интерпретант всех прочих систем» (Э. Бенвенист), но в то же время оказывается «частным случаем семиотической функции» (Ж. Пиаже). Выявление значения, зашифрованного в знаковом сообщении, осуществляется путём декодирования, где код означает способ упорядочения знаков в определённую систему, благодаря чему выполняются коммуникационная и другие функции языка.

Семиотика, как междисциплинарная исследовательская парадигма, является не только источником методологии, но и способом представления реальности. Можно поэтому говорить о своего рода семиотическом миросозерцании или семиотической онтологии. В рамках этой онтологии все существующее предстаёт в виде совокупности сложных систем, внутри которых и между которыми происходит обмен сообщениями, представленными в знаковой форме. В этом смысле семиотика подобна другим междисциплинарным областям, задающим определённую исследовательскую парадигму для различных научных дисциплин, таким, например, как кибернетика, теория систем или синергетика (см. Синергетика).

Библиография:
  1. Аймермахер К. Знак. Текст. Культура. — М., 1998.
  2. Бенвенист Э. Общая лингвистика. — М., 1974.
  3. Выготский Л. С. Избранные психологические исследования. — М., 1956.
  4. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. — Перевод с немецкого. — М., 1958.
  5. Гриненко Г. В. Смысл и значение в сакральных текстах. — В книге: Логические исследования, выпуск 6. — М., 1999.
  6. Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. — М., 2004.
  7. Карнап Р. Значение и необходимость. — Перевод с английского. — М., 1959.
  8. Моррис Ч. У. Основания теории знаков. — В книге: Семиотика. — М., 1983.
  9. Павлов С. Л. Аксиоматический подход к теории обозначения. — В книге: Труды научно-исследовательского семинара логического центра Института философии Российской Академии наук, 1997. — М., 1998.
  10. Пирс Ч. С. Из работы «Элементы логики». Grammatica speculativa. — В книге: Семиотика. — М., 1983.
  11. Почепцов Г. Г. История русской семиотики. — М., 1998.
  12. Семиотика и информатика. — М., 1981.
  13. Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики. — Перевод с французского — М., 2004.
  14. Степанов Ю. С. В трёхмерном пространстве языка (Семиотические проблемы лингвистики, философии, искусства). — М., 1985.
  15. Степанов Ю. С. Семиотика. — М., 1971.
  16. Соломоник А. Язык как знаковая система. — М., 1982.
  17. Труды по знаковым системам. — В книге: Учёные записки Тартуского университета. Вып. 1–6, 1964–1973.
  18. Уфимцева А. А. Семантический аспект языковых знаков. — Принципы и методы семантических исследований. — М., 1976.
  19. Щедровицкий Г. П. Знаки и деятельность. — М., 2004.
  20. Щедровицкий Г. П., Садовский В. Н. К характеристике основных направлений исследования знака в логике, психологии и языкознании. — Новые исследования в педагогических науках. Вып. 2, 4, 5. — М., 1964–1965. — В книге: Щедровицкий Г. П. Избранные труды. — М., 1994.
  21. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. — СПб., 1998.
  22. Chandler D. Semiotics. The Basics. — NY-L., Routledge, 2007.
  23. Deely J. Basics of Semiotics. — Bloomington: Indiana University Press, 1999.
  24. Eco U. A theory of semiotics. — Bloomington: Indiana University Press, 1976.
  25. Lycan W. G. Philosophy of language. — NY-L., Routledge, 2008.
  26. Merrel F. Sign, mind, time, space: Contradictory complementary coalescence. — Semiotica. Vol. 177. № 1/4. De Gruyter Mouton, 2009. — P. 29–116.
  27. Morris Ch. Writings on the general theory of signs. — The Hague, Paris: Mouton, 1971.
  28. New directions in linguistics and semiotics. James E. Copeland (ed). — Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 1984.
  29. Peirce Ch. S. The Collected papers of Charles S. Peirce, 8 Vol. C. Hartshorne, P. Weiss, and A. W. Burks (eds). — Cambridge: Harward University Press, 1958.
  30. Rey-Debove J. Sémiotique. — P., 1979.
  31. Sebeok T. Global semiotics. — Bloomington: Indiana University Press, 2001.
  32. Semiotica. Journal of the International Association for Semiotic Studies. — Berlin-N.-Y.: Mouton de Gruyter. 1969–2013.
Источник: Семиотика. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2016 (последняя редакция: 30.10.2016). URL: http://gtmarket.ru/concepts/6925
Текст статьи: © В. К. Финн. Г. Б. Гутнер. А. Р. Усманова. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама: